Преступление И Наказание Лужин Характеристика

Содержание

Образ Лужина в романе Преступление и наказание Достоевского и характеристика

Лужин в сюжете романа «Преступление и наказание занимает место жениха Дуни Раскольниковой. Мужчина в возрасте 45 лет. Внешность зрелого человека со строгой осанкой, переплетается с его деловым и занятым образом жизни. Пётр Петрович самостоятельный и состоявшийся человек. Автор произведения подчёркивает факт выхода данного персонажа «из грязи в князи». В романе чётко повествуется что данному гражданину пришлось пробираться с самых низов, чтобы стать таким каким мы его видим на данный момент.

Достоевский является не только признанным гением литературы, но и непревзойденным мастером психологического портрета. Удивительно, как в своих произведениях он совмещает голубиную кротость и пустое высокомерие, благородство натуры и низменные человеческие страсти. Его творения многогранны не только по многочисленным идеям и мыслям, но и пестрят разнородными характерами.

Образ и характеристика Лужина в романе «Преступление и наказание» Достоевского

Это господин лет сорока пяти, у него чин надворного советника (в противовес бедному студенту — брату невесты Лужина). Чин этот автоматически гарантировал в то время носителю право на потомственное дворянство, к такому господину обращались «ваше высокоблагородие». И какая же ирония, даже сатира звучала в таком обращении применительно к Петру Петровичу, который на самом деле внутренним, душевным благородством не блистал.

Лужинская «экономическая теория» оправдывает совершенно любую эксплуатацию других людей, выстроена теория на голом расчете и только личной выгоде. По ней получается, что тот, кто стоит хотя бы чуть выше на социальной лестнице, имеет деньги, власть, имеет полное право использовать хоть жену, хоть приятелей, хоть тех, кто ниже него в сословных чинах, так, как ему вздумается, захочется и только ради собственной выгоды и достижения собственных целей. Можно переступить через любого, кто ниже тебя, можно пройти хоть по трупам, в принципе — можно даже и убить, если это поспособствует личной его выгоде.

Будучи уверенным в своей власти над Дуней и ее матерью, отказ своей невесты Лужин воспринимает, как удар ножом в спину. Пытаясь отомстить, он решает поссорить Дуню и Пульхерию Александровну с ненавистным ему Раскольниковым. Зная о том, что Родион небезразличен к судьбе Сони Мармеладовой, Лужин выбирает ее инструментом своей мести. Пригласив девушку в свой номер, он незаметно подсовывает ей в карман сторублевую купюру, а затем при всех «разоблачает воровку». Несмотря на то, что Лебезятников раскрывает эту подлость, Лужин остается безнаказанным. Более того, он принимает вид незаслуженно оскорбленного человека, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести.

Его вторая теория – это отношение к браку. Женитьба на «прелестной, добродетельной и образованной» женщине, по его мнению, способна создать ему особый ореол благодетеля. Жена ему нужна из самых низов, потому что только в этом случае она «будет рабски благодарна ему всю жизнь за его подвиг и благоговейно уничтожится перед ним», а он будет «безгранично и всецело владычествовать».

Лужин: классический образ «Преступления и наказания»

Автор упоминает, что Лужин разменял пятый десяток. Герою шел сорок шестой год. Таким образом, мужчина был намного старше своей невесты. К тому же Петр дослужился до высокой должности. Писатель «подарил» герою один из самых высоких чинов – надворный советник. Петр происходил из неблагородного рода. Однако чин давал мужчине право считаться «личным дворянином». Но Петр не мог передавать дворянство наследственным путем. Федор Михайлович описывает Лужина как человека, «который сделал себя сам».

Любезность – лучшая визитка Лужина, если герой оказывался в центре общественного внимания. Дуня относилась к жениху с глубоким уважением. Однако невеста периодически замечала, что Петр Петрович требует к себе особенного отношения. Лужин требовал, чтобы Дуня ценила его. В случае если герой ощущал себя недооцененным, мужчина обижался.

Образ Лужина из романа Преступление и наказание

Если говорить о жизненных целях персонажа, то главной своей задачей он считает заработать как можно больше денег. Его стремление к быстрому развитию подчёркивает довольно деловой и бережно рассчитывающий каждую минуту типаж. Он считает, что каждый человек имеет право на эгоизм и обязан заботится лишь о себе. Только благодаря такому принципу жизни можно помочь другим.

Различия социального статуса, внешнего вида героев не так важны, как то, что основным отличием все же является мотивация. Если Лужин открыто любит только себя и «зло» в его примере проявляется в виде эгоизма, то Раскольников уверен, что зло он вершит ради добра и правосудия, ради блага другим людям.

Образ Лужина в романе Преступление и наказание Достоевского и характеристика

В своем произведении «Преступление и наказание», Достоевский убеждает нас в том, что не всегда борьба добра и зла в душе человека оканчивается победой добродетели. Через страдания люди идут к преображению и очищению, это мы видим на образах Лужина и особенно Свидригайлова.

Из-за его гнусных домоганий, как все же честь ее была восстановлена и вот посватался к ней некто Петр Петрович Лужин: «Человек он деловой и занятый, и спешит теперь в Петербург, так что дорожит каждою минутой. Человек он благонадежный и обеспеченный, служит в двух местах и уже имеет свой капитал. Правда, ему уже сорок пять лет, но он довольно приятной наружности и еще может нравиться женщинам, да и вообще человек он весьма солидный и приличный, немного только угрюмый и как бы высокомерный. Но это, может быть, только так кажется с первого взгляда. А Петр Петрович, по крайней мере по многим признакам, человек весьма почтенный. В первый же свой визит он объявил нам, что он человек положительный, но во многом разделяет, как он сам выразился, «убеждения новейших поколений наших» и враг всех предрассудков. Многое и еще говорил, потому что несколько как бы тщеславен и очень любит, чтоб его слушали, но ведь это почти не порок. Я, разумеется, мало поняла, но Дуня объяснила мне, что он человек хотя и небольшого образования, но умный и, кажется, добрый. Конечно, ни с ее, ни с его стороны особенной любви тут нет, но Дуня, кроме того что девушка умная, — в то же время существо благородное, как ангел, и за долг поставит себе составить счастье мужа, который в свою очередь стал бы заботиться о ее счастии, а в последнем мы не имеем, покамест, больших причин сомневаться, хотя и скоренько, признаться, сделалось дело. К тому же он человек очень расчетливый и, конечно, сам увидит, что его собственное супружеское счастье будет тем вернее, чем Дунечка будет за ним счастливее. А что там какие-нибудь неровности в характере, какие-нибудь старые привычки и даже некоторое несогласие в мыслях (чего и в самых счастливых супружествах обойти нельзя), то на этот счет Дунечка сама мне сказала, что она на себя надеется; что беспокоиться тут нечего и что она многое может перенести, под условием если дальнейшие отношения будут честные и справедливые. Он, например, и мне показался сначала как бы резким; но ведь это может происходить именно оттого, что он прямодушный человек, и непременно так. Например, при втором визите, уже получив согласие, в разговоре он выразился, что уж и прежде, не зная Дуни, положил взять девушку честную, но без приданого, и непременно такую, которая уже испытала бедственное положение; потому, как объяснил он, что муж ничем не должен быть обязан своей жене, а гораздо лучше, если жена считает мужа за своего благодетеля. Я уже упомянула, что Петр Петрович отправляется теперь в Петербург. У него там большие дела, и он хочет открыть в Петербурге публичную адвокатскую контору. Он давно уже занимается хождением по разным искам и тяжбам и на днях только что выиграл одну значительную тяжбу. В Петербург же ему и потому необходимо, что там у него одно значительное дело в сенате. Таким образом, милый Родя, он и тебе может быть весьма полезен, даже во всем, и мы с Дуней уже положили, что ты, даже с теперешнего же дня, мог бы определенно начать свою будущую карьеру и считать участь свою уже ясно определившеюся. О если б это осуществилось! Это была бы такая выгода, что надо считать ее не иначе, как прямою к нам милостию вседержителя. Дуня только и мечтает об этом. Мы уже рискнули сказать несколько слов на этот счет Петру Петровичу. Он выразился осторожно и сказал, что, конечно, так как ему без секретаря обойтись нельзя, то, разумеется, лучше платить жалованье родственнику, чем чужому, если только тот окажется способным к должности (еще бы ты-то не оказался способен!), но тут же выразил сомнение, что университетские занятия твои не оставят тебе времени для занятий в его конторе. Знаешь что, бесценный мой Родя, мне кажется, по некоторым соображениям (впрочем, отнюдь не относящимся к Петру Петровичу, а так, по некоторым моим собственным, личным, даже, может быть, старушечьим, бабьим капризам), — мне кажется, что я, может быть, лучше сделаю, если буду жить после их брака особо, как и теперь живу, а не вместе с ними. Я уверена вполне, что он будет так благороден и деликатен, что сам пригласит меня и предложит мне не разлучаться более с дочерью, и если еще не говорил до сих пор, то, разумеется, потому что и без слов так предполагается; но я откажусь…» Для проницательного Раскольникова в этих простодушных словах Пульхерии Александровны характеристика-портрет мелкой души ухватистого Лужина уже дана полная. Многое добавляет и внешний портрет Петра Петровича, данный при первом его визите к Родиону, его поведение: «Это был господин немолодых уже лет, чопорный, осанистый, с осторожною и брюзгливою физиономией, который начал тем, что остановился в дверях, озираясь кругом с обидно-нескрываемым удивлением и как будто спрашивая взглядами: «Куда ж это я попал?» в общем виде Петра Петровича поражало как бы что-то особенное, а именно, нечто как бы оправдывавшее название «жениха», так бесцеремонно ему сейчас данное. Во-первых, было видно и даже слишком заметно, что Петр Петрович усиленно поспешил воспользоваться несколькими днями в столице, чтоб успеть принарядиться и прикраситься в ожидании невесты, что, впрочем, было весьма невинно и позволительно. Даже собственное, может быть даже слишком самодовольное собственное сознание своей приятной перемены к лучшему могло бы быть прощено для такого случая, ибо Петр Петрович состоял на линии жениха. Все платье его было только что от портного, и все было хорошо, кроме разве того только, что все было слишком новое и слишком обличало известную цель. Даже щегольская, новехонькая, круглая шляпа об этой цели свидетельствовала: Петр Петрович как-то уж слишком почтительно с ней обращался и слишком осторожно держал ее в руках. Даже прелестная пара сиреневых, настоящих жувеневских перчаток свидетельствовала то же самое, хотя бы тем одним, что их не надевали, а только носили в руках для параду. В одежде же Петра Петровича преобладали цвета светлые и юношественные. На нем был хорошенький летний пиджак светло-коричневого оттенка, светлые легкие брюки, таковая же жилетка, только что купленное тонкое белье, батистовый самый легкий галстучек с розовыми полосками, и что всего лучше: все это было даже к лицу Петру Петровичу. Лицо его, весьма свежее и даже красивое, и без того казалось моложе своих сорока пяти лет. Темные бакенбарды приятно осеняли его с обеих сторон, в виде двух котлет, и весьма красиво сгущались возле светловыбритого блиставшего подбородка. Даже волосы, впрочем чуть-чуть лишь с проседью, расчесанные и завитые у парикмахера, не представляли этим обстоятельством ничего смешного или какого-нибудь глупого вида, что обыкновенно всегда бывает при завитых волосах, ибо придает лицу неизбежное сходство с немцем, идущим под венец. Если же и было что-нибудь в этой довольно красивой и солидной физиономии действительно неприятное и отталкивающее, то происходило уж от других причин…» Когда Лужин получил «отставку», потерял статус жениха Авдотьи Романовны и был выставлен за порог Родионом, именно на него и направил свою мстительность уязвленный Петр Петрович и именно в этих целях подстроил провокацию с обвинением в воровстве. Кстати, в связи с отставкой характеристика этого персонажа дополняется и уточняется: «Главное дело было в том, что он, до самой последней минуты, никак не ожидал подобной развязки. Он куражился до последней черты, не предполагая даже возможности, что две нищие и беззащитные женщины могут выйти из-под его власти. Убеждению этому много помогли тщеславие и та степень самоуверенности, которую лучше всего назвать самовлюбленностию. Петр Петрович, пробившись из ничтожества, болезненно привык любоваться собою, высоко ценил свой ум и способности и даже иногда, наедине, любовался своим лицом в зеркале. Но более всего на свете любил и ценил он, добытые трудом и всякими средствами, свои деньги: они равняли его со всем, что было выше его. Напоминая теперь с горечью Дуне о том, что он решился взять ее, несмотря на худую о ней молву, Петр Петрович говорил вполне искренно и даже чувствовал глубокое негодование против такой «черной неблагодарности». А между тем, сватаясь тогда за Дуню, он совершено уже был убежден в нелепости всех этих сплетен, опровергнутых всенародно самой Марфой Петровной и давно уже оставленных всем городишком, горячо оправдывавшим Дуню. Да он и сам не отрекся бы теперь от того, что все это уже знал и тогда. И тем не менее он все-таки высоко ценил свою решимость возвысить Дуню до себя и считал это подвигом. Выговаривая об этом сейчас Дуне, он выговаривал свою тайную, возлелеянную им мысль, на которую он уже не раз любовался, и понять не мог, как другие могли не любоваться на его подвиг. Явившись тогда с визитом к Раскольникову, он вошел с чувством благодетеля, готовящегося пожать плоды и выслушать весьма сладкие комплименты. Дуня же была ему просто необходима; отказаться от нее для него было немыслимо. Давно уже, уже несколько лет, со сластию мечтал он о женитьбе, но все прикапливал денег и ждал. Он с упоением помышлял, в глубочайшем секрете, о девице благонравной и бедной (непременно бедной), очень молоденькой, очень хорошенькой, благородной и образованной, очень запуганной, чрезвычайно много испытавшей несчастий и вполне перед ним приникшей, такой, которая бы всю жизнь считала его спасением своим, благоговела перед ним, подчинялась, удивлялась ему, и только ему одному. Сколько сцен, сколько сладостных эпизодов создал он в воображении на эту соблазнительную и игривую тему, отдыхая в тиши от дел! И вот мечта стольких лет почти уже осуществлялась: красота и образование Авдотьи Романовны поразили его; беспомощное положение ее раззадорило его до крайности. Тут являлось даже несколько более того, о чем он мечтал: явилась девушка гордая, характерная, добродетельная, воспитанием и развитием выше его (он чувствовал это), и такое-то существо будет рабски благодарно ему всю жизнь за его подвиг и благоговейно уничтожится перед ним, а он-то будет безгранично и всецело владычествовать. Как нарочно, незадолго перед тем, после долгих соображений и ожиданий, он решил наконец окончательно переменить карьеру и вступить в более обширный круг деятельности, а с тем вместе, мало-помалу, перейти и в более высшее общество, о котором он давно уже с сладострастием подумывал… Одним словом, он решился попробовать Петербурга. Он знал, что женщинами можно «весьма и весьма» много выиграть. Обаяние прелестной, добродетельной и образованной женщины могло удивительно скрасить его дорогу, привлечь к нему, создать ореол… и вот все рушилось! Этот теперешний внезапный, безобразный разрыв подействовал на него как удар грома. Это была какая-то безобразная шутка, нелепость! Он только капельку покуражился; он даже не успел и высказаться, он просто пошутил, увлекся, а кончилось так серьезно! Наконец, ведь он уже даже любил по-своему Дуню, он уже владычествовал над нею в мечтах своих — и вдруг. Нет! Завтра же, завтра же все это надо восстановить, залечить исправить, а главное — уничтожить этого заносчивого молокососа, мальчишку, который был всему причиной. С болезненным ощущением припоминался ему, тоже как-то невольно, Разумихин… но, впрочем, он скоро с этой стороны успокоился: «Еще бы и этого-то поставить с ним рядом!» Но кого он в самом деле серьезно боялся, — так это Свидригайлова…» Ну и, наконец, натура Лужина дополнительно раскрывается в его взаимоотношениях с , опекуном которого он слыл и у которого остановился по приезде в Петербург: «Он остановился у него по приезде в Петербург не из одной только скаредной экономии, хотя это и было почти главною причиной, но была тут и другая причина. Еще в провинции слышал он об Андрее Семеновиче, своем бывшем питомце, как об одном из самых передовых молодых прогрессистов и даже как об играющем значительную роль в иных любопытных и баснословных кружках. Это поразило Петра Петровича. Вот эти-то мощные, всезнающие, всех презирающие и всех обличающие кружки уже давно пугали Петра Петровича каким-то особенным страхом, совершенно, впрочем, неопределенным. Уж конечно, сам он, да еще в провинции, не мог ни о чем в этом роде составить себе, хотя приблизительно, точное понятие. Слышал он, как и все, что существуют, особенно в Петербурге, какие-то прогрессисты, нигилисты, обличители и проч., и проч., но, подобно многим, преувеличивал и искажал смысл и значение этих названий до нелепого. Пуще всего боялся он, вот уже несколько лет, обличения, и это было главнейшим основанием его постоянного, преувеличенного беспокойства, особенно при мечтах о перенесении деятельности своей в Петербург. В этом отношении он был, как говорится, испуган, как бывают иногда испуганы маленькие дети. Несколько лет тому назад в провинции, еще начиная только устраивать свою карьеру, он встретил два случая, жестоко обличенных губернских довольно значительных лиц, за которых он дотоле цеплялся и которые ему покровительствовали. Один случай кончился для обличенного лица как-то особенно скандально, а другой чуть-чуть было не кончился даже и весьма хлопотливо. Вот почему Петр Петрович положил, по приезде в Петербург, немедленно разузнать, в чем дело, и если надо, то на всякий случай забежать вперед и заискать у «молодых поколений наших». Ему надо было только поскорей и немедленно разузнать: что и как тут случилось? В силе эти люди или не в силе? Есть ли чего бояться собственно ему, или нет? Обличат его, если он вот то-то предпримет, или не обличат? А если обличат, то за что именно, и за что собственно теперь обличают? Мало того: нельзя ли как-нибудь к ним подделаться и тут же их поднадуть, если они и в самом деле сильны? Надо или не надо это? Нельзя ли, например, что-нибудь подустроить в своей карьере именно через их же посредство. Как ни был простоват Андрей Семенович, но все-таки начал понемногу разглядывать, что Петр Петрович его надувает и втайне презирает и что «не такой совсем этот человек». Он было попробовал ему излагать систему Фурье и теорию Дарвина, но Петр Петрович, особенно в последнее время, начал слушать как-то уж слишком саркастически, а в самое последнее время — так даже стал браниться. Дело в том, что он, по инстинкту, начинал проникать, что Лебезятников не только пошленький и глуповатый человечек, но, может быть, и лгунишка, и что никаких вовсе не имеет он связей позначительнее даже в своем кружке, а только слышал что-нибудь с третьего голоса . Кстати заметим мимоходом, что Петр Петрович, в эти полторы недели, охотно принимал (особенно вначале) от Андрея Семеновича даже весьма странные похвалы, то есть не возражал, например, и промалчивал, если Андрей Семенович приписывал ему готовность способствовать будущему и скорому устройству новой «коммуны» где-нибудь в Мещанской улице; или, например, не мешать Дунечке, если той, с первым же месяцем брака, вздумается завести любовника; или не крестить своих будущих детей и проч., и проч. — все в этом роде. Петр Петрович, по обыкновению своему, не возражал на такие приписываемые ему качества и допускал хвалить себя даже этак — до того приятна была ему всякая похвала…» В черновых материалах к роману о Лужине, в частности, сказано: «При тщеславии и влюбленности в себя, до кокетства, мелочность и страсть к сплетне. Он скуп. В его скупости нечто из Пушкинского Скупого барона. Он поклонился деньгам, ибо все погибает, а деньги не погибнут; я, дескать, из низкого звания и хочу непременно быть на высоте лестницы и господствовать. Если способности, связи и проч. Мне манкируют, то деньги зато не манкируют, и потому поклонюсь деньгам…»

Вам может понравиться =>  Приставы Имеют Право Обыскивать Каартиру?

Существует у Лужина и другая теория, связанная с женщинами, которые должны быть благодарны своим мужьям. Он мечтает найти себе благородную и образованную девушку, которая должна быть обязательно бедной. Если она прошла жизненные трудности, то будет восхвалять своего мужа и всячески подчиняться ему в знак благодарности. Именно этого хочет герой, поэтому его внимание привлекает Дуня Раскольникова.

Характеристика Лужина важна для понимания теории Раскольникова, так как персонаж является двойником главного героя. Теории Лужина являются отражением мировоззрения Раскольникова, они показывают герою несостоятельность его теории о «право имеющих» и «тварей дрожащих».

В чём заключается теория Лужина в романе «Преступление и наказание» Достоевского

«Что случится, если. » — неизменная формула, пронизывающая всё творчество Ф. М. Достоевского. Произведение «Преступление и наказание» не является исключением. В основу его заложена так называемая теория «крови по совести», иначе говоря: «цель оправдывает средства». Подспудно проявляется и еще одна, не столь масштабная, но всё же теория, принадлежавшая Лужину — возвеличивание себя за счёт слабости других. Идеи не новы, но только у Фёдора Михайловича «сии нравственные дилеммы» покидают границы абстрактного и решаются уже на практике. Итак, что будет, если на одну чашу весов поставить одно «крошечное преступленьице», тщеславие и гордыню, а на другую — тысячу добрых дел? Что перевесит? Или, может, дисбаланс уйдёт, и обе чаши встанут на один уровень? Рассуждаем в статье на тему «Лужин («Преступление и наказание»): характеристика персонажа».

«Это был господин немолодых лет, чопорный, осанистый, с осторожною и брюзгливою физиономией, который начал тем, что остановился в дверях, озираясь кругом с обидно-нескрываемым удивлением и как будто спрашивал взглядами: „Куда ж это я попал?…“ …Все платье его было только что от портного, и все было хорошо, кроме разве того только, что все было слишком новое и слишком обличало известную цель. Даже щегольская, новехонькая, круглая шляпа об этой цели свидетельствовала: Петр Петрович как-то уж слишком почтительно с ней обращался и слишком осторожно держал ее в руках.

Вам может понравиться =>  Социальная Карта Московской Области Полицейским

Образ Лужина в романе Преступление и наказание

Раскольников поверил в утопическую идею о делении людей на великих и посредственных. По его мнению, есть те, что, подобно Наполеону, способны вершить историю. Но их мало. Большинство же — серая никчемная масса. Родиону Романовичу очень хотелось верить, что он относится к первой категории. Правда, после совершения преступления он начал подозревать, что его теория имеет некоторые недостатки. Есть в человеческой жизни чувства, любовь. А есть расчетливость, рациональность. Логика жизни опровергает даже самую передовую теорию. Образ Лужина в романе «Преступление и наказание» символизирует расчетливость.

Именно так Достоевский изначально планировал назвать свою книгу. Замысел романа возник во время пребывания на каторге. Здесь Достоевский услышал интересную историю одного студента, который послужил прототипом Раскольникова. Замысел произведения постепенно трансформировался. Из небольшой повести он превратился в объемный роман, изображающий столкновение безнравственных идей с логикой жизни.

Сочинение Лужин в произведении Преступление и наказание (Образ и характеристика)

Лужин – мужчина сорокапятилетнего возраста, он был аккуратным человеком да на столько что очень внимательно следил за чистотой своей одежды и внешностью. Он всегда следил за своей прической и ходил ради этого укладывать волосы в парикмахерскую, его одежда всегда выглядела, как новая главной часть его наряда были перчатки, и шляпа без них он не куда не выходил. Из-за того что он когда-то жил в бедности он стал самовлюбленным и высокомерным. Он всегда старался выглядеть лучше всех и быть выше всех он желал богатства и высокого уровня в обществе и поэтому в каком-то смысле он буквально ходил по головам, дабы казать выше всех.

Лужин – это мужчина средних лет, занимающий должность надворного советника. Он имеют приятную внешность и порядочные манеры. Но это только на первый взгляд. На самом же деле, он – гнусная личность. Он самовлюблённый человек. Всю свою жизнь он любил только себя, не обращая внимание на жизни других людей. Единственное, что его по-настоящему интересует – это деньги. Деньги — это то, что он ценит больше всего. Каждое его действие направлено чаще всего на получение материальной выгоды. В романе рассказывается о «любви» Лужина к Дуне. Дуня – добрая девушка с красивой внешностью. Она ничего не испытывала к Лужину, но и не отказывалась от свадьбы. Также делал и Лужин. Каждый из них руководствовался собственной целью. Дуня хотела обеспечить свою семью деньгами за счёт брака, а Лужин хотел получить послушную рабыню, которая служила бы ему до конца жизни. Он корыстный, подлый и лживый человек. У Дуни был брат Родион. Он знал про то, что его сестра идёт на самопожертвование ради семьи и хотел этому всячески помешать. Но Лужин упорно шёл к своей цели и клеветал на Родиона. На этом примере ярко показана натура Лужина и то, что он действительно фальшивый и неприятный человек, который печётся только о себе.

Вам может понравиться =>  Приходят Ли Приставы При Долге В 35000 Домой Для Описи

Пётр Петрович Лужин, Преступление и наказание: характеристика персонажа

В сентябре 1865 года некий Михаил Катков, издатель «Русского вестника», получает из Висбадена письмо. Факт, возможно, не особо примечательный, если бы не одно или даже два но… Первое – пишет ему Фёдор Михайлович Достоевский, и второе – пишет он ему о замысле своего нового романа. Идея произведения, по словам самого автора, заключается в «психологическом отчёте одного преступления». Иными словами, жил-был молодой человек, самый что ни на есть обычный, мещанин по происхождению, который в силу неудачно складывающихся обстоятельств оказывается в крайней бедности. Что делать? По легкомыслию ли, по внутренней ли шаткости, но он поддаётся витающим в ту пору в воздухе «недоконченным» идеям и решается убить одну старуху-процентщицу. Старуха злая, мерзкая, глупая и до неприличия жадная. Для чего ей жить? Может ли она принести пользу хоть кому-нибудь? Однозначный ответ «нет» сбивает с толку бывшего студента. Он убивает её и затем грабит, с тем лишь, чтобы на «вырученные» деньги осчастливить самого себя и всех страждущих и тем самым исполнить «гуманный долг человечеству». Что ж, здесь вполне угадывается и название последующей книги – «Преступление и наказание», и имя главного героя – Родион Раскольников. А теперь подробнее о самом романе, а также о персонаже, у которого весьма говорящая фамилия – Лужин Петр Петрович.

С виду весьма «красивая и солидная физиономия». Осанка «преувеличенно-строгая», одежда щеголеватая, преимущественно цветов «светлых и юношественных», несмотря на то, что её обладателю стукнуло ни много ни мало, а 45 лет. Впрочем, выглядел он моложе: лицо свежее, волосы чуть лишь с сединой, всегда тщательно причёсанные и завитые у парикмахера. В целом производил он впечатление человека небольшого образования, но умного, благонадёжного, обеспеченного, как-никак служил в двух местах и собирался открывать своё дело – публичную адвокатскую контору в Петербурге. Но это только внешне. А у каждой медали есть и обратная сторона. Была она и у Лужина – скупая, тщеславная, подлая, мелочная, хитрая. Её-то как раз и увидел проницательный Раскольников, несмотря на простодушные слова матери.

Образ и характеристика Лужина в романе Преступление и наказание Достоевского сочинение

Автор романа очень подробно описывает, как хорошо выглядит персонаж, точнее, как он старается хорошо выглядеть. Но читатель очень быстро понимает, что за красивым богатым костюмом пусто, как в выеденном яйце. В этом представительном осанистом мужчине не видно души. Возможно, именно поэтому писатель при описании внешности персонажа обходит стороной тему глаз. Мы не знаем, как выглядят его глаза, какой у него взгляд и как он смотрит на мир. Глаза – зеркало души, а у симпатичного внешне Лужина души нет, его взор, скорее всего, абсолютно пуст.

Лужин состоятелен и является надворным советником, а это достаточно высокая должность для времени, описываемого в романе. Но при этом свое состояние он сколотил, выбившись в люди из низов, как говорится, «из грязи в князи». Лужин высоко ценит себя и свой ум, в то время как должного образования он не получил. Он никого не любит, кроме себя и своих денег, которые желает преумножить, поэтому стремится открыть в столице адвокатскую контору. Именно для этого он решает жениться на Дуне Раскольниковой.

Образ Лужина в романе Преступление и наказание Достоевского и характеристика

Если говорить о подробном описании внешности персонажа, можно выделить некоторые особенности. Юношеские цвета одежды преобладали в гардеробе Петра, довольно красивое лицо создавало образ настоящего жениха. Благодаря таким выделяющимся чертам внешности, выглядел он гораздо моложе своего возраста. Автор произведения акцентирует внимание на значимости внешности для женщин, в свои года Пётр Петрович благодаря приятной наружности мог нравиться противоположному полу.

Теория «целого кафтана» гласит о том, что каждый человек должен заботиться лишь о себе и собственном благе, потому что человек по природе своей эгоист. Только заботясь о себе самом, каждый сможет сохранить на себе целый кафтан. Если же пытаться помочь другому, то и он получит лишь половину кафтана, и ты останешься ровно с тем же. Лужин приводит в пример народную поговорку: «Пойдешь за несколькими зайцами разом, и ни одного не достигнешь».

Лужин не обладает ни одной положительной чертой. Роман не повествует ни об одном добром и благородном поступке героя, наоборот, Лужин показан как человек, готовый идти по головам ради собственных целей. Чтобы жениться на Дуне, он клевещет на Сонечку Мармеладову, перед этим подбросив ей деньги.

Обсуждая с Порфирием убийство процентщицы, Родион понимает, что его также подозревают. Порфирий вспоминает о статье Раскольникова. В ней Родион излагает собственную теорию о том, что люди делятся на «обыкновенных» (так называемый «материал») и «необыкновенных» (талантливых, способных сказать «новое слово»)» : «обыкновенные должны жить в послушании и не имеют права переступать закона» . «А необыкновенные имеют право делать всякие преступления и всячески преступать закон, собственно потому, что они необыкновенные» . Порфирий спрашивает у Раскольникова, считает ли он себя таким «необыкновенным» человеком и способен ли он убить или ограбить, Раскольников отвечает, что «очень может быть» .

Образ Лужина в романе «Преступление и наказание»

Характеристика Лужина позволяет подробно рассмотреть и представить героя визуально. Это немолодой человек, который, тем не менее, предпочитал носить одежду светлых тонов. Лицо также было относительно молодым, хотя герою было 45 лет. Кроме того, его отличают следующие черты:

Не очень хорошо относится к герою и автор. В отличие от Свидригайлова, Лужин не имеет ни одной положительной черты. У героя не было ни одного доброго и благородного поступка. Наоборот, персонаж готов пойти на любые ухищрения и клевету, суть которых в достижения собственных целей.

Adblock
detector