Адвокат Не Просто Профессия

Главный лозунг адвоката — не навреди

Карьерный рост адвоката напрямую зависит в первую очередь от его профессиональных качеств. Логика адвокатской карьеры состоит в повышении уровня профессионализма. Начинающим адвокатам необходима стажировка в адвокатских бюро с известной репутацией или под руководством опытного адвоката.

Мне не импонирует востребованность адвоката, основанная на его готовности решать правовую проблему способами, не всегда совместимыми с правовыми. Такая успешность, в моем понимании, является, мягко говоря, зыбкой. В конечном счете это может дорого обойтись как адвокату, так и его доверителю.

При этом не стоит забывать, что в каждом регионе своя практика и судебная картина. К примеру, в Краснодарском крае уйма процессов по незаконному строительству и земельным спорам. А вот Амурская область славится произрастанием дикорастущей конопли, и поэтому у нас в регионе в этом направлении очень много работы. Ну, это элементарный пример. Везде разная судебная практика.

—Иногда. Но успех адвоката больше зависит от других факторов. Один мой белогорский коллега любил говорить: «А какие ваши доказательства?». В этом, собственно, и ключ к исходу. Суд — это итог расследования. Неважно, что судья слышит во время процесса: любые красноречивые выступления прокурора, адвоката и даже подзащитного. Есть материалы дела, которые он до этого прочитал, подготовился к заседанию. Судья в первую очередь руководствуется законом. Есть ли доказательства вины, насколько они подтверждены и достоверны — судья это видит. А если следствие проведено недобросовестно или частично сфальсифицировано, это в процессе рассмотрения всплывает наружу.

Поэтому считаю, что быть адвокатом непросто, не каждый готов посвятить себя этой древней профессии, пройти все трудности и преграды. Многие, не знающие специфику адвокатской деятельности, рассуждают о ней как дилетанты. Кто-то считает, что адвокат может без каких-либо затрат дать бесплатную консультацию и бесплатно сходить в суд, не понимая, что это работа, которую нужно оплачивать и что у адвоката тоже есть немалые расходы.

Оставшаяся часть юристов, к которой я отношу и себя, находится в поиске другого опыта, работы в гражданском и арбитражном процессе. Кто-то, уже получив опыт, с меньшими трудностями находит работу в организации – юрисконсультом, в органах местного самоуправления – специалистом юридического отдела. А кто-то открывает ИП или ООО и начинает работать самостоятельно, набивая «шишки» на пока еще не совсем понятном им гражданском и арбитражном процессе.

Адвокат Не Просто Профессия

автор: МАРГАРИТА ОЗЕРОВА
Защитная реакция
________________________________________
Об адвокатах доброго слова не услышишь. И преступников они отмазывают. И золотому тельцу служат. И профессия де стала синонимом циничности. Только что бы ни говорили, а поступить на юридический факультет все равно немыслимо трудно и дорого. Адвокат — это не просто звучит гордо. Это карьера.
________________________________________
Профессия адвоката — одна из древнейших. В Римской империи защитнику для выступления предоставлялось в два раза больше времени, чем обвинителю. Просвещенные римляне считали, что обвинить человека гораздо легче, чем защитить, и таким образом блюли справедливость.
В дореформенной России к поверенным и стряпчим относились с презрением, называли их «крапивное семя». Николай I декларировал: «Пока я буду царствовать, в России не нужны адвокаты, без них проживем».
Судебная реформа 1864 года резко изменила ситуацию. В 1866 году уже было 28 присяжных адвокатов. Эти люди составили цвет российской адвокатуры. Профессия сразу же стала элитарной. Федор Никифорович Плевако, Владимир Данилович Спасович, Сергей Андреевский, князь Урусов — признанные классики адвокатуры. Они были не только прекрасно образованными, но и смелыми, мужественными людьми. Классическими стали слова Плевако: «За прокурором холодный, неумолимый закон. За мной стоит живой человек».
В 1917 году большевики разогнали адвокатуру, но в 1922 году она была восстановлена, только уже в качестве формальной демократической декорации. Общее руководство адвокатурой (независимой по определению!) было поручено Министерству юстиции. Кстати, это положение не отменено до сих пор. С 60-х годов суды перестали выносить оправдательные приговоры (советская система не могла ошибаться). Максимум чего мог добиться адвокат — это смягчение приговора или отправления дела на доследование, где оно прекращалось, но не прилюдно и не гласно, а в кабинете следователя.
С возрождением частного бизнеса адвокаты почувствовали себя на коне. Появилась возможность не только сделать себе имя, но и заработать большие деньги. Правда, богатую персональную практику имеют немногие: 150-200 адвокатов на всю Россию. Их гонорары исчисляются тысячами долларов в месяц. Особо удачливые получают десятки тысяч. Основная же масса адвокатов ведет трудную жизнь. Официальная среднемесячная зарплата членов Московской городской коллегии адвокатов — 2,5 тысячи рублей. 70% практикуют в маленьких городах. Их клиенты годами не получают зарплату. Как правило, клиент находит адвоката сам, но некоторые не брезгуют поисками клиентов.
Я буду говорить только в присутствии моего адвоката!
Адвокаты делятся на криминалистов (ведут уголовные дела) и цивилистов (гражданские). Есть и более узкие специалисты. Некоторые, например, предпочитают дела, связанные с транспортными происшествиями, другие занимаются семейным или жилищным правом. А совсем недавно возникла новая модная специализация — бизнес-адвокат. Его роль как раз состоит в том, чтобы дело до суда не дошло.
Михаил Барщевский, президент адвокатского бюро «Барщевский и партнеры», доктор юридических наук, действительный член (академик) Российской академии адвокатуры: «Бизнес-адвокат должен так вести дела клиента, чтобы, с одной стороны, он действовал абсолютно законно, а с другой, платил налоги минимально, что в наших условиях особенно важно. Его задача так составить договор, чтобы все было четко, понятно и жестко, так провести переговоры, чтобы локализовать конфликт и договориться. Работа бизнес-адвоката — это некий костыль в повседневной жизни клиента, на который он опирается, чтобы не оступиться».
Внешне деятельность бизнес-адвоката напоминает работу юрисконсульта, но между ними есть существенная разница. Во-первых, психологическая. Юрисконсульт получает зарплату и полностью зависит от хозяина. Адвокат же одновременно работает с несколькими клиентами, и у него нет страха потерять работу. В конечном счете это выгодно и самому клиенту: адвокат даже под давлением не пойдет на нарушение закона. Кроме того, бизнес-адвокаты более универсальны и грамотны в различных отраслях права, чем юрисконсульты.
Естественно, бизнес-адвокат должен быть хорошим специалистом по налоговой, валютной, банковской и прочим новым отраслям права. Экономическое образование бизнес-адвокату иметь вовсе не обязательно. Михаил Барщевский черпает свои знания из статей в экономических изданиях и из бесед с приятелями-экономистами. «Но ни в коем случае не надо себя мнить специалистом-экономистом,- говорит он,- не надо давать экономических советов. Хотя трезвый анализ экономической ситуации не помешает. Например, 17 августа ни один мой клиент не залетел, потому что я ожидал этих событий еще в апреле и предупредил всех об этом. Уже в марте мои клиенты сделали все, что могли. Я несколько ошибся в сроках, и надо мной начали посмеиваться. Но зато в августе я собрал большую коллекцию коньяка. Без бутылки никто не приходил. Только обидно, что коньяк я не пью».
Заработки у бизнес-адвокатов больше и стабильнее, чем у судебных. Корпоративные адвокаты работают обычно по почасовой ставке. Тот, кто имеет дело с иностранными клиентами, зарабатывает, как правило, $150-200 в час. Но бывают и исключения. Например, одна фирма как-то платила Генри Резнику $1000 в час.
И все же престижнее быть судебным адвокатом, потому что известность приходит только в суде, где у адвоката есть трибуна. Зато чем меньше известен бизнес-адвокат, тем выше его профессиональные качества — значит, он успешно ведет дела своих клиентов.
Адвокатов, которые занимаются чисто корпоративным правом, немного. Большинство причисляет себя к универсальным адвокатам, то есть и и судебные дела ведут, и оказывают помощь корпоративным клиентам. Резник, Падва, Барщевский, которые не отказывают себе в бизнес-консультировании, все же предпочитают работу судебного адвоката.
Барщевский завещал учиться, учиться и учиться
В фильме «Правосудие для всех» адвокат, удачно построивший защиту человека, обвиняемого в убийстве малолетних, сходит с ума от чувства вины. Выйдя на свободу, его подзащитный тут же совершает новое преступление. «Я же хороший адвокат,- ищет защитник оправдания у коллег.- Я честно выполнял свою задачу».
По мнению адвоката Генри Резника, у героя фильма оказалась слишком слабая для адвоката психика. В случившемся виноват вовсе не адвокат, прекрасно сделавший свою работу (он документы не фальсифицировал и свидетелей не подговаривал), а прокурор, который плохо выстроил систему доказательств.
Что же необходимо, чтобы стать профессионалом? Для начала, конечно, закончить юридическое учебное заведение (см. рейтинг юридических вузов в журнале «Карьера» №9, 1998). До недавнего времени специализации адвоката ни в одном вузе не было (что, правда, не мешало появлению блестящих профессионалов). Юристы, пожелавшие податься в защитники, были обречены только на самостоятельную работу. Теперь же в Московской юридической академии появилась кафедра, а в Московском институте экономики, политики и права создано отделение адвокатуры. Кроме того, совсем недавно Московская городская коллегия адвокатов и Гильдия российских адвокатов совместно основали Российскую академию адвокатуры. Председатель совета учредителей — Генри Резник. Это не курсы повышения квалификации, а обычное высшее учебное заведение.
Каким бы хорошим ни был выбранный вуз, он не освободит вас от самостоятельной работы. Если вы, конечно, хотите быть хорошим адвокатом. Анатолий Кучерена обязательно советует серьезно заниматься психологией, Михаил Барщевский предлагает поработать над собой: полистать книги по риторике, потренироваться перед зеркалом, чтобы отработать жесты и мимику, записать свою речь на магнитофон. И не забывать, что выступление адвоката должно быть грамотным, убедительным и эмоциональным. По мнению Генриха Падвы, стоит почитать речи хороших ораторов, начиная с Цицерона и Ломоносова. Особый интерес представляют выступления знаменитых российских адвокатов (все они изданы). Хотя можно быть хорошим адвокатом, не будучи оратором. Если Плевако, к примеру, за его блестящие речи называли «московским златоустом», то Спасович тщательно работал над каждым своим выступлением, выучивал его наизусть и репетировал перед своими домашними. Как говорится, терпение и труд все перетрут.
Чтобы иметь возможность заниматься адвокатской практикой, нужно, кроме диплома, получить удостоверение адвоката, а для этого вступить в одну из коллегий. Всего в Москве 12 коллегий, зарегистрированных Минюстом. Наиболее крупная и уважаемая — Московская городская. Отметим также Московскую областную коллегию адвокатов, Гильдию российских адвокатов, Межреспубликанскую коллегию адвокатов. Есть коллегии, где адвокаты объединены в зависимости от специализации, например Инюрколлегия, занимающаяся проблемами получения наследства за границей. Наиболее строгие условия отбора в Московской городской коллегии, чем и объясняется ее престиж.
Для получения удостоверения адвоката юристам, имеющим стаж работы, необходимо сдать сложный квалификационный экзамен и предоставить характеристики с места предыдущей службы. Для выпускников юридических вузов, кроме экзамена, обязательна девятимесячная практика в коллегии. Всем членам Московской городской коллегии адвокатов гарантировано трудоустройство. Их распределяют по столичным юридическим консультациям либо по соответствующим запросам направляют на работу в частные адвокатские бюро.
Михаил Барщевский: «Сегодня адвокатами именуется огромное количество людей недостойных. Если раньше я просто гордился, что я адвокат, то теперь мне надо добавлять, что я адвокат Московской городской коллегии адвокатов. В других коллегиях, безусловно, тоже есть блестящие профессионалы, но в процентном отношении плохих у нас в силу сохранения определенных традиций пока значительно больше, чем хороших».
Человеческая слабость как категорический императив
Адвокаты категорически не согласны с общепринятым мнением, что в этой профессии самое место циникам и рвачам.
Анатолий Кучерена: «В адвокаты может идти человек, который искренне хочет защищать людей. Помимо профессиональных знаний, которые я ставлю на первое место, адвокат должен обладать определенными человеческими качествами, такими как порядочность, добросовестность, непреклонная воля, если хотите, упрямство. Без этого невозможно качественно вести дела. Надо быть психологом. Часто приходят посоветоваться, как поступить в той или иной ситуации. Адвокат не просто должен оттарабанить статью кодекса, он должен подсказать тактику поведения.
Очень важно, как адвокат будет вести разговор с клиентом. Ни в коем случае он не должен начинать дело с обсуждения гонорара. Адвокат должен честно ответить, есть ли проблема у его доверителя и как ее решить, а не тянуть и накручивать деньги. Иначе это уже не адвокат.
В нашей стране говорить об ораторском искусстве адвокатов, риторике, о прекрасном выступлении в суде бессмысленно. Наверное, адвокат не должен так говорить, но я разочарован нашей судебной системой. Она носит исключительно обвинительный уклон. Много заказных, политических дел. Ты прекрасно подготовился, перелопатил гору литературы, но понимаешь, что исход дела предрешен.
Но, что бы ни происходило, адвокат должен быть мужественным и упорным до конца. Ничего не бояться. В противном случае, если оппоненты почувствуют слабинку — растопчут. У судьи, следователя и прокурора есть власть, а у адвоката власти нет. Только закон».
Михаил Барщевский: «Адвокат должен уметь хорошо писать, говорить, быть психологом, обладать артистическими способностями и, естественно, быть грамотным юристом. По приоритетам я бы расставил так: для судебного адвоката — артистические способности, психолог, юрист, для бизнеса-адвоката — психолог, артистические способности, юрист.
Кроме того, надо, простите за банальность, либо любить людей, либо интересоваться ими. Иначе лучше не браться за это дело. Когда я только начинал работать, мой руководитель, умнейший человек, сказал: «Миша, если вы способны не забывать о своих клиентах, сидя с любимой девушкой в ресторане, то вы выбрали профессию правильно. Если вы хотите, выйдя из офиса, отключиться от того, чем занимались в рабочее время, меняйте профессию сейчас».
Генрих Падва: «В адвокатуре, как и в любой другой профессии, прежде всего нужен талант. Необходимо юридически мыслить, то есть рассматривать любые жизненные события с правовой точки зрения. Нужна общая культура: чем больше гуманитарных знаний, тем лучше. Честность, конечно. Надо верить людям, щадить их и понимать.
Помню, как-то на американской фотовыставке меня потряс потрет одного судьи. Он был снабжен следующей аннотацией: «Его выбрали судьей штата не только потому, что он был очень хорошим юристом, справедливым человеком, но и за то, что он не был настолько святым, чтобы не понимать слабости человеческие».
Не вся правда, но правда
«А этично ли защищать насильников и убийц?» — спрашивают с вызовом те, кто уверен в собственной непогрешимости. Подобная постановка вопроса адвокатам кажется несерьезной, но тем не менее все они подтверждают, что частенько сталкиваются с моральными проблемами.
Михаил Барщевский: «Есть некий постулат — святой является адвокатская тайна. Но что делать, если ко мне придет обиженный на весь свет клиент и поделится со мной намерением отравить газопровод? Я нормальный человек, представитель гуманной профессии и не могу спокойно жить, зная, что под угрозой жизни тысячи людей. В данном случае адвокат должен предпринять все зависящие от него меры, чтобы переубедить своего клиента, запугать, если хотите. Если же он видит, что столкнулся с человеком невменяемым (вменяемого всегда можно переубедить), тогда он должен принять меры по предотвращению преступления. Кстати, надо иметь в виду, что за намерение совершить преступление не судят. Ситуация резко меняется, если к адвокату обратился человек, уже совершивший преступление. Тогда адвокат не имеет права помогать следствию раскрыть преступление. В противном случае мы лишаем людей возможности получать юридическую помощь.
Кроме того, я не считаю себя вправе даже внутренне выносить приговор. Я никогда не спрашиваю клиентов, что было на самом деле,- это не мой вопрос. Клиент рассказывает мне ровно столько, сколько он считает нужным. Я не хочу, чтобы у меня был психологический барьер. Если я буду в суде говорить одно, а знать другое, я не буду достоверен и перестану уважать свою профессию и себя самого. Адвокат никогда не должен врать. Позиция адвоката: не вся правда, но правда».
Генри Резник, председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов, заслуженный юрист РФ, кандидат юридических наук, президент адвокатского бюро «Резник, Гагарин и партнеры»: «Адвокатская мораль построена на таких принципах, как честность, добросовестность и компетентность. Людей надо жалеть, пытаться понять и не наклеивать ярлыки. Право на защиту имеют все. Сколь бы тяжким ни было преступление, ты должен изыскать какие-то обстоятельства, которые оправдывают твоего подзащитного либо смягчают его вину. Закон обязывает адвоката быть защитником. Если тебе не нравится, иди в прокуроры. Поэтому у адвоката должна быть некая «мозоль в сердце» — иначе оно разорвется. Он должен мыслить не как простой человек, а как профессионал».
Алла Живина, адвокат, заместитель председателя президиума Московской городской коллегии адвокатов: «Я не то чтобы раздваиваюсь, но исключаю все эмоции. Как обычный человек, я на стороне всех потерпевших, но как профессионал, я сочувствую тому человеку, которого я защищаю».
Успех — дело тонкое
Успех в карьере адвоката — вещь достаточно хрупкая. Зависит не только от профессиональной подготовки и убедительности доказательств, но и от банального настроения судьи, не говоря уж о том, что дело может быть просто заказным. Тем не менее многие знаменитые адвокаты умудряются выигрывать дела несмотря ни на что.
Михаил Барщевский: «Успех в нашем деле, как и в любом другом, зависит от того, как ты работаешь, и немножко от судьбы. Начиная с 1985 года я проиграл только одно дело. А что касается работы бизнес-адвоката, то я вывел такой афоризм: я хорошо работаю тогда, когда мой клиент не понимает, за что он мне платит».
Генри Резник: «Адвокат не должен выигрывать все дела, так же как врач не должен вылечивать всех больных. У меня было 93 дела, 92 с половиной я выиграл. Так что все ждут от меня только побед, а это мешает работать».
Генрих Падва: «Процессы выигрываются не только благодаря мастерству адвокатов. Нужен еще элемент везения. Не дай Бог попасть под какую-нибудь кампанию. Если объявляется, например, «месячник борьбы с налоговыми преступлениями», то начинают мести всех — и правых, и виноватых».
Многие проблемы российских адвокатов привели бы в недоумение их западных коллег. У «них» адвокат работает по 5-6 часов в сутки и получает несоизмеримо более высокие гонорары, чем в России. У нас, чтобы добиться успеха, надо вкалывать, забывая о сне и отдыхе. В Америке есть понятие «it’s the law» («это закон»), что означает: ничего больше сделать нельзя, разговор окончен. А у нас после этой фразы все только начинается. Тут же следует вопрос: «А как его обойти?»
Любая деятельность накладывает на человека определенный отпечаток. Профессию адвоката можно сравнить с водкой, которая расслабляет человека и выявляет его истинные качества. Злой становится более циничным, а мягкий и добрый проникается еще большим сочувствием к человечеству.
За что я люблю свою профессию?
Анатолий Кучерена:
«За то, что могу помочь другим людям. Я всегда был таким. Еще в школе, если кого-нибудь обижали, я обязательно вмешивался. Раз в месяц я бесплатно консультирую малоимущих жителей своего района. Вести громкие дела богатых людей и не помогать простым грех. К тому же для адвоката это еще и хорошая профессиональная тренировка».
Михаил Барщевский:
«За то, что все время приходится делать что-то новое. Я не могу сказать, что я люблю людей, потому что все-таки в начале своей адвокатской деятельности я общался не с лучшими представителями рода человеческого. Но люди мне интересны».
Генри Резник:
«Эта профессия как нельзя лучше подходит к моим психологическим особенностям и жизненным установкам. Я всегда больше всего ценил свободу и независимость. Адвокатская деятельность — это творчество, нередко сочетаемое с приличным материальным вознаграждением. Деньги я ценю как средство, которое обеспечивает большую свободу. Кроме того, с детства я людей жалел. Вступался за тех, кто не мог за себя постоять, ввязывался в драки, несмотря на то, что преимущество явно было не на моей стороне. Я часто побеждал, потому что в драках важна не только сила, но и кураж».
Генрих Падва:
«За свободу творчества. За независимость. Это одна из самых независимых профессий. Никто никогда не давал мне указаний, что говорить и какую позицию избрать. Традиционная судебная адвокатура по сути своей является разрешенной оппозицией. Это свободная профессия. Я могу работать столько, сколько хочу. Смысл деятельности адвоката — защита интересов конкретного человека. Это благородная, достойная задача. Хоть я и консультирую бизнес-проекты, но больше люблю работать с людьми. Мне интересны их психология, ошибки, пороки, достоинства. И наконец, мне нравится, что эта профессия во все времена дает возможность быть материально независимым».
Алла Живина:
«За необыкновенное состояние свободы духа. За то, что я могу высказывать свое мнение и отстаивать его. Причем часто получаю реальный результат. Это приносит колоссальное удовлетворение».

Вам может понравиться =>  Вторая Кассация В Верховный Суд Срок

За что я не люблю свою профессию?
Анатолий Кучерена:
«Я такой фанат своей профессии, что, честно говоря, никогда даже не задумывался об этом. Пожалуй, иногда мешает жить то, что меня узнают».
Михаил Барщевский:
«Мне не нравится, что сегодня к этой профессии примазалось большое количество случайных людей. Второе. Адвокат всегда работает на конкретного клиента. И хотя клиентов выбирают, иногда выбор оказывается ошибочным. Со временем человек становится неприятен, но есть профессиональный долг — раз взял дело, обязан довести его до конца. Третье. Наша профессия тяжелая, потому что мы всегда отстаиваем интересы клиента против государства. Против прокуратуры, следствия, милиции, Министерства экономики, Центробанка, налоговых органов».
Генри Резник:
«Профессия адвоката достаточно тяжелая, она ставит много вопросов чисто нравственного характера. Но я выработал в себе способность блокировать негативные эмоции, которые неизбежно возникают в процессе работы. Это качество крайне важно для профессионала. Клиенты бывают разные. Адвокат не может сам выйти из дела, но мысль «убить» клиента иногда возникает. У клиента бывает искаженное представление о деятельности адвоката, он хочет обеспечить победу любой ценой и толкает адвоката на нарушение закона. Адвокат никогда не должен давать клиенту повод для панибратства. Он советчик, защитник, но не соучастник и не подельник. Сейчас в адвокаты устремилось много случайных людей, которые не имеют представления о морали и позорят адвокатскую профессию».
Генрих Падва:
«До последнего времени в общественном сознании и в отношении власти к адвокату в нашей стране царило непонимание сути профессии. С одной стороны, адвоката считали чуть ли не пособником преступника, а с другой, говорили, что он ничего не решает. Сложность заключается и в некоторой зависимости от клиентов, далеко не все из которых интеллигентны и умны. Требуют больше, чем может сделать адвокат. Сейчас некоторые клиенты считают адвоката посредником в своих неблаговидных делах, требуют от адвоката невозможного. Их интересует гарантированный результат любым путем, законным или незаконным».
Алла Живина:
«За то, что последние годы адвокатским званием пользуются люди, которые далеки от адвокатуры. Не вступая в коллегии, они создают фирмы, бюро, занимаются частной практикой, абсолютно безответственно обещают клиенту положительный результат, не имея на то никаких оснований. И еще за то, что порой молодые судьи пренебрежительно относятся к адвокатам, забывая о том, что адвокатура — это составная часть судебной системы».

Вам может понравиться =>  Чтосделатьчтобы Не Выселили Инвалида Собственника Из Квартиры

Адвокат никому и никогда (пока его не освободит от этой тайны доверитель) не может рассказать ничего про своего доверителя. Например, даже о факте обращения к нему конкретного человека. Разумеется, если ваш адвокат ходит в суд с вашей доверенностью — это уже не тайна. Но если вы просто решили переговорить с опытным специалистом — адвокат не ответит ни да, ни нет на вопрос, обращались ли вы к нему.

Третий важный «кит» — адвокатская этика. В принципе, Кодекс профессиональной этики адвоката — публичный документ, его стоит прочитать. Важно то, что адвокатское сообщество очень строго требует его соблюдения. Даже в мелочах. Например, участвующие в процессе в интересах противоборствующих сторон адвокаты, не должны беседовать с клиентом адвоката противоположной стороны без присутствия адвоката (или с его согласия). Это только звучит заумно, а вещь очень разумная: у человека есть профессиональный советник по правовым вопросам, оказывающий юридическую помощь, и не надо делать так, чтобы человек без этой помощи остался. Писать лично противной стороне, кстати, кодекс профессиональной этики не запрещает :).

Работа адвоката хороший базис для освоения любой профессии в будущем. Знания законов и опыт работы с людьми позволяют сформировать необходимые качества в человеке, чтобы достичь любых вершин карьерной лестницы. Это относится и к бизнесменам, и к политическим деятелям, работникам сферы искусства и культуры. Есть примеры, когда адвокаты и юристы становились президентами, как в Польше, или большими бизнесменами, как в России.

Работа адвоката, это в равной степени работа, как с документами, так и с людьми. Адвокату приходится встречаться и работать со следователями, в суде работать с судьями. Очень важно уважать всех участников судебного процесса. К сожалению, приходится видеть, как некоторые адвокаты неуважительно относятся к суду или к прокурору, который выступает против обвиняемого. Это впоследствии сказывается на клиенте не в лучшую сторону. Умение работать с людьми приходит с опытом. Здесь нет ничего сложного. Главное уважительно и с достоинством отстаивать свою позицию. Любое уголовное или гражданское дело, всегда имеет много спорных моментов. Задача адвоката найти нормы закона, которые позволят решить этот спорный вопрос в пользу твоего клиента.

Вам может понравиться =>  Вредные Факторы На Электрогазосварщика

Адвокат – не просто профессия, а состояние души

Закон об адвокатуре воплотил в себе чаяния нескольких поколений адвокатов, мечтавших об объединении в единое сообщество, и закрепил многие традиции, выработанные присяжной адвокатурой. Спустя 12 лет после принятия этого закона мы видим, что наше сообщество развивается как профессиональная и социально ответственная корпорация, позиционирующая себя не только как необходимый элемент правовой системы, но и как активный институт гражданского общества.

Свой очередной «деловой завтрак» в ресторане «Тверской» на проспекте Чайковского областного центра наша газета провела с адвокатом, президентом Адвокатской палаты Тверской области, председателем областной коллегии адвокатов, преподавателем юридического факультета ТвГУ Александром Севастьяновым. И начали мы свою беседу за чашечкой зеленого чая с темы о профессиональном празднике адвокатов, отмечаемом в нашей стране 31 мая.

Adblock
detector