Защита прав добросовестного покупателя. Лицо, отказавшееся от приватизации попыталось оспорить сделку

Защита прав добросовестного покупателя. Лицо, отказавшееся от приватизации попыталось оспорить сделку

Достаточно частыми являются случаи, когда покупатель жилой недвижимости через некоторое время после покупки узнаёт, что в его квартире имеют право проживать совершенно чужие ему люди. К ним относятся в частности лица, имевшие право на приватизацию и давшие согласие на неё, но отказавшиеся от своего участия в приватизации в пользу других членов семьи.

Достаточно частыми являются случаи, когда покупатель жилой недвижимости через некоторое время после покупки узнаёт, что в его квартире имеют право проживать совершенно чужие ему люди. К ним относятся в частности лица, имевшие право на приватизацию и давшие согласие на неё, но отказавшиеся от своего участия в приватизации в пользу других членов семьи.

Согласно ст. 1 Закона РФ от 04.07.1991 N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (далее – Закон) приватизация жилых помещений — бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде. В соответствии со ст. 2 данного Закона граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную и долевую.

На практике полномочным органом (Комитетом по управлению муниципальным имуществом и т.д.) заключается договор социального найма жилого помещения, по условиям которого нанимателю и членам ее семьи передается за плату в бессрочное владение и пользование жилое помещение.

Согласно статье 217 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.

Разумное и осмотрительное поведение добросовестного приобретателя, полагающегося на сведения ЕГРН, не предполагает выяснения им судьбы этого имущества. Иное возлагало бы на покупателей недвижимости все риски, связанные с признанием недействительными сделок, совершенных третьими лицами, и тем самым подрывало бы доверие граждан к государственной регистрации недвижимости.

Вместе с тем, как указал КС, бывший супруг, сведений о котором не имеется в реестре, должен сам контролировать сохранение за собой права на имущество и позаботиться о его своевременном разделе или хотя бы о внесении указания о себе как о сособственнике в запись о регистрации права. В отсутствие же таких действий недопустимо возложение неблагоприятных последствий совершения сделки на добросовестных участников гражданского оборота.

Согласно судебным материалам, Владимир Гуков почти двадцать лет являлся титульным собственником квартиры в Ангарске. В августе 2015 года, через два месяца после развода, он без согласования с экс-супругой продал жилище своему родственнику. Спустя год у квартиры опять сменился владелец. По договору купли-продажи им стал Евгений Мокеев. В 2022 году бывшая супруга Гукова в суде добилась раздела совместно нажитого имущества и признания сделки по продаже квартиры ее бывшим мужем недействительной. Женщина дождалась, пока решение вступит в законную силу, и подала уже к Мокееву виндикационный иск. В 2022 году суд пошел ей навстречу и истребовал у Мокеева ½ долю спорной квартиры, а также исключил из ЕГРН запись о нем как о собственнике жилья. Доводы ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, а трехлетний срок исковой давности истек, были отклонены. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

В своей жалобе в КС Мокеев указал, что лишился ½ доли единственного жилья в результате применения судами п. 1 ст. 302 ГК РФ. При этом сделка купли-продажи между ним и родственником Гукова не признана недействительной. По мнению заявителя, данное правовое регулирование не гарантирует защиту прав собственности тем, кто действовал осмотрительно и разумно при заключении договора купли-продажи и не мог знать об отсутствии полномочия на распоряжение жилым помещением, поскольку это будет установлено на основании судебного решения значительно позднее, и, кроме того, лишает его даже компенсации. Мокеев указал, что оспариваемая норма на практике становится основанием для истребования от законного титульного владельца (добросовестного приобретателя) доли жилого помещения, находящегося у него на праве собственности, и потому противоречит Конституции РФ.

Конституционный суд РФ огласил постановление по делу о проверке на соответствие Основному закону страны нормы Гражданского кодекса РФ об истребовании имущества от добросовестного приобретателя. Заявитель проиграл виндикационный иск, связанный с покупкой находящейся в совместной собственности бывших супругов квартиры.

фио обратился в суд с иском к фио, фио о признании договора купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: адрес, заключенного между фио и фио недействительным, применении последствий недействительности сделки путем приведение сторон в первоначальное положение, выселении фио, восстановлении срока для оспаривания договора о приватизации, признании сделки о приватизации квартиры от 24.04.2009 недействительной, восстановлении доли в праве собственности на квартиру, возврате жилого помещения в муниципальную собственность.
В обоснование указал, что 25.12.2015 между фио и фио заключен договор купли-продажи квартиры в нарушение его прав, так как он зарегистрирован в квартире и приобрел пожизненное право пользование ею. Обязательства по снятию регистрации не давал ни письменно, ни устно. В договоре указано, что продаваемая квартира свободна от проживания иных лиц и притязаний 3 лиц, что не соответствует действительности. В п. 8 договора купли-продажи указано, что фио обязуется сняться сама и снять фио с регистрационного учета в течение 12 дней с момента перехода права собственности на квартиру, что не соответствует действительности. В период приватизации 24.04.2009 фио был зарегистрирован в квартире, написал письменный отказ в пользу фио (дочери), поэтому является полноправным пользователем. фио не является его опекуном, фио дееспособное лицо, поэтому, брать на себя обязанности снять его с регистрационного учета без его ведома и согласия, фио не могла. В соответствии со статьей 558 ГК РФ, при отчуждении жилого помещения в договоре должно быть указано право лица, которое в нем проживает на пользование жилым помещением, в ином случае договор не может быть заключен, поскольку не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Его право пользования носит бессрочный характер. Считает, что данный договор является недействительной сделкой, поскольку п. 6 и п. 8 договора противоречат действующему законодательству.
фио обратился в суд с иском к фио об устранении препятствий в пользовании квартирой, об обязании передачи ключей от квартиры и обеспечения свободного доступа.
В обоснование указал, что не может пользоваться квартирой по адресу: адрес, так как в ней проживают неизвестные ему лица, в квартире установлены новые дверные замки, в предоставлении ключей ему было отказано.
20.05.2016 фио предъявил встречные требования к фио о признании прекратившим право пользования и снятии с регистрационного учета.
В обоснование указал, что является собственником квартиры, по адресу: адрес, на основании договора купли-продажи от 25.12.2015. Прежним собственником в качестве члена семьи зарегистрирован ответчик фио. В связи с переходом права собственности на спорное жилое помещение право пользование фио прекратилось.
Протокольным определением Люблинского районного суда г. Москвы от 23.06.2016 объединены в одно производство гражданские дела по иску фио к фио, фио о признании договора купли-продажи квартиры, недействительным, применении последствий недействительности сделки, выселении, восстановлении срока для оспаривания договора о приватизации, признании сделки о приватизации квартиры от 24.04.2009 недействительной, восстановлении доли в праве собственности на квартиру, требования фио к фио об устранении препятствий в пользовании квартирой, об обязании передачи ключей от квартиры и обеспечения свободного доступа и по встречному иску фио к фио о признании прекратившим право пользования, снятии с регистрационного учета.
05.12.2016 фио обратился в суд с иском к фио и ДГИ г. Москвы о признании отказа от участия в приватизации недействительным, как сделки совершенной под влиянием заблуждения, признании договора передачи жилого помещения, расположенного по адресу: адрес недействительной сделкой, применении последствий недействительности сделки и возврате квартиры в муниципальную собственность.
В обоснование указал, что при приватизации квартиры в 2009 году, будучи юридически неграмотным человеком, подписал отказ от приватизации в пользу дочери, при условии, что квартира никогда при его жизни не будет продаваться. Поскольку его отказ от приватизации жилого помещения в пользу дочери был оформлен и заверен в Департаменте жилищной политики г. Москвы, ему не объяснили его права, последствия проводимой сделки. Он был введен в существенное заблуждение относительно природы сделки, основного предмета сделки, заблуждался в отношении лица, с которым заключал сделку — своей дочери.
Определением Люблинского районного суда г. Москвы от 20.01.2017 производство по делу в части требований фио о признании договора о передаче квартиры в собственность недействительной сделкой, применении последствий недействительности сделки, признании отказа от участия в приватизации недействительным, возвращении жилого помещения в муниципальную собственность, восстановлении доли в праве собственности на квартиру, прекращено, в связи с отказом истца от исковых требований.
Представитель фио — фио просила иск удовлетворить в полном объеме, в удовлетворении встречного иска просила отказать.
Представитель фио — фио просила отказать в удовлетворении исковых требований фио, поддержала встречные исковые требования.
Представитель Департамент городского имущества г. Москвы фио требования фио посчитала обоснованными, в удовлетворении встречного иска полагала необходимым отказать.
Представитель Управления Росреестра г. Москвы, фио, фио, фио участия в судебном заседании не принимали.
фио просил рассмотреть дело в его отсутствие.
Судом постановлено изложенное выше решение.
В апелляционной жалобе представитель фио — фио и в дополнениях к жалобе представитель фио — фио просят отменить решение, принять по делу новое решение, в удовлетворении заявленных фио исковых требований отказать, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.
В возражениях на апелляционную жалобу фио просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
фио, фио, представитель Управления Росреестра г. Москвы в заседании судебной коллегии участия не принимали, извещены заблаговременно по правилам главы 10 ГПК РФ.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, дополнения к жалобе, возражения на жалобу, выслушав фио и его представителей фио, фио, поддержавших жалобу, представителя ДГИ г. Москвы фио, поддержавшую жалобу, представителя фио — фио, согласившуюся с решением суда, прокурора Бокова Р.К. полагавшего решение изменить и в удовлетворении требований фио отказать, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии со статьей 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, и возражениях относительно жалобы.
Согласно статье 328 ГПК РФ по результатам рассмотрения апелляционных жалобы суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новое решение.
Основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 330 ГПК РФ).
Из представленных в материалы дела документов видно, что фио являлась собственником квартиры N 50, расположенной по адресу: адрес. на основании договора передачи квартиры в собственность от 24.04.2009.
25.12.2015 между фио (продавец) и фио (покупатель) был заключен договор купли-продажи квартиры N 50, расположенной по адресу: адрес.
В пункте 8 договора указано, что на день подписания настоящего договора в отчуждаемой квартире зарегистрированы продавец фио и фио. Продавец обязуется сняться сам и снять фио с регистрационного учета по адресу квартиры в течение 12 календарных дней, считая с даты государственной регистрации перехода права в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве. Третьих лиц, имеющих право пользоваться квартирой в соответствии с действующим законодательством, нет.
фио также было составлено нотариально заверенное заявление о том, что, являясь продавцом квартиры, не возражает о снятии с регистрационного учета в данной квартире своего отца фио, а также обязуется не препятствовать снятию его с регистрационного учета.
19.01.2016 продавцом фио была получена установленная договором стоимость квартиры в размере 5.100.000 руб., о чем составлена расписка.
Квартира была передана покупателю фио 20.01.2016 по акту приема-передачи.
фио О.Ю. зарегистрировал право собственности на вышеуказанную квартиру, о чем 19.01.2016 года в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним была сделана запись N 77-77/003-77/003/105/2015-275/2.
Удовлетворяя требование фио о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки и о выселении фио, суд сослался на то, что в договоре не было указано существенное условие — перечень лиц, проживающих в квартире с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением.
Однако судом не было принято во внимание, что в соответствии со статьей 549 ГК РФ, по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя квартиру или другое недвижимое имущество (статья 130).
Положениями статьи 550 ГК РФ предусмотрено, что договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (пункт 2 статьи 434).
Несоблюдение формы договора продажи недвижимости влечет его недействительность.
В силу статьи 551 ГК РФ, переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.
В договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору.
При отсутствии этих данных в договоре условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.
Статьей 555 ГК РФ, договор продажи недвижимости должен предусматривать цену этого имущества. При отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости, договор о ее продаже считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса, не применяются.
На основании статьи 556 ГК РФ, передача недвижимости продавцом и принятие ее покупателем осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче.
Если иное не предусмотрено законом или договором, обязательство продавца передать недвижимость покупателю считается исполненным после вручения этого имущества покупателю и подписания сторонами соответствующего документа о передаче.
Существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением (статья 558 ГК РФ).
Из представленного в материалы дела договора купли-продажи квартиры N 50, расположенной по адресу: адрес, от 25.12.2015 видно, что предмет договора сторонами определен, цена согласована, форма договора соблюдена.
Фактически договор купли-продажи исполнен, денежные средства по договору переданы в полном объеме, квартира передана по акту приема-передачи, переход права собственности зарегистрирован, фио, квартирой пользуется.
Согласно статье 168 ГК РФ, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Из пояснений фио и его представителя, данных в заседании судебной коллегии, видно, что фио, перед покупкой квартиры, квартиру осматривал, фио в квартире не проживал, квартиру снимали квартиранты.
Из материалов дела видно, что между фио и его дочерью фио имелась договоренность о продаже квартиры и снятии фио с регистрационного учета, поэтому фио предоставила нотариально удостоверенное заявление от 25.12.2015 с обязательством снятия с регистрационного учета зарегистрированных лиц и кроме того, указала в пункте 8 договора обязательство о снятии с регистрационного учета. Эти обстоятельства не были оспорены представителем фио — фио в заседании судебной коллегии. Более того, она пояснила, что гражданскому мужу дочери потребовались деньги, чтобы вернуть долги.
фио зарегистрирована в квартире N 62 по адресу: адрес.
Супруга фио — фио с 03.08.1995 года зарегистрирована по адресу: .
Гражданским законодательством РФ статьей 1 предусмотрено, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
В соответствии со статьей 10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
Судебная коллегия, учитывает, что фио от заявленных требований о признании договора передачи квартиры в собственность дочери фио недействительной сделкой, применении последствий недействительности сделки, признании отказа от участия в приватизации недействительным, возвращении жилого помещения в муниципальную собственность отказался.
Так как фио знала, что ее отец фио отказался в ее пользу от приватизации квартиры, однако не сообщила об этом покупателю и в договоре об этом не указала, умолчала, продала квартиру с обременением.
Оценивая изложенное, судебная коллегия полагает, что фио злоупотребила своим правом, совместно с фио действовала недобросовестно. Оснований для признания договора купли-продажи квартиры недействительным, судебная коллегия не находит.
В материалах настоящего гражданского дела нет допустимых и достаточных доказательств для удовлетворения требований фио к фио, фио о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки, обязании устранить препятствия в пользовании путем передачи ключей и обеспечении свободного доступа в квартиру, выселении фио поэтому в удовлетворении требований фио следует отказать.
Отказывая в удовлетворении требований фио о признании фио прекратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, суд указал, что право пользования жилым помещением было получено фио в результате того, что он отказался от приватизации и дал согласие на приватизацию своей дочери фио.
Суд принял во внимание положения статьи 292 ГК РФ, части 4 статьи 31 ЖК РФ и с учетом статьи 19 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» указал, что действие положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.
Поскольку за членом семьи собственника, реализовавшим свое право на бесплатную приватизацию, сохраняется право пользования жилым помещением, так как на приватизацию этого жилого помещения необходимо было его согласие, то фио сохраняет право пользования жилым помещением не только при прекращении семейных отношений, но и при продаже квартиры, поэтому и оснований для признания его прекратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета не имеется.
Поскольку судом не все обстоятельства по делу установлены, решение суда в части требований фио к фио, фио о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки, обязании устранить препятствия в пользовании путем передачи ключей и обеспечении свободного доступа в квартиру, выселении, не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене. В остальной части, судебная коллегия полагает решение суда оставить без изменения.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

Вам может понравиться =>  Что Дают За 3го Ребенка В Волгограде В 2022 Году

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего: Салтыковой Л.В.,
судей: Канивец Т.В., Дементьевой Е.И.
при секретаре: фио,
с участием прокурора Бокова Р.К., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Канивец Т.В. дело по апелляционной жалобе представителя фио — фио, дополнениям к жалобе представителя фио — фио на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 20 января 2017 года, которым постановлено:
«Исковые требования фио к фио, фио, Департаменту городского имущества г. Москвы о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, выселении, нечинении препятствий в пользовании имуществом, обязании выдать ключи удовлетворить частично.
Признать договор купли-продажи квартиры, заключенный 25 декабря 2015 года между фио и фио, недействительным.
Применить последствия недействительности сделки: аннулировать запись N 777-77/003-77/003/105/2015-275/2 о переходе права собственности на квартиру по адресу: адрес на фио.
Возвратить право собственности фио на квартиру по адресу: адрес.
Взыскать с фио в пользу фио стоимость квартиры в размере 5.100.000 руб.
Выселить фио из квартиры: адрес.
В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.
В удовлетворении встречных исковых требований фио к фио о признании прекратившим право пользования, снятии с регистрационного учета — отказать».

Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 20 января 2017 года отменить в части удовлетворения требований фио к фио, фио о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки, обязании устранить препятствия в пользовании путем передачи ключей и обеспечении свободного доступа в квартиру, выселении, снятии с регистрационного учета, обязании аннулировать запись в ЕГРП и внести запись об обременении.
В удовлетворении требований фио о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки, обязании устранить препятствия в пользовании путем передачи ключей и обеспечении свободного доступа в квартиру, выселении, снятии с регистрационного учета, обязании аннулировать запись в ЕГРП и внести запись об обременении отказать.
В остальной части решение суда оставить без изменения.

Вам может понравиться =>  Пример Компенсации Коммунальных Услуг Ветеранам Труда 2022 Год Оренбургская Область

Проблема добросовестных приобретателей жилья: долгожданная позиция ВС РФ

«Из упомянутых положений Обзора следует, что истец избавлен от необходимости доказывать в суде выбытие у него жилого помещения помимо его воли. Это обстоятельство, как бы, презюмируется. Между тем, это, пожалуй, самый больной вопрос, поскольку все остальные перечисленные ВС РФ обстоятельства, которые должен доказать истец, носят объективный характер, а «выбытие помимо воли» – обстоятельство субъективное, основанное на судебной оценке.

  • факт выбытия имущества из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, по воле или помимо их воли;
  • возмездность (безвозмездность) приобретения имущества;
  • знал ли приобретатель или не знал и не должен был знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение.

Президиум ВС РФ отметил, что к искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения применяется общий срок исковой давности, составляющий три года с момента, когда собственник узнал или должен был узнать о наличии соответствующей записи в ЕГРП (ст. 196 ГК РФ; п. 57 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22).

Если ответчик (приобретатель) непосредственно не заключал с истцом (государственным или муниципальным органом) договор о передаче жилья, а приобрел это имущество у другого лица в рамках последующих сделок, то применяются правила ст. 301-302 ГК РФ. При этом неважно, какой способ защиты своего права выбрал истец: иск об истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения (ст. 301-302 ГК РФ) или о признании недействительными сделок по отчуждению квартиры (ст. 167-168 ГК РФ), либо заявление таких требований одновременно. Если будет установлено, что приобретатель добросовестный, то в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167-168 ГК РФ должно быть отказано.

Стоит отметить, что в рассматриваемом Обзоре Президиум ВС РФ также в очередной раз подчеркнул, что суды общей юрисдикции должны учитывать правовые позиции, сформулированные в Постановлениях ЕСПЧ, вынесенных в отношении России (на основании Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»).

В каких случаях сделку с недвижимостью могут оспорить

Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Тут имеется ввиду, к примеру, сделка по распоряжению имуществом общества с ограниченной ответственностью, совершенная без необходимого одобрения общим собранием участников. Такая сделка может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия. К подобным сделкам относятся сделки с несовершеннолетним продавцом без одобрения органа опеки.

Заключение сделки неуполномоченным лицом при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только это лицо впоследствии не одобрит данную сделку. Это относится к сделкам, заключенным по прекратившей действие доверенности, например.

проверку с точки зрения “юридической чистоты” всех сделок, совершаемых с приобретаемой недвижимостью: заказ и анализ расширенной выписки из ЕГРН, проверка документов-оснований, в определенных случаях заказ и анализ архивной выписки из домовой книги, разрешения на строительство, документов на земельный участок и т.д.;

Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Закон разделяет недействительные сделки на оспоримые и ничтожные. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки три года с момента ее совершения . По требованию о признании оспоримой сделки недействительной — один год с момент, когда лицо, чьи права нарушены, узнало о нарушении.

Собственник (продавец) предъявляет расторгнутый договор соцнайма и нотариально заверенный отказ от права приватизации квартиры. Документ, подписанный нотариусом, должен недвусмысленно указывать на то, что отказник от приватизации не претендует на право пользования жилой площадью и не собирается предъявлять претензии на долю в праве собственности. В договоре купли-продажи правильным будет указать, что отказник обязуется сняться с регистрационного учета и перебраться на новое место жительства в установленный срок.

Вам может понравиться =>  Сколько Квадратов Должно Не Превышать Жилье Для Молодой Семьи

Бывали случаи, когда отказникам удавалось через суд восстановить права на пользование жильем. Судья принимал решение в пользу истца даже невзирая на факт снятия его с учета и наличия регистрации на новом месте жительства. Однако известны и другие примеры из судебной практики, когда суд отказывал в удовлетворении иска, аргументируя свое решение, например, наличием у отказника собственности.

По сути, объект остается обремененным правами отказника, который вправе пользоваться жилплощадью бесплатно, причем, это право пожизненное. Именно по причине сложности решения проблемы с отказниками от приватизации их не любят ни риэлторы, ни банки, кредитующие граждан в рамках ипотечной программы.

Если же объект настолько интересен покупателю, что он согласен на дополнительные усилия, связанные со снятием обременения, рекомендуется тщательно изучить и проанализировать юридическую историю квартиры. Кроме того, следует четко фиксировать в договоре купли-продажи квартиры факт соблюдения законных прав отказников (например, путем выплаты им компенсаций).

По закону собственник жилья имеет право без согласования с отказником распоряжаться недвижимостью по собственному усмотрению — продать, передать в дар или сдавать в аренду. Однако с другой стороны российское законодательство гарантирует лицам, отказавшимся от процедуры приватизации, право пожизненного проживания в квартире. Выселение либо снятие с регистрационного учета в квартире без добровольного согласия лица, подписавшего в свое время нотариальный отказ от приватизации, невозможно.

Запрос отчета из Бюро кредитных историй о продавце, который советуют делать перед покупкой недвижимости риелторы и юристы, может помочь только частично, замечает Кадников: в данных БКИ не отражаются долги перед физлицами. Помимо этого, часто в договоре купли-продажи указывают на отсутствие у продавца кредиторской задолженности — но и этот способ защиты не дает гарантии от последующего оспаривания.

В будущем защитить себя от потери законно приобретённого имущества поможет добросовестное поведение участников сделки, говорит эксперт практики разрешения споров, руководитель рабочей группы Юридической компании РКТ Анастасия Шамшина: лицо, признающееся добросовестным, имеет шанс сохранить владение и титул за собой несмотря на даже успешную попытку оспорить основание приобретения имущества.

Что сказал ВС

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда, где в итоге и оказался спор, нашла у нижестоящих коллег ошибки. В определении по делу (Дело № А40-109856/2017) ВС указал, что Иглина стала собственницей квартиры на основании действительного договора купли-продажи. Записи о восстановлении права собственности Дьяковой на квартиру недостоверны, сделал вывод ВС: управляющий не мог распоряжаться квартирой. Новый же покупатель с торгов, Решетов, должен был проявить должную осмотрительность. Стоило как минимум осмотреть недвижимость перед сделкой — уже после этой процедуры проблемы с собственностью стали бы очевидны. В сложившихся обстоятельствах его нельзя считать добросовестным приобретателем, указала коллегия по экономспорам под председательством судьи Ивана Разумова.

Также ВС напомнил о специальных правилах передачи недвижимости от продавца к покупателю, включая подписание передаточного акта и регистрацию перехода права собственности, которая делается в первую очередь. Если же это передача происходит после регистрации, такое условие указывают в договоре. В случае с квартирой Иглиной в соглашении управляющий и новый покупатель этого не предусмотрели. Следовательно, акт передачи жилья новому владельцу заведомо недостоверен, указал ВС. Ведь имуществом на момент передачи владел другой человек.

В итоге выводы ВС свелись к тому, что право собственности нового владельца на квартиру никогда не возникало. Постановления судов апелляционной инстанции и округа полностью отменили, а определение первой инстанции отменили в части: требование о признании права собственности Иглиной на квартиру суд направил на новое рассмотрение в АС Москвы. Там суду предстоит привлечь в качестве ответчика последнего правообладателя квартиры, оценить его действия в рамках очередной сделки с имуществом уже в процессе суда и разрешить вопрос о признании права собственности Иглиной на спорное жилье.

Защита прав добросовестного покупателя

  1. Поскольку зачастую в результате приватизации происходила передача недвижимого имущества, логичным является вывод ФАС Уральского округа 7 о том, что моментом исполнения сделки является дата регистрации договора купли­продажи в органах государственной власти или местного самоуправления (Комитете по земельным ресурсам и землеустройству, например). Безусловно, данный вид регистрации нельзя отождествлять с существующей в настоящее время системой регистрации прав на недвижимое имущество, тем не менее данная точка зрения имеет право на существование.
  2. В процессе приватизации имущество приватизируемого предприятия передается на баланс вновь образуемого в процессе приватизации юридического лица. С точки зрения корпоративного права суды выделяют следующие варианты определения момента начала исполнения сделки приватизации: дата протокола о результатах проведения закрытой подписки на акции 8 , дата регистрации устава юридического лица 9 , дата подписания учредительного договора и акта оценки передаваемого в уставный капитал имущества 10 .
  3. Очень часто в судебно­арбитражной практике момент начала исполнения сделки определяется с момента оформления акта приема-передачи имущества 11 . На наш взгляд, это наиболее правильный и верный подход к определению момента начала исполнения сделки приватизации, однако не всегда в процессе приватизации составлялись такого рода документы
  4. Самая распространенная практика на сегодняшний день заключается в определении момента начала исполнения сделки с момента утверждения плана приватизации 12 , т.е. с даты издания ненормативного правового акта, на основании которого будет заключена гражданско-правовая сделка. С учетом выводов, изложенных в первой части настоящей статьи, это совершенно обоснованная закономерность.

В настоящее время на уровне Президиума ВАС РФ сформирована судебно­арбитражная практика 6 , согласно которой иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки, равно как и иск о признании недействительной ничтожной сделки, могут быть предъявлены в суд в срок, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение сделки. Норма ст. 181 ГК РФ устанавливает специальное правило о начале течения срока исковой давности, исключающее применение общих положений статьи 200 ГК РФ.

Если родственники не претендуют на приватизацию, ее может отменить суд по заявлению исполнительного органа, или прокурора. Так, судебным решением от 24.07.2015 года, Тейковский районный суд Ивановской области отменил приватизацию, признал ее незаконной, применены последствия ничтожной сделки к договору приватизации. Стоимость приватизации небольшая, вам обязательно стоит её сделать!

Указанный выше законопроект «О признании недействительности ничтожных сделок приватизации государственного и муниципального имущества» давал основания для применения срока исковой давности, составлявшего в то время десять лет, ко всему процессу приватизации.

Условия, при которых сделки могут быть признаны притворными и мнимыми, определяются в статье 170 ГК РФ. Мнимая сделка совершается, чтобы создать ложные последствия, а притворная скрывает реальную. В любом случае, последствие одно – договор считается недействительным.

Ограничения на количество больничных листов в год нет. Зато есть ограничение по продолжительности больничного, о котором мы писали выше. Например, если человеку выдают больничный на 15 дней, максимальное количество больничных листов, которое ему оплатят при обычном заболевании, в среднем около 20.

В обоснование заявленных требований указал, что является собственником указанной квартиры на основании договора приватизации. В квартире вместе с ним зарегистрированы мать и отец, которые от участия в приватизации отказались. Отец какое-то время проживал в квартире, после чего выехал из спорного жилого помещения. Брак между родителями расторгнут. В настоящее время семейные отношения с ответчиком прекращены, в квартире отец не проживает, однако с регистрационного учета сняться отказывается. Вещей отца в квартире нет, участия в содержании жилого помещения, оплате жилья и коммунальных услуг он не принимает. Петров — сын полагает, что в связи с выездом в другое место жительства отец утратил право пользования спорным жилым помещением.

Отсюда рекомендация: при приобретении жилья тщательно проверьте, кто прописан в данной квартире или доме. Идеальный вариант: на момент покупки все должны выписаться. Если продавец говорит, что такой-то дяденька или тетенька, или, не приведи, Господи, ребенок будут проживать в покупаемой вами квартире и выпишутся тогда-то, поинтересуйтесь, почему и еще раз взвесьте все «за» и «против» покупки.

Коллегия сочла, что права Иглиной нарушил не факт торгов и договора с новым покупателем, а регистрация права собственности. «Она была осуществлена безосновательно и привела к тому, что юридическая судьба квартиры была решена вопреки воле собственника, оставшегося лишь фактическим владельцем», — говорится в определении.

В апелляционной жалобе Петров-старший просил это решение суда отменить, ссылаясь на то, что имеет бессрочное право пользования квартирой, поскольку в момент приватизации он имел равные права в отношении жилого помещения с лицом, его приватизировавшим. На момент приватизации он являлся нанимателем жилого помещения по договору социального найма, в квартире проживал до 2000 года, после чего бывшая супруга перестала пускать его в квартиру, сменила замки, препятствовала в пользовании жилым помещением. Решением суда он лишен единственного места жительства.

Adblock
detector