Признание Долга Как Основние Для Возникновения Сделки

Данная проблема не может получить полного разрешения до того момента, пока мы не ответим на следующий вопрос: будет ли иметь солидарный должник, исполнивший свое обязательство за пределами срока исковой давности, право на регрессный иск? Формально правовых ограничений для возникновения подобного регрессного права нет, и в соответствии со ст. 200 ГК РФ для данного регрессного иска будет течь новый срок исковой давности. К такому же выводу приходит Д. Б. Дякин, рассматривая более узкий случай, когда один из солидарных должников заявил о применении срока исковой давности, а другие солидарные должники такого заявления не делали. Автор справедливо отмечает, что регрессный иск является самостоятельным требованием, не имеющим ничего общего с требованием кредитора к солидарным должникам. По его мнению, срок исковой давности для солидарного должника может неосновательно увеличиться. Поэтому, исходя из баланса интересов сторон, необходимо установить для регрессных исков сокращенный срок исковой давности продолжительностью в один год.53

зависит как от права отчуждателя (так как у него нет правового титула), так и от права собственника (поскольку он не отчуждает вещь).48 Таким образом, можно сделать вывод, что признание долга, влекущее перерыв исковой давности, сделанное одним незаконным владельцем, не будет иметь значения для незаконного владельца, к которому эта вещь перешла. Подобный переход будет являться новым самостоятельным нарушением права собственности и повлечет начало течения исковой давности в отношении нового незаконного владельца.

Признание долга vs прощение долга: к вопросу о единстве юридических конструкций

Благодаря обобщению судебной практике ВС РФ удалось ответить на отдельные вопросы, связанные с реализацией конструкции прощения долга в гражданских правоотношениях, в частности, в п. 20 Постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности» ВС РФ зафиксировал позицию, что акт сверки может свидетельствовать о признании долга, но только если он был подписан уполномоченным лицом. Можно допустить, что под уполномоченным лицом подразумевается обязанное лицо, как это обозначено в ст. 203 ГК РФ. Вместе с тем ВС РФ оставил без внимания вопрос о роли кредитора в признании долга, поскольку если говорить об акте сверки – в практике это не односторонний, а двусторонний документ – можно ли считать достаточным для признания волеизъявления одного лишь должника, выраженное в форме подписи на акте сверки, при отсутствии соответствующей подписи кредитора или наличии подписи неуполномоченного лица? Особенно в свете того, что исчисление исковой давности, в рамках которой кредитор вправе предъявить требование о защите нарушенного права, связывается со знанием не должника, а кредитора (ст. 200 ГК РФ)?

Таким образом, юридически значимым является не только знание кредитора о нарушении своего права, но и о том, кому следует предъявить иск, причем таким образом, чтобы по процессуальным основаниям не произошел отказ в его удовлетворении, то есть личность должника имеет значение для кредитора и его права на иск (по крайней мере в плане исковой давности). Если обратить эту ситуацию на должника, то в силу каких оснований для должника не должна иметь значение личность кредитора, когда он совершает действия, которые могут быть квалифицированы судом как признание долга?

Это может быть, например, банк, у которого из-под самого носа вдруг продали имущество, планировавшееся к взысканию долга или же сторона по другому делу, желавшая наложить обеспечительные меры на спорное имущество, но не успевшая это сделать ввиду его «якобы продажи».

И хотя закон гласит, что такая сделка ничтожна с момента ее заключения, без привязки к судебному решению, это не значит, что сделку можно отменить без суда. Просто в отличие от сделки оспоримой, которую также можно признать недействительной, но с момента принятия судом решения , мнимая сделка будет признана ничтожной с момента ее заключения и не породившей никаких последствий.

Официальный сайтВерховного Суда Российской Федерации

Если должник и кредитор дорожат своими отношениями, они могут заключить соглашение об отступном даже когда срок исковой давности по первоначальному обязательству уже истек. В таком случае соглашение об отступном можно квалифицировать как признание долга. Тогда течение срока исковой давности начнется заново.

Новация существенно отличается от отступного — потому что первоначальное обязательство прекращается с момента заключения соглашения о новации, а не с момента фактического исполнения нового обязательства. Поэтому Пленум ВС разъясняет, что волеизъявление сторон о новации должно быть выражено «прямо и однозначно», чтобы его нельзя было перепутать с отступным.

Вам может понравиться =>  Впд Военнослужащим В 2021 Году Закон

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки не позволяет признать ее недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), но не исключает возможности ее оспаривания по правилам п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.

Обоснование: Пунктом 1 ст. 10 ГК РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Как разъяснено в п. п. 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если совершение сделки нарушает запрет, установленный п. 1 ст. 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной на основании положений ст. 10 и п. п. 1 или 2 ст. 168 ГК РФ, а при наличии в законе специального основания недействительности — по этому основанию.
Пунктом 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве установлено специальное основание недействительности сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если она состоялась в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
В п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума N 63) содержатся разъяснения о том, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Согласно абз. второму — пятому п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При этом установленные абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки (п. 6 Постановления Пленума N 63).
Буквальное толкование приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ оставляет неясность в том, исключает ли отсутствие у должника признаков неплатежеспособности возможность признания сделки недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве либо только лишает истца права ссылаться на опровержимую презумпцию совершения должником такой сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, предполагая свободу доказывания указанного признака иными средствами.
Суды разрешают этот вопрос достаточно однозначно.
Так, в Определении Верховного Суда РФ от 12.10.2015 N 304-ЭС15-13145 по делу N А02-727/2014 выражена позиция, по смыслу которой отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества препятствует оспариванию сделки по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. также Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2017 N 308-ЭС17-11302 по делу N А32-21438/2011).
Аналогичный подход содержится в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 N Ф03-1268/2019 по делу N А80-394/2014, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2019 N Ф09-8083/18 по делу N А60-63428/2016, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 25.05.2018 N Ф06-32832/2018 по делу N А49-5707/2016.
В каждом из приведенных примеров суды пришли к выводу о том, что отсутствие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения оспариваемых сделок не позволяет признать их недействительными на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве. Фактически этот признак является необходимым элементом состава недействительности сделки — совершение сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.
При этом само по себе наличие на момент совершения сделок признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества в отсутствие доказательств несоразмерного встречного исполнения, а также при недоказанности цели причинения вреда имущественным интересам кредиторов не может являться основанием для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.04.2018 N Ф01-772/2018 по делу N А79-10357/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2019 N 01АП-4101/2019 по делу N А79-1563/2017).
Кроме того, имеется правовая позиция о том, что даже при наличии у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, а равно осведомленность стороны сделки о финансовом состоянии должника, даже будучи доказанными, при отсутствии такого условия, как причинение в результате совершения сделок вреда имущественным правам кредиторов, не могут являться основанием для признания сделок недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 N Ф02-2907/2019 по делу N А33-17843/2017).
Между тем следует иметь в виду, что отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества не препятствует ее оспариванию по общим основаниям п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.
Например, в обоснование требований о признании недействительным заключенного должником договора залога конкурсный управляющий сослался в том числе на подозрительность оспариваемой сделки, а также на совершение ее вопреки установленному ст. 10 ГК РФ запрету на злоупотребление гражданскими правами. Не усмотрев оснований для признания сделки недействительной в порядке, предусмотренном ст. 61.2 Закона о банкротстве, суды сочли доказанным допущенное должником злоупотребление правом и признали сделку недействительной по основаниям ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.03.2018 N Ф02-1042/2018 по делу N А19-16009/2015).
В то же время недопустимо злоупотребление процессуальными правами со стороны лиц, представляющих интересы должника. Применение положений ст. ст. 10 и 168 ГК РФ не может подменять собой применение специальных положений ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве и служить основанием для обхода ограничений в применении указанных норм, в том числе в случае пропуска срока исковой давности для оспаривания сделок по специальным положениям Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.06.2019 N Ф05-24525/2018 по делу N А40-150727/2016).

Вам может понравиться =>  Экономит Электричество Заземление

Определение Верховного Суда РФ от N 308-ЭС16-17376 по делу N А32-29132/2015

Изучив судебные акты, состоявшиеся по делу, оценив доводы кассационной жалобы заявителей, суд не находит оснований для передачи кассационной жалобы на рассмотрение в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, исходя из следующего.

Коровайко Виктор Васильевич и общество с ограниченной ответственностью «Ейский маслоэкстракционный завод» (далее — Завод) обратились в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к публичному акционерному обществу «Каневсксахар» (далее — общество «Каневсксахар») и обществу с ограниченной ответственностью «Агроиндустрия» (далее — общество «Агроиндустрия») о признании недействительным договора займа от 10.08.2012 N СК/01/100812 (далее — договор займа).

Как и на любой договор, на соглашение о прощении долга распространяются требования ст. 432 ГК РФ, в соответствии с которой договор считается заключенным при условии, если стороны в нем согласовали все его существенные условия оформили его в надлежащей форме. Несоблюдение данных требований может повлечь признание соглашения о прощении долга незаконным.

Аналогичный порядок применяется также, если в соглашении недостаточно конкретно описано прекращаемое обязательство и нельзя установить от исполнения каких именно обязанностей освобождается должник. В этом случае обязательство также считается прекращенным полностью.

Арбитражный суд Республики Коми

2.8. Поскольку новому кредитору по договору уступки права требования переданы все права, которые существовали к моменту перехода права, новый кредитор имеет право на начисление и взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами с момента возникновения права на начисление процентов за пользование чужими денежными средствами у первоначального кредитора, а не с даты заключения договора цессии.

Открытое акционерное общество (цессионарий) обратилось в арбитражный суд с требованием к обществу с ограниченной ответственностью (цеденту) о расторжении заключенного между ними договора уступки права требования на основании пункта 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Договор цессии в банкротстве, что это простыми словами

С активным развитием кредитной отрасли при достаточно неустойчивой финансово-экономической ситуации в стране, все больше кредиторов (как физических, так и юридических лиц) сталкиваются с проблемой появления просроченных задолженностей со стороны своих заемщиков. Чтобы относительно быстро вернуть долг, не прибегая к судебным разбирательствам, банки и другие кредитные организации применяют процедуру уступки права требования. В нашей статье мы подробно и простыми словами рассмотрим, что это такое договор цессии и как его правильно заключать в деле о банкротстве.

В юридической практике также встречаются случаи, когда в исходном соглашении был четко прописан запрет на продажу обязательств или должник просто не согласен на смену кредитной организации. Много нюансов может возникнуть с оформлением цессии на имущество, которое находится в залоге. Такие прецеденты решаются при помощи высококвалифицированных юристов в установленном законом порядке. Получить профессиональную юридическую помощь можно в компании «Форма Права».

Признание сделки недействительной

Если сделка противоречит действующим нормам права, закрепленным в законах и подзаконных актах, она недействительна. Недействительные сделки бывают ничтожными и оспоримыми. Ничтожные сделки недействительны, независимо от признания их таковыми судом. Оспоримые сделки признаются недействительными по решению суда.

Если же, например, супруги по собственному желанию решат расторгнуть договор, то его действие прекратится только после его расторжения. Имущество, полученное в период его действия, возвращать друг другу будет не нужно. А вот на имущество, которое они приобретут в будущем, условия расторгнутого договора действовать уже не будут.

Вам может понравиться =>  Часто Ли Выставляют Приставы Земельные Участки На Торги

Как доказать мнимую сделку

Мнимые сделки встречаются как среди граждан, так и в бизнесе, и преследуют ряд не всегда законных целей. Граждане обычно спасают имущество от конфискации или взыскания, как и юридические лица. Последние также могут использовать мнимые сделки для получения необоснованной налоговой выгоды.

И самое главное. Если по документам сумма сделки указана, скажем, в 500 тысяч рублей, а реально одна из сторон передала 200 или 100 тысяч – вернуть придется то, что указано в договоре. И вторая сторона вправе это требовать на полном основании, руководствуясь вынесенным судебным решением.

Нет, по договору цессии новый кредитор получает только права требования. Гарантийные и прочие обязательства кредитора остаются за цедентом (первоначальным кредитором). Чтобы они перешли к новому кредитору, нужно дополнительно заключать соглашение о переводе долга с учетом требований статьи 391 ГК РФ (п. 7 информационного письма No 120, постановление Восьмого ААС от 26.12.14 по делу No А70-6992/2014).

Новым кредитором будет тот, кому право требование перешло ранее других (п. 4 ст. 390 ГК РФ). Если должник исполнит обязательство в пользу другого лица (не зная об иных передачах), то неблагоприятные последствия, связанные с этим, несет цедент или цессионарий, который «знал или должен быть знать об уступке требования, состоявшейся ранее» (постановление Президиума ВАС РФ от 11.06.13 No 18431/12).

Как кредитору взыскать деньги с банкрота

  • установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать такой вывод (фактор добросовестности контрагента значение имеет). Причем недобросовестность контрагента предполагается, пока он не доказал обратное.

Хотя справедливости ради следует отметить, что одни лишь ошибки истца в правовом обосновании не должны приводить к отказу в иске. Если суд придет к выводу о наличии иного правового основания недействительности сделки, чем то, на которое ссылается истец, суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права. Но данное правило выполняется не всегда. Иногда судьям проще рассматривать споры только исходя из доводов сторон.

Отсюда следует, что при наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, либо доводов стороны спора о мнимости, установления только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно (тем более если решение суда по спорной сделке влияет на принятие решений в деле о банкротстве, в частности, о включении в реестр требований кредиторов).

Проверяя действительность сделки, послужившей основанием для включения требований кредитора в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о наличии признаков мнимости сделки и ее направленности на создание искусственной задолженности кредитора, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по предмету сделки.

Признание сделки ничтожной

  1. В случае, когда стороны сделки действовали добросовестно, то судом применяется так называемая реституция, что означает приведение сторон к положению, существовавшему до заключения сделки, к полному возврату друг другу всего полученного по сделке. Если одна из сторон действовала недобросовестно, то судебный орган может вернуть одной стороне полученное по сделке, а со второй стороны все полученное по ничтожной сделке может быть обращено в пользу государства.
  2. В некоторых случаях суды прибегают ко взысканию всего приобретенного по ничтожной сделке в доход государства. К таким крайним мерам суды обычно приходят в случае выявления антисоциальной направленности договора.
  3. Помимо возвращения сторон к первоначальному состоянию, существовавшему до совершения сделки, суд может взыскать в пользу пострадавшей стороны убытки, возместить реальный ущерб, взыскать штрафы. А также суд правомочен восстановить в правах третьих лиц, чьи интересы были нарушены совершением ничтожной сделки.
  4. К последствиям ничтожной сделки также можно отнести изменение налоговых обязательств сторон, однако, это требует проведения отдельной процедуры. Ведь признание сделки ничтожной автоматически не меняет налоговых обязательств того или иного лица.
  5. Кроме того, пострадавшая от заключения ничтожной сделки сторона вправе требовать возмещение процентов за пользование чужими денежными средствами, что предусмотрено статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  6. Помимо этого, у сторон ничтожной сделки в случае ее признания таковой есть право взыскивать и неосновательное обогащение на основании статьи 1102 Гражданского кодекса РФ.
  • была совершена с недееспособными или несовершеннолетними (до 14 лет) лицами;
  • нарушает закон и при этом посягает на права 3-х лиц;
  • заключена с умышленными противоправными действиями (например, подделка документов прав собственности);
  • оказалась фиктивной (совершена для вида и не будет иметь продолжения);
  • касается имущества, распоряжаться которым запрещено по закону (оно находится под арестом, в залоге и т.д.)
  • осуществлена, чтобы определенным образом скрыть другие подобные действия.

Adblock
detector