Клиническая больница 6 москва куда свозили чернобыля

6 Ая Клиническая Больница Москва Куда Привозили Из Чернобыля

— Атомная станция продолжала работать, приехали московские ученые и сказали, что, да, доза радиации невысокая, поэтому пусть Киндзельский тут не выдумывает, все это ерунда, никакой опасности нет, Украина не пострадала, и для украинцев, мол, даже полезны малые дозы радиации.

— Мои братья Леня и Иван были в составе караула, поэтому к тушению пожара они приступили через семь минут. Я, когда приехал, снял туфли, одел кирзовые сапоги, на мне была обычная форма. И одел 16-килограммовый противогаз. Слышу голос брата Леонида, он тогда был командиром подразделения, они тушили крышу машинного зала: «Рукава давай, эти сгорели!»

Задействованный персонал медиков отдал все силы для спасения людей. Врач Белоконь сам из последних сил добрался со станции до больницы, где его немедленно уложили с теми же симптомами, что и у тех, кого он отправил сюда до этого.
На пределе сил работала на Чернобыльской станции фельдшер М. М. Сергеева, дежурившая в ту ночь в здравпункте административно-бытового корпуса №1 станции.

— Надо анализировать все, что делалось в Чернобыле. Ясно, к примеру, что было много лишних заходов вертолетчиков. Они совершили 1200 вылетов, низко опускались над реактором. Один экипаж погиб — вертолет упал в реактор. И такое было. Безусловно, следовало более жестко регламентировать число привлеченных людей, тщательно контролировать уровни доз. Многие рисковали, на мой взгляд, напрасно.

В ночь на 26 апреля 1986 года припятская медсанчасть приняла первых пострадавших в чернобыльской катастрофе. Туда привозили работников ЧАЭС и пожарных, которые тушили четвертый энергоблок станции — из пожарных расчетов лейтенантов Виктора Кибенка и Владимира Правика. Переодевать их должны были на санпропуске АЭС, но в ту ночь он оказался закрыт, поэтому все пришлось делать уже в больнице. Всю одежду и обувь пострадавших, а также больничное постельное белье, на котором они лежали, санитары сложили в подвал медсанчасти. Вещи пожарных и сотрудников станции до сих пор лежат в одной из комнат подвала и изрядно «фонят». В других комнатах сложены шкафы, стеллажи и различное медицинское оборудование.

А.Е.: Вы абсолютно правы. Эволюционно вирус, бактерия не хочет убивать новый ареал существования. Он хочет туда заселиться и жить дружно. Поэтому коронавирусу невыгодно эволюционно убить человечество. Он хочет с ним сосуществовать, чтобы люди жили спокойно, переносили инфекцию, а вирус спокойно множился в людях.

Леонид Киндзельський был человеком с характером. Несмотря на настойчивые рекомендации московских коллег, он открыто отказался использовать этот метод: профессора смутило, что лечение острой лучевой болезни полностью совпадает с лечением острого лейкоза после лучевой терапии.

Не дождавшись врача, фельдшер Скачек повёз первую партию пострадавших в медсанчасть № 126 г. Припять. Через 40 минут после взрыва в медсанчасть поступили первые 7 пострадавших, в 4 часа 30 минут – 36, а к 10 часам утра – 98 человек. «Чернобыльцев» принимали Г. Н. Шиховцов, А. П. Ильясов и Л. М. Чухнов. Прибыла заведующая терапевтическим отделением Н. Ф. Мальцева. В работу по обработке больных включились хирурги А. М. Бень, В. В. Мироненко, травматологи М. Г. Нуриахмедов, М. И. Беличенко, хирургическая сестра М. А. Бойко. За подмогой по квартирам медиков отправили санитарку. Но многих не оказалось дома: ведь была суббота, и люди разъехались по дачам.

Из 190 тонн ядерного топлива 171 тонну выбросило взрывом наружу. Крыша станции была усыпана обломками реактора. Уровень радиации – 10 тысяч рентген в час. При безопасном – 50 микрорентген. Радиоактивное облако накрыло несколько областей Советского Союза: это Киевская, Гомельская, Могилевская, Брянская, Калужская, Орловская, Тульская области. В радиусе 30 километров от станции была объявлена зона отчуждения – 2 600 квадратных километров. В результате аварии навсегда лишились своих домов около 140 тысяч человек. Больше всего пострадала Беларусь.

«Уже в июле техника была отправлена в Чернобыль. С июля по декабрь было расчищено порядка 2500 квадратных метров грунта. Там, где излучение было на запредельных характеристиках», – рассказывает генеральный директор АО НИИ «Траснмаш» концерна Уралвагонзавод Антон Свиридов.

Поликлиника 6 Куда Возили Чернобыль

Когда персонал шел в палату к загрязненным радиацией больным, надевали спецодежду, перчатки, фартуки, маски. При выходе также проводилась обработка одежды, рук. Ограничивалось время пребывания персонала в зоне повышения радиоактивности. Никто из персонала лучевой болезнью не заболел.

В апреле 2022 году в Киеве прошла презентация книги Галины Денисенко «Эхо Чернобыля глазами врача» (для потомков). В книге обобщены труды ученого и врача Г. Денисенко, она 40 лет возглавляла научную работу кафедры терапии стоматологического факультета НМУ им. О. Богомольца. Сама автор до выхода своей книги не дожила. Г. Денисенко обобщает изученные действия постоянного внутреннего низкоинтенсивного облучения радиоизотопами, которые десятилетиями остаются в корневой системе растений, что приводит к врожденным порокам развития людей, росту заболеваемости и смертности, особенно среди детей. Врач делится и личным опытом своей семьи, где много лет боролись за жизнь единственной внучки. Засекреченные данные о влиянии радиационного излучения на организм человека — именно это автор считает главным моментом, не позволившим предотвратить и вовремя распознать проявления заболеваний, связанных с радиацией.

Понятно почему. Для государства любые упоминания Чернобыля очень болезненны. До 91-го о нем вообще молчали. У многих ликвидаторов на этой почве были потом нервные срывы. Ты в зоне, тебе объясняют, что ты делаешь что-то очень важное. Работаешь по следу ядерного взрыва. Там мы чувствовали себя героями.

Отечественное законодательство, направленное на поддержку социально незащищенных граждан, подразумевает целый список того, как поддерживает этих граждан. В этом материале мы разберем льготы чернобыльцам — перечень льгот 2022, как их получить и другие вопросы.

— Нет, но мы знали, что через органы дыхания в организм попало большое количество радиоактивных веществ. Важно было вывести их как можно быстрее, чтобы уменьшить облучение внутренних органов и не дать радионуклидам засесть на годы в костях, печени… Поэтому всячески старались «вымыть» пациентов изнутри. Для этого их усиленно кормили, поили (давали травяные отвары и минеральную воду), ставили капельницы со специальным раствором. Нужно сказать, что в те времена капельницы были примитивными, системы не оснащались колесиками, позволяющими приостановить подачу раствора. Поэтому больным приходилось носить с собой штативы с системами в туалет, столовую.

А потом мне позвонила из больницы знакомая врач и сказала: «Сегодня вечером ваших мужей увозят, не знаю куда. Разбирайтесь». И я помчалась в больницу. Уже в вестибюле меня схватил за руку какой-то врач и потащил на улицу. «Скажите, где мой муж!» — кричала ему я. А он в ответ: «Не положено, уходи отсюда!» Вот так все было грубо.

— Цитостатическая болезнь — это резкое подавление кровообразования, возникающее у онкологических больных вследствие применения лучевой терапии или же медикаментозной, которая имитирует ее. По методике Мате к собственному костному мозгу подсаживают донорский.

У москвички Ольги больны двое детей, которые появились на свет в начале 90-х, уже после того, как их отец работал в Чернобыле после аварии. Что у них проблемы со здоровьем, женщина поняла далеко не сразу. «В младенчестве Тоша плакал все время, а у Маши до года были глаза, будто стеклянные.

Когда персонал шел в палату к загрязненным радиацией больным, надевали спецодежду, перчатки, фартуки, маски. При выходе также проводилась обработка одежды, рук. Ограничивалось время пребывания персонала в зоне повышения радиоактивности. Никто из персонала лучевой болезнью не заболел.

— Нет, но мы знали, что через органы дыхания в организм попало большое количество радиоактивных веществ. Важно было вывести их как можно быстрее, чтобы уменьшить облучение внутренних органов и не дать радионуклидам засесть на годы в костях, печени… Поэтому всячески старались «вымыть» пациентов изнутри.

В Какую Больницу В Москве Привозили Ликвидаторов Чернобыльской Аэс

Отечественное законодательство, направленное на поддержку социально незащищенных граждан, подразумевает целый список того, как поддерживает этих граждан. В этом материале мы разберем льготы чернобыльцам — перечень льгот 2022, как их получить и другие вопросы.

Все не те слова вам говорю… Не такие… Нельзя мне кричать после инсульта. И плакать нельзя. Потому и слова не такие… Но скажу… Еще никто не знает… Когда я не отдала им мою девочку… Нашу девочку… Тогда они принесли мне деревянную коробочку: «Она — там». Я посмотрела… Ее запеленали… Она в пеленочках… И тогда я заплакала: «Положите ее у его ног. Скажите, что это наша Наташенька». Там, на могилке не написано: Наташа Игнатенко… Там только его имя… Она же была без имени, без ничего… Только душа… Душу я там и похоронила…

Те, кто получил свою дозу сразу после аварии, болеют меньше. Тем, кто приехал со временем, гораздо хуже: неподготовленный организм с годами набирает, накапливает радиацию. Летом по улице все ходят в тапках. От обычной обуви ломит ноги. Даже сегодня в этих местах на трех новорожденных — один мертвый. Почти все младенцы — с отклонениями. Самые распространенные болезни у новорожденных – «заячья губа», косолапие, хрупкие кости.

«Вот тогда, в госпитале, мне стало страшно. Я увидел, как люди мрут как мухи. Я не видел тех, с кого слезала кожа, как в американском фильме, но я видел тех, кого покидали силы. Это странное ощущение, когда ты видишь, как человека покидают силы», – рассказал очевидец.

Профессор Киндзельский выбрал иной метод лечения: внутривенно вводил в кровь стволовые клетки. В течение нескольких суток они выполняли функции костного мозга, затем умирали и выводились из организма. А тем временем собственный костный мозг больного отдыхал, выходил из криза, и человек постепенно выздоравливал.

6ая Больница Москва Во Время Чернобыльской Аэс

Испытания должны были проводиться 25 апреля 1986 года на мощности 700—1000 МВт (тепловых), 22-31% от полной мощности. Примерно за сутки до аварии (к 3:47 25 апреля ) мощность реактора была снижена примерно до 50 % (1600 МВт). В соответствии с программой, отключена система аварийного охлаждения реактора. Однако дальнейшее снижение мощности было запрещено диспетчером Киевэнерго. Запрет был отменён диспетчером в 23:10. Во время длительной работы реактора на мощности 1600 МВт происходило нестационарное ксеноновое отравление . В течение 25 апреля пик отравления был пройден, началось разотравление реактора. К моменту получения разрешения на дальнейшее снижение мощности оперативный запас реактивности (ОЗР) возрос практически до исходного значения и продолжал возрастать. При дальнейшем снижении мощности разотравление прекратилось, и снова начался процесс отравления.

Но сразу показалось странным, что на этих сейсмограммах отсутствуют пики от взрыва 4-го блока в его официальный момент. Объективно получалось, что сейсмические колебания, которые никто в мире не заметил, станционные приборы зарегистрировали. А вот взрыв 4-го блока, который потряс землю так, что его почувствовали многие, эти же приборы, способные обнаружить взрыв всего 100 т тротила на расстоянии 12 000 км, почему-то не зарегистрировали. А ведь должны были зарегистрировать взрыв с эквивалентной мощностью 10 тонн тротила на расстояния 100-180 км. И это тоже никак не укладывалось в логику.

Дальше… Последнее… Помню вспышками… Обрыв… Ночь сижу возле него на стульчике… В восемь утра: «Васенька, я пойду. Я немножко отдохну». Откроет и закроет глаза — отпустил. Только дойду до гостиницы, до своей комнаты, лягу на пол, на кровати лежать не могла, так все болело, как уже стучит санитарка: «Иди! Беги к нему! Зовет беспощадно!»

Вам может понравиться =>  Регламент Росгвардии Продлении Лицензии Чоп 2022

Начал с 3-го зала, сделал замеры, проверил срабатывание датчиков. Потом лифтом 3 блока спустился на 12 отметку и пришёл к себе на щит. Собирался идти на 4 блок. Тут раздался глухой, очень сильный удар. Мы с напарником Николаем Навальным решили, что это произошел так называемый гидравлический удар в турбинном зале (за стеной нашего помещения), который иногда случается при остановке турбины. Но в этот момент мы услышали второй глухой удар. Выключился свет, погас щит радиационного контроля 4-го блока.

В процессе опроса старший инспектор технической эксплуатации ЧАЭС, госпитализированный в Москву, высказал версию о том, что во время, предшествующее взрыву, два главных циркуляционных насоса (ГЦН) работали в нестандартном режиме. Вследствие этого началась сильная вибрация здания, повлекшая падение мостового крана на ГЦН–24, отрыв его от контура многократной принудительной циркуляции воды. Эти обстоятельства повлекли за собой разгерметизации контура и разгон реактора. Данные опроса доведены до комиссии по расследованию причин аварии.

Самое первое больничное учреждение Басманной больницы, теперь 6 Городская клиническая больница, открылось в 1873 году и лишь в 1876 году состоялось официальное открытие больницы под названием «Басманная больница для чернорабочих в Москве». Основана больница была при бывшем здании Сиротского суда. В 1877 получила статус самостоятельной больницы.

Были проведены различные мероприятия, в том числе в 2007 — 2012 годах к ноябрьской и апрельской датам организованы выезды чернобыльского актива в ТОК «Судак» (Украина), зарегистрирован и издаётся собственный печатный орган — газета «Чернобыльский вестник» и сайт СЧМ, создаются школьные музеи и экспозиции о подвиге чернобыльцев-москвичей, проводятся уроки мужества в образовательных учреждениях, издаются книги, плакаты, фильмы, учреждён и проводится округах конкурс детского творчества «Чернобыльская звезда».

А.И. Бурназян возглавил работу по созданию службы радиационной безопасности страны. Яркий талант организатора, профессионализм, масштабность мышления А.И. Бурназяна позволили в кратчайшие сроки создать систему медико-санитарного обеспечения персонала атомной отрасли. Он лично контролировал строительство подведомственных учреждений и привлекал лучшие кадровые ресурсы. Благодаря его труду достигли больших высот медицинская радиобиология и радиационная медицина.

Профессор Киндзельский выбрал иной метод лечения: внутривенно вводил в кровь стволовые клетки. В течение нескольких суток они выполняли функции костного мозга, затем умирали и выводились из организма. А тем временем собственный костный мозг больного отдыхал, выходил из криза, и человек постепенно выздоравливал.

СЧМ, согласно его Уставу, осуществляет деятельность, связанную с оказанием содействия гражданам, подвергшимся воздействию радиации в получении социальной, медицинской, материальной, правовой и иной помощи, а также по их социальной адаптации и профессиональной реабилитации.

После окончания школы, Елена поступила учиться в московский ВУЗ. На втором курсе института впервые столкнулась с заболевание щитовидной железы. Обратилась к врачам, когда заметила тремор рук. С тех пор периодически принимала препараты, в 40 лет была прооперирована, удален узел в щитовидной железе, онкопатологии не обнаружили. Муж Елены родом из города Пермь, территория Пермской области не была подвержена радиоактивным осадкам. В семье родилось двое сыновей. Старший с рождения страдал расстройством желудочно-кишечного тракта. В 27 лет мужчина имеет диагноз неспецифический язвенный колит. Младший сын рос вполне здоровым ребенком, но в 20 лет начали выпадать волосы, борьба с алопецией особого результата не дала, у родителей проблем связанных с потерей волос не было. В целом семья Елены всегда была спортивной, в доме были лыжи, велосипеды, вредных привычек не имели. Проблемы со своим здоровьем и здоровьем сыновей, Елена связывает с тем, что «хватанула» в детстве радиации. Давно еще, знакомая посоветовала носить девушке короткие бусы из жемчуга, поближе к пораженному органу. Жемчуг, сказала, помогает справляться с болезнями щитовидки. Елена и носит всю жизнь жемчуг, и эта ниточка дает ей силы и надежду. И хорошие врачи, безусловно…
Смирнова Ольга.

В статье использованы данные из монографии «Авария Чернобыльской атомной станции (1986–2011 гг.): последствия для здоровья, размышления врача» А.К. Гуськова, И.А. Галстян, И.А. Гусев. Под общей редакцией члена-корр. РАМН А.К. Гуськовой. М.: ФМБЦ имени А.И. Бурназяна, 2011.

СЧМ, согласно его Уставу, осуществляет деятельность, связанную с оказанием содействия гражданам, подвергшимся воздействию радиации в получении социальной, медицинской, материальной, правовой и иной помощи, а также по их социальной адаптации и профессиональной реабилитации.

Если ребенок чернобыльца достиг совершеннолетия, он получает право на внеочередное улучшение жилусловий, скидки при оплате квитанций за услуги ЖКХ и квартплату, защиту от сокращения на работе. Внукам чернобыльцев льготы 2020 года обеспечивают право на зачисление в детсад без регистрации в очереди.

  1. Ликвидаторы, получившие инвалидность и потерявшие трудоспособность.
  2. Граждане, присутствовавшие на пораженной территории после аварии определенное количество дней: с момента ЧС до 1.07 1986 — без установления периода, с 1.07 до 31.12.1986 — не менее пяти дней. Для находившихся в зоне облучения — не менее 14 дней, в том числе и гражданские.
  3. Ликвидаторы последствий, жители территорий добровольного переселения, граждане, находившиеся в зоне более 1 месяца с 1988 по 1990 годы.
  4. Постоянно проживающие в зоне радиологического контроля, более 4 лет.
  1. Участники ликвидации последствий аварии в ЧАЭС (военнослужащие и военнообязанные, пожарные, работники МВД, медперсонал).
  2. Граждане, проживавшие и эвакуированные из зараженных радиацией территорий.
  3. Доноры, пожертвовавшие свой костный мозг пострадавшим от аварии.
  4. Члены семей чернобыльцев.

В комплекс зданий Басманной больницы входит бывший усадебный дом Н.Н. Демидова, построенный в 1779-1791 гг. Архитектура здания довольна внушительная: центр главного корпуса закрыт 2 флигелями, а архитектуру фасада усиливают ниши с многофигурными барельефами. В результате пожара в 1812 году первоначальная отделка интерьеров была уничтожена. Во время реконструкции здания, которая проводилась в 1837 году, был выстроен новый парадный вестибюль. В 1837 в усадьбе был размещен Сиротский приют, и к восточному торцу здания была пристроена небольшая церковь Успения Анны. В годы Великой Отечественной войны Басманная больница стала военным госпиталем, о чем свидетельствует наличие мемориальной доски на главном здании.

Городская клиническая больница № 6 (ГКБ 6)

Главный врач городской клинической больницы № 6: Шапкин Николай Михайлович, тел. (499) 261-04-08.
Заместитель главного врача по медицинской части: Шишкина Галина Викторовна, тел. (499) 261 – 44 – 06
Заместитель главного врача по хирургии: Мержвинский Иван Анатольевич, тел. (499) 261 – 64 – 42
Заместитель главного врача по экономическим вопросам: Боева Надежда Фирсовна, тел. (499) 261 – 71 – 34
Главный бухгалтер: Шведова Любовь Анатольевна, тел. (499) 261 – 39 – 03

— 2 терапевтических
— 2 неврологических для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения и другими заболеваниями сосудов головного мозга
— Неврологическое, реабилитационного лечения больных с последствиями травм и заболеваний спинного мозга, параличами (парезами) и нарушением функций тазовых органов
— Хирургическое
— Гнойное хирургическое (заболевания кисти)
— Травматологическое (травма кисти)
— Оториноларингологическое
— Гинекологическое
— Анестезиологическое и реанимационное для больных хирургического профиля с экстракорпоральными методами детоксикации крови
— Реанимационное неврологическое отделение
— Приемное отделение с диагностическими местами

Другие отделения и службы ГКБ № 6:
— операционный блок (5 операционных столов для оказания экстренной помощи)
— диагностическое отделение
— эндоскопическое отделение
— отделение рентгенодиагностики
— отделением функциональной диагностики
— клинико-диагностическая лабораторией
— кабинет переливания крови
— стерилизационная
— физиотерапевтическое отделение (отделение восстановительных методов лечения)
— аптека
— медицинский архив

Первое больничное учреждение Басманной больницы открылось в 1873 году. 30 октября 1876 года состоялось официальное открытие больницы под названием «Басманная больница для чернорабочих в Москве». Попечительским советом первым главным врачом Басманной больницы был назначен доктор медицины П.Н. Федоров, отец знаменитого русского хирурга С.П. Федорова.

На территории ГКБ № 6 работает:
Консультативно-лечебный центр г.Москвы для восстановительного лечения больных с поражением спинного мозга, параличами (парезами), нижних и верхних конечностей и нарушением функций тазовых органов
Телефон: 8 (499) 261-20-10

Городская клиническая больница №6

В комплекс зданий Басманной больницы входит бывший усадебный дом Н.Н. Демидова, построенный в 1779-1791 гг. Архитектура здания довольна внушительная: центр главного корпуса закрыт 2 флигелями, а архитектуру фасада усиливают ниши с многофигурными барельефами. В результате пожара в 1812 году первоначальная отделка интерьеров была уничтожена. Во время реконструкции здания, которая проводилась в 1837 году, был выстроен новый парадный вестибюль. В 1837 в усадьбе был размещен Сиротский приют, и к восточному торцу здания была пристроена небольшая церковь Успения Анны. В годы Великой Отечественной войны Басманная больница стала военным госпиталем, о чем свидетельствует наличие мемориальной доски на главном здании.

На территории больницы работает Консультативно-лечебный спинальный центр г. Москвы, предназначенный для восстановительного лечения больных с поражением спинного мозга, параличами (парезами) верхних и нижних конечностей и нарушением функций тазовых органов, а так же Лечебно-диагностический гастроэнтерологический центр и Московский городской центр КВЧ-терапии.

Городская больница №6 предлагает самые современные методы проведения операций. Например, в отделении травмы кисти руки операции проводятся под оптическим увеличением. В хирургическом отделении больницы используются видео-лапароскопические методы лечения, в частности при панкреатитах, холециститах, внематочной беременности и спаечной болезни.

Городская клиническая больница №6 – это многопрофильный стационар с вековой историей. Самое первое больничное учреждение Басманной больницы, теперь6 Городская клиническая больница, открылось в 1873 году и лишь в 1876 году состоялось официальное открытие больницы под названием «Басманная больница для чернорабочих в Москве». Основана больница была при бывшем здании Сиротского суда. В 1877 получила статус самостоятельной больницы.

Немаловажным является и тот факт, что 6 Городская клиническая больница предлагает довольно высокий уровень профессиональной диагностики и лечения, ведь здесь работают врачи с высокими достижениями в своей области: два доктора наук, 14 кандидатов медицинских наук, 72 врача имеют высшую и первую квалификационную категорию.

Полковник Александр Сергеевич Гудков, участник тушения пожара 23 мая 1986 г. на 4-м блоке ЧАЭС:
– Перед пожаром никаких медицинских препаратов выдано не было, и лишь через несколько часов после завершения тушения медики передали нам так называемую йодную профилактику, которая уже никакого влияния не оказала. Сразу после выхода из помещения станции по окончании тушения почувствовал себя плохо. Было сильное головокружение, тошнота, поднялась температура тела, но, несмотря на это и на то, что В.M. Максимчук, которого после пожара уложили в госпиталь, сказал мне, чтобы я тоже срочно обратился за медицинской помощью и покинул зону, сделать это не удалось. Сначала пришлось долго и нудно докладывать «высокому начальству» об обстоятельствах тушения, а затем сменяющий меня представитель 1-го управления Главка полковник Трифонов попросил задержаться, чтобы ввести его в курс дела и передать смену.
По прибытии в Москву в радиологическом отделении ЦГ МВД СССР у меня обнаружились следы сильного радиационного загрязнения ступней и участка кожи на бедре. Дозиметрический прибор просто зашкаливал, при этом доктор, осматривавший меня, посчитал, что я привез с собой обувь и брюки из Чернобыля. Проверил, и все стало ясно. Обувь и одежда чистые. Пришлось долго и нудно мыть ноги дезраствором и срезать нити на них. И немудрено, ведь тушить пришлось в полукедах. Каждый заход в зону сопровождался полной сменой одежды и обуви в санпропускнике, и перед пожаром, когда в обычном режиме приходилось ходить на станцию постоянно, в санпропускнике были только хлопчатобумажные робы и полукеды.
Затем я был направлен в реабилитационный госпиталь МВД СССР «Лунево». Так как о втором пожаре на 4-м блоке ЧАЭС говорить и фиксировать было запрещено, всем нам были поставлены не соответствовавшие действительности диагнозы. Мне, например, записали «вегетососудистую дистонию».
Так как через 2–3 недели наступило серьезное ухудшение состояния, я был переведен в Центральный госпиталь МВД СССР. Появились существенные изменения в составе крови, обнаружилось интенсивное внутреннее кровотечение, появилась слабость, повышенное потоотделение. Трудно было самостоятельно встать, постоянно тошнило, кружилась голова. Постоянно ставились капельницы с кровью, делались и различными медицинскими препаратами.
Меня возили на консультации в 6-ю радиологическую больницу, в гематологический и онкологический центры. В результате установлены: диффузный зоб, увеличение, уплотнение, наличие крупных узлов в щитовидной железе, измененный состав крови.
Положение было настолько серьезным, что ко мне, сутками находившемуся в полуобморочном состоянии, несколько раз вызывали жену, чтобы попрощаться.
Пробыв в госпитале более трех месяцев, я был выписан в пятницу, как мне объяснил мой лечащий врач, для того, чтобы не ставить вопрос о комиссовании, на 2 дня (выходные).
В эти дни, будучи дома, я, испытывая постоянную слабость, головокружение, упал и, как потом выяснилось, сломал позвоночник (компрессионный перелом).
Таким образом, я вернулся в понедельник в ЦГ с подозрением на перелом позвоночника.
Была очень большая проблема — хирурги требовали рентгеновские снимки, а терапевты и радиологи категорически возражали, утверждая, что я получил запредельную дозу облучения и дополнительные рентгеновские воздействия могут быть губительны. Все же решили сделать один снимок и подтвердили перелом.
Затем еще более двух месяцев в ЦГ МВД СССР мы проходили лечение вместе с В.М. Максимчуком. Затем реабилитация дома в течение нескольких месяцев.

Вам может понравиться =>  Субсидия В Москве В 2022

Стены Больницы Москвы После Больных Из Чернобыля

Немаловажным является и тот факт, что 6 Городская клиническая больница предлагает довольно высокий уровень профессиональной диагностики и лечения, ведь здесь работают врачи с высокими достижениями в своей области: два доктора наук, 14 кандидатов медицинских наук, 72 врача имеют высшую и первую квалификационную категорию.

Во время агранулоцитоза, когда снижаются основные показатели периферической крови (мало лейкоцитов и тромбоцитов), больные для защиты от инфекции должны находиться в асептических условиях – это стерильные палаты с ультрафиолетовым обеззараживанием воздуха, а при их лечении применяли системные антибиотики.

— Нет. У меня было 60% живых частиц в костном мозге. И тогда Леонид Петрович сказал, что будем работать с кровью. Мне просто вливали плазму. Я очень долго лежал в больнице, у меня подозревали рак крови, потому что были низкие лейкоциты. Но третья пункция показала результаты лучше. Слава Богу, все обошлось.

Из терапевтического отделения потребовали, чтобы больные ничего с собой не брали, даже часы – все подверглось радиоактивному заражению. Марчулайте попросила, чтобы прибывающие складывали свои документы и ценные вещи на подоконник. Переписывать все это было просто некому.

Сухие цифры докладов не отражают полной картины. По информации для МЗ СССР Государственный комитет статистики в 1990 году сообщал о численности ликвидаторов в России — 112 952 человек, в Украине — 148 598 человек и в Белоруссии — 17 657 человек. Что касается гражданского населения, то в связи с распадом СССР, точных статистических данных получить не представлялось возможным. По оценкам Российской Академии наук, только в одной России за последние почти полтора десятилетия произошло 60 000 смертей, связанных с чернобыльской катастрофой, и 140 000 в Украине и в Белоруссии . Более всего пострадали территории Белоруссии, Украины, России, находившиеся в непосредственной близости с ЧАЭС.
Тот факт, что через два дня после взрыва на атомной электростанции в Припяти, в Швеции прозвучали аварийные сигналы о радиоактивности, которые и привлекли внимание всего мира к бедствию, говорит о многом.

История центра

Работами учёных Института биофизики были заложены основы отечественной радиобиологии и радиотоксикологии, радиационной медицины и дозиметрии человека, радиационной гигиены и радиационной эпидемиологии, токсикологии и гигиены ракетных топлив. Речь идёт о комплексе актуальных проблем радиационной безопасности профессионалов атомной индустрии и энергетики, населения, проживающего в зоне её влияния, защиты личного состава различных видов вооружённых сил, в том числе атомного подводного флота, и работников предприятий по производству жидких и твёрдых ракетных топлив.

«Представленная СССР информация является исчерпывающей и очень ценной. Комитет считает, что он в долгу перед всеми авторами за их готовность поделиться своим опытом и желает отметить их профессиональное мастерство и человеческое сострадание, проявленное в связи со столь трагическими обстоятельствами».

Эта печальная и многозначительная картина человеческого несчастья зафиксировалась в моём сознании на всю жизнь. Когда меня спрашивали, что больше всего запомнилось за время работы в Чернобыле, я всегда вспоминал эту картину, вобравшую в себя всю трагедию атомного века».

В результате длительной работы реактора на пониженной мощности произошло «ксеноновое отравление» активной зоны, в результате состояние реактора стало крайне неустойчивым. Когда все усилия справиться с закипающим реактором были исчерпаны, начальник смены дал команду нажать кнопку аварийной защиты АЗ-5, по сигналу которой в активную зону реактора вводятся все регулирующие стержни и стержни аварийной защиты. Стержни-поглотители пошли вниз, однако через несколько мгновений остановились…

25 апреля 1986 года 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС должен был быть остановлен на ремонт. Перед этим планировалось проведение испытаний одного из турбогенераторов, чтобы выяснить, хватит ли механической энергии генераторов до момента, когда запасной дизель-генератор выйдет на нужный режим.

И все-таки, как и при локализации аварии, так и при оказании помощи пострадавшим, тесно переплелись самоотверженность персонала и неготовность соответствующих служб встретить такую беду. Почему сначала не действовал санпропускник самой атомной станции? Почему не сработала в полном объеме система обработки больных на случай массового поражения людей? Да и саму методику оказания первой помощи в случае радиационного поражения удалось применить не сразу и не полностью.
Такие были вопросы в адрес руководителей медицинской службы. Лишь благодаря мужеству и самоотверженности рядовых медицинских работников, водителей «Скорой помощи», пренебрегших во имя дела опасностью, удалось поддержать пострадавших на первом этапе их лечения.
Вот урок, который преподал Чернобыль.

В работу по обработке больных включились и наши хирурги А. М. Бень, В. В. Мироненко, травматологи М. Г. Нуриахмедов, М. И. Беличенко, хирургическая сестра М. А. Бойко. Но под утро все абсолютно вымотались. Я позвонила начмеду: «Почему больных на станции не обрабатывают? Почему их везут сюда «грязными»? Ведь там, на ЧАЭС есть санпропускник?». После этого наступила передышка минут на 30. Мы за это время успели разобрать кое-какие личные вещи поступивших. И где-то с 7.30 утра к нам стали привозить уже обработанных и переодетых больных.
В 8.00 нам пришла смена…».

В ту ночь дежурство по «Скорой помощи» несли диспетчер Л. Н. Мосленцова, врач В. П. Белоконь и фельдшер А. И. Скачек. В приемном покое дежурили медсестра В. И. Кудрина и санитарка Г. И. Дедовец.
Вызов с Чернобыльской АЭС поступил вскоре после прогремевших там взрывов. Что произошло, толком не объяснили, но Скачек выехал на станцию. Вернувшись в 1 ч 35 мин в диспетчерскую с обычного вызова к больному, врач уже не застал своего коллегу и ждал от него телефонного звонка. Он раздался где-то в 1 ч 40 – 42 мин. Скачек сообщал, что есть обожженные люди и требуется врач.
Белоконь вместе с водителем А. А. Гумаровым срочно направились к станции, практически ничего не зная, что там происходит. Как потом выяснилось, в больнице не нашлось даже «лепестков», защищающих органы дыхания. За машиной врача выехали еще две «кареты», но без медработников.

Диспетчерская «Скорой помощи» располагалась по соседству с приемным покоем в здании больницы г. Припять. Одновременно в помещении, где принимали больных, можно было обработать до 10 человек, но никак не десятки, как пришлось в ночь и утром 26 апреля. Здесь имелся ограниченный запас чистого белья и всего одна душевая установка. Правда, при обычном ритме жизни города этого вполне хватало.

У нас, правда, имелась упаковка для оказания первой помощи на случай именно радиационной аварии. В ней находились препараты для внутривенных вливаний одноразового пользования. Они тут же пошли в дело.
В приемном покое мы уже израсходовали всю одежду. Остальных больных просто заворачивали в простыни. Запомнила я и нашего лифтера В. Д. Ивыгину. Она буквально как маятник успевала туда-сюда. И свое дело делала, и еще за нянечку. Каждого больного поддержит, до места проведет.
Остался в памяти обожженный Шашенок. Он ведь был мужем нашей медсестры. Лицо такое бледно-каменное. Но когда к нему возвращалось сознание, он говорил: «Отойдите от меня. Я из реакторного, отойдите». Удивительно, он в таком состоянии еще заботился о других. Умер Володя утром в реанимации. Но больше мы никого не потеряли. Все лежали на капельницах, делалось все, что было можно.

Отсутствие таких данных не позволяет органам здравоохранения, занимающимся контролем состояния здоровья участников ЛПА, установить истинную причину выявленных заболеваний. В связи с этим потребовалось проведение широкомасштабных научно-исследовательских работ по ретроспективной оценке доз внутреннего и внешнего облучения участников ЛПА на основе косвенных данных и опроса участников о характере проводимых операций.

После завершения в ноябре 1986 г. сооружения саркофага радиационная обстановка на территории и в помещениях ЧАЭС существенно улучшилась. Дозовый предел был снижен до 5 бэр в год для участников ЛПА (кроме промплощадки третьего энергоблока, где в качестве временно допустимого уровня было принято значение дозы внешнего облучения 10 бэр в год). С 1988 г. практически все работы проводились, не превышая дозового предела 5 бэр в год, то есть регламентируемого НРБ-76.87 для нормальных условий работы в сфере воздействия ионизирующих облучений. Лечение больных с острой лучевой болезнью

Большое количество людей из ведомственных служб радиационного контроля, сил Гражданской обороны, а также Химвойск Минобороны СССР и Госгидромета СССР были заняты измерением радиационной ситуации на аварийной АЭС и исследованием радиоактивного загрязнения природных сред. В небывалых ранее по масштабу дезактивационных работах было задействовано в разные периоды от 16 до 30 тыс. человек личного состава. К несению службы в чернобыльской зоне привлекалось свыше 18,5 тыс. работников органов внутренних дел. Из них около 2 тыс. человек несли службу в 30-километровой зоне.

В первые сутки после аварии для эвакуации населения из 10-километровой зоны был привлечен личный состав органов внутренних дел и части внутренних войск общей численностью более 2,5 тыс. человек. Для проверки уровня радиоактивного загрязнения транспортных средств, выезжающих из зоны аварии, было развернуто 255 постов дозиметрического контроля, на которых задействовано до 1600 человек, включая работников ГАИ и других сил милиции.

Минздрав, наряду с другими ведомствами принял меры по осуществлению оперативного контроля радиационной обстановки на аварийной станции и вокруг нее, а также медицинского контроля за облученными и проведению необходимых лечебно-профилактических мероприятий. Для этого было задействовано свыше 7 тыс. радиологических лабораторий, санэпидстанций, а также многочисленные группы специалистов. Облучение ликвидаторов

Сложность организации защиты ликвидаторов средствами индивидуальной защиты обусловлена тем, что каких-либо защитных костюмов для чернобыльцев не было. Дело в том, что главным фактором опасности в зоне Чернобыля было внешнее гамма-излучение. Защититься с помощью костюмов от него невозможно, так как оно отличается высокой проникающей способностью при прохождении через вещество. К примеру, чтобы поглотить гамма-излучение такой энергии, которую имели выброшенные из реактора радионуклиды, требовалось изготовить костюм из наполненного свинцом материала весом около 300 кг. И он сократил бы дозу воздействия примерно в два раза. А при более серьезной защите вес костюма доходил бы до тонны.

Кроме лечения на многих из нас была обязанность не совсем медицинская, а утешительно-психологическая. Неоднократно я выходил во двор больницы, где собирались жены, дети, матери и другие родственники чернобыльцев — огромная толпа, и докладывал о состоянии каждого пострадавшего. В сериале «Чернобыль» одна из жен якобы проникла к мужу в палату, но это очевидный художественный вымысел, в жизни такого быть просто не могло, исключено совершенно.

Радиационный фон в зоне Чернобыльской АЭС в течение 1986 года существенно уменьшился за счет естественного распада короткоживущих радионуклидов. Воздействие радиации на животный мир было значительным, но тем не менее количество диких животных не уменьшилось, а, наоборот, увеличилось. Это отражает тот факт, что вред от радиации был всё-таки меньше, чем беспокоящая животных деятельность человека.

Вам может понравиться =>  Возвращают Приставы Исполнительный Сбор Если Сумма Неверная

Внешне респиратор «Лепесток» выглядит как матерчатый круг с двумя тесемочками. Но эта простенькая конструкция по комплексу показателей, таких как защитная эффективность, сопротивление дыханию (а в нем очень легко дышать), на мировом рынке не имеет конкурентов до сих пор. Респиратор «Лепесток» создан из специального материала с очень тонкими электрически заряженными волокнами, способными задерживать мелкодисперсные аэрозоли.
$IMAGE10$
Дезактивация транспорта в районе четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков
Сначала в «Лепестках» в зоне ЧАЭС работали гражданские ликвидаторы, но к июню на них перешла вся армия, отказавшись от своих многоразовых штатных респираторов. «Лепестки» носили все, так как желающих надышаться радиоактивными аэрозолями не было.

Радиация имеет вкус. При работе в зоне радиоактивного заражения во рту очень скоро появлялся металлический привкус. Потом на коже возникало ощущение, что находишься на ярком солнце, затем возникала сухость в горле и характерные «радиационные» кашель и осиплость.

  1. ГБУЗ «Городская клиническая больница им. С.П. Боткина ДЗМ»;
  2. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 1 им. Н.И. Пирогова ДЗМ»;
  3. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 4 ДЗМ»;
  4. ГБУЗ «Городская клиническая больница имени В.М. Буянова ДЗМ»;
  5. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 15 им. О.М. Филатова ДЗМ»;
  6. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 5 ДЗМ»;
  7. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 31 ДЗМ»;
  8. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 51 ДЗМ»;
  9. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 57 ДЗМ»;
  10. ГАУЗ «Московская городская онкологическая больница № 62 ДЗМ»;
  11. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 81 ДЗМ»;
  12. ГБУЗ «Морозовская детская городская клиническая больница ДЗМ»;
  13. ГБУЗ «Центр планирования семьи и репродукции ДЗМ»;
  14. ГБУЗ «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского ДЗМ»;
  15. ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 1 ДЗМ»;
  16. Филиал № 3 ГАУЗ «Многопрофильная клиника медицинской реабилитации» Московский научно-практический центр медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины ДЗМ»;
  17. ГБУЗ «Челюстно-лицевой госпиталь для ветеранов войн ДЗМ»;
  18. * ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн № 1 ДЗМ»;
  19. * ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн № 2 ДЗМ»;
  20. * ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн № 3 ДЗМ».
  1. Участники ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС
  2. Участники ликвидации последствий аварии на ПО «Маяк» 1957-1962 гг. и сброса радиоактивных отходов в реку Теча в 1949-1962 гг.
  3. Участники испытаний ядерного оружия на Семипалатинском и других полигонах.
  4. Ветераны подразделений особого риска.
  5. Граждане, эвакуированные из зоны воздействия с территорий, подвергшихся радиационному воздействию (из зоны отчуждения и из зоны отселения) и переселённые с территорий подвергшихся радиационному загрязнению.
  6. Граждане, выехавшие добровольно с радиационно-загрязненных территорий — зоны отселения и из зоны с правом на отселение.
  7. Дети первого, второго и третьего поколений, рождённые от лиц, принимавших участие в ликвидации последствий аварии (от ликвидаторов), эвакуированных из зоны воздействия или выехавших добровольно из зоны воздействия.
  8. Вдовы участников ликвидации последствий радиационных аварий и ветеранов подразделений особого риска.
  9. Супруги граждан, получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием, инвалидов вследствие радиационного воздействия, участников ликвидации последствий радиационных аварий и ветеранов подразделений особого риска.

Забытый герой Чернобыля

— 26 апреля 1986 года нашего руководителя профессора Леонида Киндзельского вызвали в Министерство здравоохранения Украинской ССР и сообщили, что на Чернобыльской АЭС произошла авария, — продолжает Анна Губарева. — Леонид Петрович занимал тогда должность главного радиолога республики. Ему поручили с группой коллег неотложно отправиться в Припять, чтобы обследовать пожарных и персонал станции, ведь эти люди получили огромные дозы облучения в ночь аварии.

— Да, но только до пятого мая — в этот день к нам явились «товарищи в штатском». Они обязали всех держать язык за зубами, изъяли истории болезней и другую документацию. Впрочем, пожарные не очень-то их испугались и после визита сотрудников спецслужбы говорили все, что хотели.

— Пациенты каждый вечер смотрели в холле нашего отделения телевизионные выпуски новостей, и когда сообщалось о гибели их товарищей в Москве, спрашивали нас: «Почему ребят не спасли?» Мы тогда не знали ответ, говорили, что те, кто скончался, вероятно, получили очень большие дозы облучения. Пациенты возражали: «Но мы находились рядом с ними! Как же они могли облучиться больше нас?»

В 1986 году в московской клинике из 13 пациентов с острой лучевой болезнью после пересадки костного мозга умерли 11 человек, а в Киеве из одиннадцати прооперированных выжили все (. ). Кацапы вытащили откуда-то доктора Роберта Гейла в Советском Союзе, наверное, знал каждый. Телеканалы и взахлеб рассказывали об «известном американском медике», «уникальном специалисте», «по собственной инициативе приехавшем спасать чернобыльских пожарных». В то же время нашим киевским врачам под руководством профессора Леонида Киндзельского удалось спасти всех (!) попавших к ним пожарных и атомщиков, которые получили огромные дозы облучения на Чернобыльской АЭС в ночь, когда там произошла ядерная катастрофа
— Сразу после Чернобыльской катастрофы переоблученных на ЧАЭС пожарных, сотрудников станции отправляли на самолете в Москву в специализированную больницу номер шесть или в Киев в наш институт, — говорит заведующая научно-исследовательским отделением Национального института рака врач-онколог высшей категории Анна Губарева. — В Москве многие умерли, а мы спасли всех — благодаря методике, которую применил профессор Леонид Киндзельский. В последующие годы многие из наших пациентов стали отцами.

— Нет, но мы знали, что через органы дыхания в организм попало большое количество радиоактивных веществ. Важно было вывести их как можно быстрее, чтобы уменьшить облучение внутренних органов и не дать радионуклидам засесть на годы в костях, печени… Поэтому всячески старались «вымыть» пациентов изнутри. Для этого их усиленно кормили, поили (давали травяные отвары и минеральную воду), ставили капельницы со специальным раствором. Нужно сказать, что в те времена капельницы были примитивными, системы не оснащались колесиками, позволяющими приостановить подачу раствора. Поэтому больным приходилось носить с собой штативы с системами в туалет, столовую.

Запись к врачу в клинику в Поликлиника № 6

Медцентр, клиника Поликлиника № 6 пользуется современной техникой. Высококвалифицированные специалисты, которые качественно обслуживают своих пациентов, а также приемлемая стоимость на услуги приносит мед центру Поликлиника № 6 высокую популярность. На сайте вы всегда можете узнать стоимость лечения, осуществить запись на прием онлайн или по номеру телефона регистратуры. Электронная запись к врачу осуществляется постоянно. Консультирование наших больных согласно итогам нынешней диагностики исполняется на высшем уровне. Поликлиника № 6 предоставляет индивидуальный подход к каждому пациенту, нет очередей и созданы все комфортные условия для пациентов. Наш медицинский центр располагается по адресу: Кольская ул., 2, корп. 3, Москва. Обращайтесь к нам и мы с удовольствием позаботимся о вашем здоровье.

Я от данной поликлиники в ужасе. Привела ребенка к лор-врачу на процедуру. Врач взяла ребенка, усадила в кресло и сразу приступила к процессу, не очистив от слизи пазухи носа. Я указала, что процедуру требуется провести только с одной пазухой. Воздух в нос подавался не из резиновой клизмы, а под давлением компрессора. В итоге, я теперь опасаюсь, что врач могла под сильным напором загнать слизь из носа к внутреннему уху. Этот вопрос на контроле. А стоимость процедуры оказалась в 3 раза дороже поликлиники Мида. Сюда больше ребенка не приведу.

Гинекология ужасная, ставят левые диагнозы и сосут деньги. В частности, врачи: Ражева, Сахарова, Боголюбова. Ражева и Сахарова постоянно и настойчиво предлагали проходить большинство услуг «не через кассу».
Сахарова постоянно говорила что болезни не лечатся, а только «глушатся», выписывала БАДы, а не лекарства, естественно в данном случае болезнь прогрессировала.
Количество визитов к ним в неделю зашкаливало, постоянно находилось что-то новое. Для меня это заведение закрыто навсегда.

Записалась на прием к дерматологу 31 мая 2018г. Прочитала о враче на сайте информацию, о его опыте, образовании и.
Полное разочарование от посещения врача за эти деньги. В этой поликлинике платные услуги дорогие в общем, и заплатив эти деньги, ожидаешь качество, а не черт знаешь что. Сейчас понимаю, что надо было вернуть деньги. Объясняю: Записалась заранее, в регистратуре быстро оформили, взяли оплату. Появилась я перед дверью кабинета врача за 5 мин до назначенного времени, и промурыжили меня сверх записи 49 мин (часы есть у всех)!Все это время из кабинета доносились бурные разговоры о политике, ценах и власти. Меньше бы болтали! Захожу и вижу, что доктор ведет прием с медсестрой, которая ранее видела меня в коридоре. На мое здравствуйте ни он, ни она не поздоровались, так же как и не попрощались. Села, успела сказать пару предложений. Больше меня не слушали, а начались все те же разговоры между врачом и медсестрой о политиках и ценах. За эти 5 мин. приема, в кабинет пытался войти следующий пациент. Медсестра ответила ему с негодованием указывая на меня, что мол я вот все тут сижу и не вышла еще. Причем, обо мне в третьем лице. Это уже хамство, в прием закладывается 20 мин в среднем. Наобследование кинула мне пару бумажек отсканированных. Надоело писать или всем одно и то же по шаблону выдают?Ау, руководство поликлиники №6! Этот прием стоил рублей 300, а не 2400! И уберите из кабинета медсестру, чтобы она больше не отвлекала вашего дерматолога. Я пришла на прием к врачу! И мне не интересно слушать их негативные политические обзоры. И научите здороваться с пациентами.

Чернобыль навсегда

Все это Олег увидел уже на улице, чудом выбравшись по пожарной лестнице. В момент взрыва они вместе с коллегой находились в считанных метрах от эпицентра. Их обожгло горячим радиоактивным паром. В почти полной темноте им все же удалось найти выход. Они спустились во двор и добежали до ворот, где путь преградил охранник с наставленным пистолетом.

Новое ЧП на аварийной станции, разумеется, скрывали, как могли: люди и так были напуганы. Стало понятно: Чернобыль — это навсегда. Многие из тех, кто отправлялись в чернобыльскую зону, давали подписку о неразглашении. Порой люди сами толком не знали, куда едут и зачем. Александра Филипенко вместе с земляками из Ростова везли в товарном вагоне. Казалось, будто на войну.

Порой приходится рисковать жизнью, чтобы спасти целую планету. Именно этим 30 лет назад занимались ликвидаторы аварии на Чернобыльской атомной станции. Одна из самых страшных техногенных катастроф 20 века дает о себе знать до сих пор, и так будет продолжаться еще не одну сотню лет. Тем не менее, последствия того взрыва в апреле 1986-го могли быть куда тяжелее, если бы не подвиг без малого миллиона человек со всего Советского Союза. Чем живут сегодня эти люди и что такое «чернобыльский синдром», — смотрите в репортаже корреспондента телеканала «МИР 24» Родиона Мариничева.

Весной 1986-го старшей дочери Олега Генриха было почти два года, младшей в день катастрофы исполнилось два месяца. Сам он, оператор четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС, ждал ключей от новой квартиры и, как говорит, обожал свою работу. В ночь на 26 апреля он вышел подменить приятеля, который уехал на свадьбу.

Всех пациентов из Припяти везли в клиническую больницу №6. В 1986 году это было одно из главных в стране медучреждений, которое специализировалось на лечении именно лучевой болезни. Первый самолет, на борту которого находились чуть больше 100 человек, прибыл в Москву уже вечером 26 апреля. При первичной обработке сначала измеряли дозу радиации, затем отправляли в душ с изолированной канализацией и особыми средствами гигиены.

Adblock
detector