Административная Преюдиция В Административном Праве

Административная преюдиция: понятие и значение

Целесообразно ли придерживаться того мнения, что проступок административного характера, совершенный повторным образом непосредственно после направления взыскания за подобное нарушение, на самом деле превращается в преступление? На данный вопрос непременно стоит дать отрицательный ответ. Административная преюдиция в административном праве предполагает то, что рассмотренное выше правонарушение не способно формировать принципиально новое качество. Иными словами, оно не может менять степень и направленность общественной опасности. Аналогичное положение напрямую исходит и из содержания закона, где указано, что повторное действие противозаконного характера должно быть идентично в плане своей природы тому, за которое ранее использовались определенные меры в отношении административного взыскания.

Важно отметить, что в современной литературе нередко можно встретить и противоположную представленной в предыдущей главе точку зрения. Так, в соответствии с мнением Милюкова С. Ф., административная преюдиция в уголовном праве в совокупности с административным позволяет укрепить данный союз. С одной стороны, она позволяет предупредить правонарушителя на весьма раннем этапе развития свойственной ему «карьеры». Последняя, так или иначе, опасна для общества. А с другой, преступления с административной преюдицией дают возможность определенным образом обеспечить экономию уголовной репрессии. Последнюю из представленных процедуру целесообразно производить за исключением ущерба в отношении интересов законопослушных граждан. Какие же сферы актуальны в плане данного вопроса?

При применении данной правовой нормы нужно исходить из того, что под лицами, относящимися к категории лиц, в отношении которой установлены названные выше обстоятельства, понимаются, в частности, органы государственной власти, входящие в единую систему государственных органов (например, налоговые органы, таможенные органы и т.п.), должностные лица соответствующей системы государственных органов (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 N 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»).

При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом (ч. 3 ст. 61 ГПК РФ).

Административную преюдицию предлагают исключить из УПК

Как отметили авторы, на эту проблему обратил внимание Верховный Суд в Постановлении от 24 мая 2016 г. № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 314.1 УК РФ». Согласно п. 9 данного акта обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности, «не предопределяют выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления, предусмотренного статьей 314.1 УК РФ, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур. Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору».

Они отметили, что уголовная ответственность за преступление, состав которого предусматривает преюдицию, не может наступать тогда, когда к ответственности за первое правонарушение лицо было привлечено с нарушением закона. По словам авторов, некоторые специалисты высказывают соображение о том, что если подобные нарушения выявлены судом при рассмотрении и разрешении уголовного дела, то дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям.

Административная преюдиция как средство разграничения административного и уголовного права Текст научной статьи по специальности; Право

Административная преюдиция находит отражение в УК РФ в таких статьях, как незаконное производство аборта без тяжких последствий для здоровья потерпевшей (ч. 1 ст. 123); незаконное предпринимательство без квалифицирующих обстоятельств (ч. 1 ст. 171); производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ч. 1 ст. 171.1); незаконное использование чужого товарного знака (ч. 1 ст. 180); незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ч. 1 ст. 191); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ч. 1 ст. 198); незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта, если размер этих веществ не относится к особо крупному (ч. 1 ст. 228); сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ч. 1 ст. 237); жестокое обращение с животными (ч. 1 ст. 245); нарушение правил обращения

Вам может понравиться =>  Утвержденный Перечень Вредных Профессий Понятие Степени Повар

Допускает ли наука качественное преобразование двух или трех административных правонарушений в преступление? Ряд специалистов отмечают, что нет, поскольку использование уголовно-правовых норм с административной преюдицией нарушает принцип «non bis in idem». Если в качестве связующего основания и признака основного состава преступления предусмотрена административная преюдиция, то структурным элементом единичного сложного преступления становится деяние, за которое лицо уже привлекалось к административной ответственности. Таким образом, получается, что административное правонарушение получает двойную юридическую оценку и влечет повторную ответственность. Безусловно, эти вопросы становятся предметом обсуждения в силу отсутствия единого системного подхода к разграничению административной преюдиции в административном и уголовном праве [3].

Такая конструкция применена на сегодняшний день в рамках нескольких уголовных составов, в частности, при повторном нанесении побоев (ст.116.1 УК РФ), неоднократной розничной продаже алкоголя несовершеннолетним (ст.151.1 УК РФ), длительной неуплате алиментов (ст.157 УК РФ), нарушении правил дорожного движения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние (ст.264.1 УК РФ) и др.

Примечательно, что до вступления в силу Федерального закона от 27.12.2018 года № 509-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указанная категория дел рассматривалась мировыми судьями, однако, начиная с 8 января 2019 года, она находится в юрисдикции районных (городских) судов.

Административная преюдиция: понятие и значение

В соответствии с мнениями отечественных авторов, правонарушение административной направленности, даже реализованное во второй раз, по собственной сущности не влечет за собой уголовной ответственности. Так, административная преюдиция в административном праве, безусловно, сохраняется. Однако данное сохранение говорит не о конкретных принципах в точке зрения законодателя. Скорее всего, вопрос касается инерции в отношении его мыслительных процессов и актуальности уже традиционных стереотипов, которые сформировались в уголовном праве лишь в последние годы. Административные правонарушения повторного характера, так или иначе, должны вести к более серьезным мерам воздействия, конечно же, в пределах соответствующей правовой отрасли. Именно поэтому административная преюдиция в уголовном праве РБ и РФ должна быть последовательным и полным образом исключена из актуальных нормативов.

Термин «административная преюдиция» произошел непосредственно от латинского слова praejudicium. Оно переводится как предварительное решение вопроса или же обстоятельство, которое в полной мере позволяет судить по поводу ожидаемых последствий. Praejudicium состоит из двух элементов: praecedo — предшествовать, идти впереди; praeiudico – судить наперед предварительно. Так, в результате синтеза данных составляющих выявляется смысл современного термина «административная преюдиция».

Спорные вопросы рассматриваемого явления во многом обусловлены различными трактовками общественной опасности соответствующих деяний. Так, по мнению Н. Г. Иванова [18, с. 47] и М. И. Ковалева [19, с. 12–13] административное правонарушение, независимо от повторений тождественных деяний, не способно трансформироваться в качественно новое явление, предполагающее не административно-правовые меры реагирования, а иные более строгие. Каждые из этих действий по отдельности являются административными правонарушениями, однако в совокупности они образуют деяние иного качества — преступления и только по отдельным составам преступления.

Исследуя проблему соотносимости преюдиции и принципа за одно не дважды, Н. А. Савельева полагает, что административная преюдиция не вступает в противоречие с названным принципом, поскольку, ответственность за совершение каждого из запрещенных деяний имеет собственные основания [8, с. 23]. Ее позицию разделяет и И. М. Гошаев, который указывает, что первичное привлечение к административной ответственности и назначение наказания не регулируется уголовным законом. Данный юридический факт является основой для возможного применения нормативного установления с административной преюдицией в будущем. Следовательно, лицо повторно не привлекается к ответственности за одно и то же деяние. Уголовная ответственность устанавливается только за последнее из совершенных правонарушений, при этом одновременного привлечения к административной ответственности не происходит [9 c. 133].

В случае же с делом И. Дадина административная преюдиция выступает инструментом произвольной и необоснованной криминализации. На этом примере можно увидеть, как эта конструкция позволила обойти решение законодателем вопроса об оценке общественной опасности деяния, что, как неоднократно отмечал КС, вытекает не только из Уголовного кодекса, но и из Конституции.

— Начнем с того, что я категорически не согласна с необходимостью существования административной преюдиции в уголовном праве. Как говорится, «Богу — Богово, кесарю — кесарево». Совокупность аргументов в свое время приводила в своих статьях, выступлениях и других работах, не хочу повторяться.

Вам может понравиться =>  Форум Матерей Одиночке В Системе Мвд

Преюдиция в уголовном праве может измениться

Сейчас в качестве преюдиции принимается и постановление об административном правонарушении. Следовательно, обстоятельства, которые были установлены при принятии постановления, не нуждаются в дополнительной проверке. Такая возможность появилась с подачи тогдашнего президента страны Д.А. Медведева, давшего зелёный свет преюдиции из «административки» в 2009 году своим указом.

Преюдицией в судопроизводстве называют факты, которые уже были установлены судом и не нуждаются в доказывании вновь. Важным условием является вступление такого решения суда в силу. Простыми словами, доказывать то, что ранее установил суд, не нужно. Преюдиция установлена процессуальными кодексами РФ. В частности, это ст. 69 Арбитражного Кодекса, ст. 61 ГПК РФ, ст. 64 КАС РФ.

Уголовный проступок или административная преюдиция

  • Является ли уголовный проступок разновидностью преступления или равнозначным с ним видом уголовного противоправного деяния?
  • Обладают ли уголовные проступки общественной опасностью? Если да, то в какой степени?
  • Какие наказания и меры уголовной ответственности должны применяться к лицу, совершившему проступок?
  • В каком нормативном правовом акте должны содержаться нормы об уголовных проступках? Каковы юридико-технические особенности закрепления составов соответствующих деяний?

Совершение деяния, отнесенного к уголовным проступкам, не будет влечь наказание в виде лишения свободы и судимости. Кроме того, для уголовных проступков введут сокращенные сроки давности привлечения к уголовной ответственности (Legal.Report рассказывал об этом, например, в материале Cажать нельзя, оставить на свободе). Большинство юристов отнеслись к инициативе положительно. Однако пока остается много неясного.

Так, на первый взгляд может показаться, что преюдиция — институт судебного права и, следовательно, преюдициальное значение могут иметь судебные акты, в которых установлены конкретные обстоятельства, для судебного разбирательства по иному делу между теми же участниками. Такое понимание обусловлено регулированием в сложившихся отраслях процессуального права. Однако не стоит забывать, что преюдициальность лишь один из признаков законной силы судебного акта, тесно взаимосвязанный с остальными ее признаками и прежде всего обязательностью. В этой связи полагаю допустимым отметить: преюдициальность — это проявленная общеобязательность судебного акта для самих судов. Она необходима для непротиворечивости судебных решений как неотъемлемой части режима законности, в силу которого судьи подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации).

Во-вторых, уголовно-процессуальное, арбитражно-процессуальное и гражданское процессуальное законодательство говорит о преюдициальности именно судебного решения. Вместе с тем законодательство об административных правонарушениях устанавливает фактически тождественные правила рассмотрения дела об административном правонарушении судьей и органами, должностными лицами. И это недифференцированное правовое положение суда и иных лиц, рассматривающих дела об административных правонарушениях, само по себе исключает возможность введения института преюдициальности в законодательство об административных правонарушениях по аналогии с иным отраслевым процессуальным законодательством.

1. Административной преюдицией должны охватываться преступления небольшой или средней тяжести (лишение свободы за которые не превышает трех лет). Такие преступления, встречающиеся по своей криминологической сущности наиболее часто, совершаются с прямым умыслом;

Внедрение данного явления в современное российское уголовное право обсуждается с 2009 г., когда президентом РФ Д.А. Медведевым в ежегодном послании к парламенту РФ было предложено совершенствовать уголовный закон, что выражается в привлечении к ответственности за преступления небольшой и средней тяжести только в случае неоднократного совершения лицом административного правонарушения со схожим составом. После этого наблюдается интенсивное внедрение в Уголовный кодекс Российской Федерации уголовно-правовых запретов, которые сконструированы с использованием административной преюдиции.

Однако юридический факт административной наказанности лица – это лишь первый компонент административной преюдиции. Вторым ее компонентом является совершение общественно опасного деяния, являющегося вторым юридическим фактом, порождающим охранительное уголовное правоотношение. В этом случае у лица возникает обязанность претерпеть меры уголовного воздействия, у государства [11] право подвергнуть его таким мерам.

Таким образом, можно прийти к выводу, что складывается из двух уголовно-правовых фактов, порождающих соответствующие уголовные правоотношения: 1) административной наказанности лица; 2) совершение деяния, являющегося преступным. Иными словами, преступлением в интересующих нас случаях является только последнее действие, тогда как ранее совершенные административные проступки находятся за границей состава. Поэтому нельзя согласиться с точкой зрения ученых, рассматривающих преступления с административной преюдицией как единое сложное преступное деяния, объединяющее собой ряд последовательно совершенных административных проступков [27, с. 32] . Так, П.Ф. Гришанин писал: «уголовная ответственность за повторное или систематическое совершение административных проступков… в какой-то мере означает и уголовную ответственность и за тот (первый) проступок, за который виновный уже понес ответственность, но административную» [28, с. 72] .

Вам может понравиться =>  Судебные Пристова От Какой Суммы Могут Арестовать Имущесьво

Преюдициальное значение обстоятельств, установленных в рамках производства по делам об административных правонарушениях (Мацкевич П

Согласно ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Однако из этой нормы не следует, что все, что осуществляет суд, может называться правосудием.
Также не может быть отнесена к правосудию и та деятельность, которая не относится к исключительно судебной, коим и является производство по делам об административных правонарушениях. КоАП РФ устанавливает единые правила рассмотрения дел как судебными органами, так и административными органами и должностными лицами.
Как отмечает А.Т. Боннер, судебная форма, по сравнению с иными, содержит более обширные гарантии объективности рассмотрения дела, установления его фактических обстоятельств и применения закона , которым, по нашему мнению, деятельность суда при рассмотрении дел об административных правонарушениях не отвечает. Конечно, по сравнению с советским временем это производство претерпело существенные изменения: лицо, в отношении которого возбуждено производство, теперь наделено определенными правами, оно может знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства, пользоваться услугами защитника, обжаловать постановления по делу в апелляционном и кассационном порядке, однако этих гарантий недостаточно для того, чтобы поставить производство по делам об административных правонарушениях в один ряд с гражданским и уголовным судопроизводством.
———————————
См.: Боннер А.Т. Некоторые проблемы социалистического правосудия // Труды ВЮЗИ. М., 1971. Т. 17: Вопросы гражданского процессуального права. С. 200.

Этот вывод напрашивается исходя из характера процедуры, которую закрепляет КоАП РФ, и того статуса, которым обладает лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении. Рассмотрим этот момент более подробно.
Несмотря на то что КоАП РФ в ст. 1.5 закрепляет презумпцию невиновности и провозглашает, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана, должного уровня процессуальных гарантий реализации этой презумпции Кодекс не обеспечивает.
КоАП РФ, в отличие УПК РФ (ст. 14), не возлагает обязанности доказывания состава административного правонарушения на сторону обвинения. Стороны обвинения в производстве по делам об административных правонарушениях попросту не существует. При установлении обстоятельств административного правонарушения суд, однако, должен установить событие административного правонарушения и виновность определенного лица. О факте правонарушения суд в первую очередь узнает из поступившего на рассмотрение протокола об административном правонарушении и материалов, приложенных к нему. С позиции лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, представленные суду документы несут в себе обвинение против него. Получается парадоксальная ситуация: стороны обвинения в процессе нет, бремя доказывания обвинения ни на кого не возлагается, но само обвинение, от которого лицу, естественно, необходимо будет защищаться, в процессе наличествует.
Более того, самому протоколу КоАП РФ придает статус доказательства, в то время как по правовой природе он схож скорее с обвинительным актом (заключением). Существенной разницей между обвинительным актом по УПК РФ и протоколом об административном правонарушении по КоАП РФ является то, что первый доказательством не является и факты, на которые в нем указываются, сами подлежат доказыванию, протокол же является полноценным доказательством, из чего можно сделать вывод о том, что для привлечения к административной ответственности определенного лица может быть достаточно одного протокола, что иногда встречается на практике .
———————————
См.: Хохлов Д. Протокол как источник доказательств // СПС «КонсультантПлюс».

По моему мнению, административная преюдиция, выступая способом декриминализации уголовно-правовых составов, позволит оптимизировать и гуманизировать санкции российского уголовного законодательства. Для введения административной преюдиции необходимо соблюдать ряд условий:

1. Административной преюдицией должны охватываться преступления небольшой или средней тяжести (лишение свободы за которые не превышает трех лет). Такие преступления, встречающиеся по своей криминологической сущности наиболее часто, совершаются с прямым умыслом;

Adblock
detector