Проблемы Квалификации Взяточничества

Коррупционные правонарушения: некоторые вопросы квалификации действий взяткополучателей

С момента принятия Уголовного кодекса РФ в 1996 г. законодательные формулы составов преступлений неоднократно изменялись, криминализации подверглись новые составы преступлений, внесены редакционные изменения и дополнения в содержание санкций, регламентирующих ответственность за преступления коррупционной направленности (см.: Авдеев В.А., Авдеева О.А. Государственная политика РФ в сфере противодействия преступлениям коррупционной направленности // Российская юстиция. 2015. N 5).

В том случае, если указанное должностное лицо путем обмана или злоупотребления доверием получило ценности за совершение в интересах дающего или иных лиц действий (бездействие) либо за способствование таким действиям, которые оно не может осуществить ввиду отсутствия соответствующих служебных полномочий или должностного положения, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Владелец переданных ценностей в указанных случаях несет ответственность за покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп. При этом такое лицо не может признаваться потерпевшим и не вправе претендовать на возвращение этих ценностей, а также на возмещение вреда в случае их утраты.

На сегодняшний день неважно, входят ли выполняемые должностным лицом действия непосредственно в круг его служебных обязанностей или он может совершить их, используя авторитет занимаемой должности. Важно, чтобы выполнение им действий было объективно возможно в силу занимаемой должности. В противном случае, когда должностное лицо не может совершить в интересах взяткодателя действий в силу отсутствия у него служебных полномочий или невозможности использования своего служебного положения, получение им определенных ценностей от «взяткодателя» должно квалифицироваться как мошенничество по ст. 159 УК РФ.

На наш взгляд, основанием к обсуждаемой дискуссии явилась используемая УК терминология. Действительно, вымогательство, упоминаемое в ст. 290 УК, по своим основным признакам не должно отличаться от вымогательства в смысле ст. 163 УК РФ, поскольку одни и те же понятия в рамках одной системы права, а тем более в рамках одного нормативного акта, должны обладать равным содержанием. Вместе с тем, заметим, что в ряде зарубежных стран законодатель использует иную терминологию при описании соответствующего состава получения взятки. В частности, ст. 311 УК Азербайджана говорит о получении взятки с применением угроз, а ст. 320 УК Латвии — о требовании взятки. На наш взгляд, указание на требование взятки не является оптимальной формой отражения в законе анализируемого признака преступления. Как справедливо отмечает О. X. Качмазов, «опасность вымогательства состоит не столько в требовании взятки, сколько в тех действиях, которыми подкрепляется его обязательность для взяткодателя». Использование же в законе такого признака, как «применение угроз», во-первых, исключит необходимость сопоставления взяточничества и вымогательства; во-вторых, более точно будет описывать способ совершаемого деяния; в-третьих, даст возможность рассматривать в качестве квалифицированного состава получение взятки как под угрозой совершения незаконных действий, так и под угрозой исполнения своего служебного долга. В силу чего мы считаем возможным внести соответствующие коррективы в УК РФ, с данным предложением высказали свое согласие 53% опрошенных нами респондентов.

Сложные вопросы квалификации посредничества во взяточничестве

В начале выступления спикер напомнил о введении несколько лет назад уголовной ответственности по ст. 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве. Профессор отметил, что в УК РСФСР 1960 г. ответственность за похожее преступление была сформулирована, но более общо. В 1960-е гг. Пленум Верховного Суда СССР дал разъяснение, которое позволяло отнести к посредничеству и физическое, и интеллектуальное, т.е. все то, что сейчас указано в ныне действующем уголовном законе.

Затем лектор подробно остановился на разъяснениях, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2019 г. № 59 «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»» (далее – Постановление № 59). Так, п. 13.2 Постановления № 59 посредничеством во взяточничестве признается не только непосредственная передача по поручению взяткодателя или взяткополучателя, а также по поручению лица, передающего или получающего предмет коммерческого подкупа, денег и других ценностей, но и иное способствование в достижении или реализации соглашения между этими лицами о получении и даче взятки либо предмета коммерческого подкупа (например, организация их встречи, ведение переговоров с ними). Таким образом, отметил Павел Яни, интеллектуальное посредничество в виде организации встреч и переговоров считается оконченным независимо от достижения либо реализации соглашения, даже если посреднику не удалось добиться соглашения между сторонами.

Вам может понравиться =>  Вправе Ли Отключать Воду За Неуплату Вывоза Мусора

КАЛАТОЗИ Д

В связи с этим в юридической литературе было высказано предложение рассматривать при некоторых обстоятельствах посредника во взяточничестве как исполнителя дачи взятки, поскольку он действует в интересах и по сговору с «представляемыми им лицами». В частности, А. Аникин полагает, что для принципиального разграничения правил квалификации действий взяткодателя и посредника в даче взятки нет оснований. Действиями посредника исполняется существенная часть признаков объективной стороны дачи взятки. Юридические препятствия для квалификации их как действий соисполнителя отсутствуют. Таким образом, по мнению автора, с учетом общности объективных и субъективных признаков действий посредника в даче взятки и взяткодателя посредничество в даче взятки целесообразно квалифицировать по ст. 291 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ. 3 Однако в настоящее время данное предложение является неприемлемым.

Однако на мой взгляд, вышеизложенный вывод, сделанный автором, является сомнительным, так как на сей счет в юридической литературе отмечается, что такая трактовка порождает серьезные проблемы в правоприменении. Иными словами, справедливо возникает вопрос о целесообразности применения института соучастия при посредничестве в даче или получении взятки в сумме, не превышающей 25 тыс. руб. , тогда как в Уголовном кодексе наличествует специальная норма, предусматривающая ответственность за посредничество. Следовательно, продолжать применять институт соучастия при указанных обстоятельствах значит применять закон по аналогии, что не допустимо.

Современная видимость борьбы с коррупцией заключается в выявлении денежного вознаграждения чиновнику (субъективной стороны коррупционного поведения) или в провокации получения взятки должностным лицом, намеченным в качестве показателя борьбы с коррупцией, и прикреплении этого факта запретного обогащения к служебным действиям, не обязательно незаконным. Отсюда презумпция незаконности доходов должностных лиц, требование сведений о которых законодательно считается противодействием коррупции.

Субъективная сторона получения взятки характеризуется умышленной формой вины. Должностное лицо, получающее взятку, осознает противоправность и общественную опасность своего поведения, выраженного в совершении действий (бездействия) в интересах лица, давшего взятку. Осознает оно также, что для получения предмета взятки и достижения требуемого взяткодателю результата использует должностные полномочия, желает этого в целях получения взятки. Стремление лица приобрести материальную выгоду (не имеет значения, до или после совершения им деяния) следует рассматривать в качестве корыстного мотива данного преступления.

Проблемы Квалификации Взяточничества

В тех случаях, когда предметом получения, дачи взятки или посредничества во взяточничестве является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия взяткополучателя действий, непосредственно направленных на получение им имущественных выгод.

Глава 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» предусматривает четыре состава преступления, связанные со взяточничеством: «Получение взятки» (ст.290 УК РФ), «Дача взятки» (ст.291 УК РФ), «Посредничество во взяточничестве» (ст.291.1 УК РФ), «Мелкое взяточничество» (ст. 291.2 УК РФ).

Некоторые проблемы квалификации взяточничества Текст научной статьи по специальности; Право

В теории уголовного права и научной литературе длительное время рассматривается вопрос о наличии и различной правовой оценке двух видов взятки: взятки-подкупа и взятки-благодарности. Ученые-юристы и практики, не без оснований, отмечают их существенные различия по объективным и субъективным признакам. Так, Б.В. Здравомыслов указывает, что «необходимо лишь, чтобы между дачей взятки и использованием служебного положения была непосредственная связь, т.е. чтобы взятка была получена виновным в связи с действиями, совершенными с использованием служгб-ного положения, и вне зависимости от того, имелась ли об этом предварительная договоренность и были ли действия взяткодателя заранее обусловлены взят-кой»13. Другого мнения придерживаются А.Я. Светлов, Ш.Г. Папиашвили, А.К. Квициния. «Взятка-вознаграждение не обуславливает поведение взяткополучателя и не является побудительной причиной действовать, дается уже после выполнения лицом действий вне зависимости от предполагаемого ее получения, т.е. каких-либо правомерных действий по службе, и поэтому не может рассматриваться как преступное посягательство на государственный аппарат»14. Мнение данных авторов поддерживали М.И. Ковалев и Г.В. Шелковкин, которые утверждали, что «опасность взятки в том и заключается, что должностное лицо выполняет свои обязанности за подкуп, за незаконное вознаграждение. В тех же случаях, когда эти лица не договариваются с заинтересованным лицом о вознаграждении, они действуют не из корыстных побуждений, а руководствуются иными со-ображениями»15.

Вам может понравиться =>  Положен Ли Проездной Билет Работающему Пенсионеру

Согласно ч. 2 ст. 6 УК РФ никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Если взяткополучатель совершает в интересах взяткодателя действия, образующие состав иного преступления, то последнее должно квалифицироваться по специальной норме Уголовного закона и не может рассматриваться в качестве квалифицирующего признака ч. 3 ст. 290 УК РФ в виде незаконных действий, поскольку такие незаконные действия будут квалифицироваться самостоятельно. В данном случае признак ч. 3 ст. 290 УК РФ не может сочетаться с основным составом и тем более из него вытекать.

Такая квалификация противоречит буквальному толкованию ст. 290 УК РФ, поскольку указание на получение взятки в значительном, крупном или особо крупном размере предполагает получение должностным лицом имущественных выгод в соответствующем размере. Оконченное преступление можно вменять только при условии наличия всех признаков, указанных в диспозиции уголовно-правовой нормы. Размер взятки является конструктивным признаком состава. И если указано, что ответственность наступает за получение взятки, например в крупном размере, то для того, чтобы признать это преступление оконченным, требуется принятие должностным лицом ценностей в крупном размере. Если передача ценностей в крупном размере не состоялась по независящим от должностного лица обстоятельствам, но при этом фактически часть их была получена в размере меньше крупного, то содеянное надо расценивать как покушение на получение взятки в крупном размере.

Например, получение взятки за общее попустительство по службе будет иметь место в случае, когда должностное лицо систематически получает вознаграждение за обещание сообщать о возможных проверках. Здесь взяткодатель оплачивает не конкретные действия, а готовность должностного лица в случае необходимости предоставить важную служебную информацию.

Сложные вопросы квалификации посредничества во взяточничестве

В начале выступления спикер напомнил о введении несколько лет назад уголовной ответственности по ст. 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве. Профессор отметил, что в УК РСФСР 1960 г. ответственность за похожее преступление была сформулирована, но более общо. В 1960-е гг. Пленум Верховного Суда СССР дал разъяснение, которое позволяло отнести к посредничеству и физическое, и интеллектуальное, т.е. все то, что сейчас указано в ныне действующем уголовном законе.

Затем лектор подробно остановился на разъяснениях, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2019 г. № 59 «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»» (далее – Постановление № 59). Так, п. 13.2 Постановления № 59 посредничеством во взяточничестве признается не только непосредственная передача по поручению взяткодателя или взяткополучателя, а также по поручению лица, передающего или получающего предмет коммерческого подкупа, денег и других ценностей, но и иное способствование в достижении или реализации соглашения между этими лицами о получении и даче взятки либо предмета коммерческого подкупа (например, организация их встречи, ведение переговоров с ними). Таким образом, отметил Павел Яни, интеллектуальное посредничество в виде организации встреч и переговоров считается оконченным независимо от достижения либо реализации соглашения, даже если посреднику не удалось добиться соглашения между сторонами.

А. также признан виновным в получении взяток от С. и Б. Из материалов дела усматривается, что А. работал заведующим жилищным отделом администрации З. района. К нему обратились К. и П. с просьбой оказать содействие в приобретении квартир. А. попросил директора сыродельного комбината и председателя профкома продать этим лицам квартиры, которые комбинат продавал лицам, не работающим на комбинате. Впоследствии К. и П. купили на данном комбинате квартиры и передали определенные суммы денег и др. имущество А.

Помимо этого, отметим, что требование о предоставлении взятки может сопровождаться использованием заведомо ложных документов, например, актов проверки, которые якобы доказывают допущенные правонарушения. Такие случаи также имеют сходство с мошенничеством, и их квалификация зависит от правильного определения юридических возможностей должностного лица.

За посредничество во взяточничестве также предусматривается уголовная ответственность. Посредниками называют граждан, передающих имущественные ценности за оказание заранее оговоренной услуги. То есть они являются звеном, находящимся между лицом, дающим взятку и лицом ее получающим. Как показывает судебная практика, не менее 40% передаваемых взяток проходят по такой схеме.

В предыдущей статье было раскрыто понятие взятки, а также кому ее дают и также было определено понятие коррупционного вымогательства. В продолжении темы о взяточничестве будут рассмотрены такие понятия как сумма взятки, что является мелкой взяткой, а также какие бывают штрафы и какая ответственность лежит на посредниках.

Вам может понравиться =>  Вредность Жкх

Не выдерживает критики подход, который также встречается в судебной практике, когда содеянное предлагается квалифицировать по совокупности преступлений: покушение на получение взятки в значительном (крупном, особо крупном) размере и оконченное получение взятки в размере фактически полученной взятки. Двойная квалификация противоречит одной из составляющих принципа справедливости — о недопустимости дважды привлекать к уголовной ответственности за одно и то же деяние.

Так, исключена как излишняя квалификация действий осужденных по ч. 1 ст. 285 УК РФ, поскольку незаконные действия против интересов службы, совершенные должностным лицом за взятку, представляют собой часть диспозиции ст. 290 УК РФ (см.: Определение Верховного Суда РФ от 13 ноября 2006 г. N 9-о06-82).

Взяточничество является комплексным уголовно-правовым понятием, ответственность за совершение преступлений с взяточничеством предусмотрено нормами ст. 430, 431, 432 УК, различающимся по объективным критериям данного преступления, соответственно определяющие ответственность за дачу, получение взятки и посредничество во взяточничестве.

Получение взятки считается совершенным по предварительному сговору группой лиц, если в нем участвовало два и более должностных лица, заранее договорившихся о совместном его совершении. Каждый из них действует как соисполнитель преступления и получает хотя бы часть взятки за совершение действий по службе. Так, по уголовному делу в отношении Т. и З., работавших налоговыми инспекторами, они осуждены за получение взятки группой лиц по предварительному сговору. Было установлено, что при проведении инспекторами проверки киоска А. и выявлении нарушений налогового законодательства им была дана взятка в виде денежной суммы, принятая Т. с ведома З., которую они намеревались в дальнейшем разделить. Сам сговор на получение взятки возник непосредственно до совершения преступления, о чем свидетельствовали действия Т. и З., носившие согласованный характер 2 . Если же должностное лицо получило взятку, а затем передало часть полученного в качестве вознаграждения соответствующему должностному лицу (без предварительной договоренности с ним) в целях совершения им действий в интересах дающего взятку, то признак получения взятки группой лиц по предварительному сговору отсутствует. В случаях, когда должностное лицо получило взятку без предварительной договоренности с другим должностным лицом, а затем передало соответствующему должностному лицу часть полученного от взяткодателя в целях добиться желаемого результата в интересах дающего взятку, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений за получение и дачу взятку.

Проблемы квалификации взяточничества

Удивительно, но изначально такое явление как «коррупция» было вполне легальным для российских чиновников. Основным средством их существования были поборы с местного населения, иначе говоря — кормления, которые, в свою очередь, взимались лишь с тех, кто являлся заинтересованным лицом в деятельности чиновника. Также местноe население преподносило подарки должностным лицам. Происходило это примерно по такой схеме: князь посылал своих представителей (воевод, наместников) в провинцию без денежного вознаграждения, но наделив их огромными полномочиями. Собрав мзду, наместники возвращались в столицу, где излишки накопленного добра у них отнимали в пользу казны. Так формировалась круговая порука столичных и провинциальных взяточников.

При Сталине отношение к коррупции вообще приняло весьма интересный оборот — с одной стороны, наказание за «злоупотребление служебным положением» ужесточились вплоть до смертной казни, а с другой стороны, госслужащие очень быстро образовали неприкосновенный и неподвластный контролю класс, представители номенклатуры были фактически неподсудны и не слишком боялись наказаний.

Взяточничество: проблемы квалификации и назначения наказания тема диссертации и автореферата по ВАК РФ, кандидат юридических наук Вейберт, Софья Игоревна

Предметом исследования выступают спорные вопросы квалификации получения и дачи взятки, практика назначения наказания за данные виды преступлений, соответствующие уголовно — правовые нормы, их содержание, тенденции развития, а также деятельность судебно — следственных органов в этой сфере.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертации служит метод познания и анализа рассматриваемых явлений. Также были использованы общенаучные методы исследования — исторический и логический, анализ и синтез, дедукция и индукция. Использовался частно-научный метод познания — статистический. Теоретическую и правовую базу исследования составляют: Конституция Российской Федерации, действующее и ранее действовавшее уголовное законодательство России и некоторых зарубежных стран (ФРГ, Франции, Швейцарии, Испании, Италии и др.), материалы практики Верховного суда Российской Федерации и Верховного суда СССР, концептуальные положения российских и зарубежных ученых в области теории права, науки уголовного права, криминологии.

Adblock
detector