Аналогия Уголовного Поава Это

Можно привести несколько примеров вполне обоснованного использования такой аналогии уголовного закона в судебной практике. В первоначальной редакции УК РФ (до внесения в него изменений Федеральным законом от 25 июня 1998 года № 92-ФЗ, действующим с 28 июня 1998 года) его ст.69 не регулировала правила назначения наказания по совокупности преступлений, если в последнюю входили одно преступление небольшой тяжести и одно преступление иной категории. Вполне логичным в этой связи было определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 1998 года по делу Филюгина, которое указало на необходимость применения к такой совокупности преступлений правил назначения наказания по совокупности преступлений небольшой тяжести, содержавшихся в первоначальной редакции ч.2 ст.69 УК РФ, которые предусматривали возможность поглощения менее строго наказания более строгим и более мягкие пределы окончательного наказания.[2]

Вторым условием применения уголовного закона по аналогии является неурегулированность законом соответствующего отношения. В отличие от гражданских отношений уголовные не могут быть урегулированы соглашением сторон или обычаями делового оборота, а потому отсутствие законодательного регулирования означает необходимость обратиться к аналогии закона. Речь, конечно, не идет о полной правовой неурегулированности правовых последствий преступления, т.к. нет преступлений, за которые бы УК РФ не предусмотрел пределы подлежащего назначению наказания (и вряд ли таковые появятся). Вместе с тем, нельзя исключать ситуации, когда отдельные правовые последствия совершения преступных деяний (при чем такие, которые обязательно должны наступить) останутся без законодательной регламентации. Анализ отдельных норм УК РФ показывает, что такие пробелы чаще всего возникают при наличии совокупности или иной множественности преступлений, т.к. УК РФ не регламентировал для таких случаев некоторые правила назначения наказания, выбора вида исправительного учреждения, в котором осужденный должен отбывать лишение свободы, исчисления сроков, по отбытии которых возможно условно-досрочное освобождение, сроков давности обвинительного приговора суда, сроков погашения судимости (а согласитесь, нельзя в таком случае не назначить наказание, не определить вид исправительного учреждения и т.д.).

Толкование уголовного закона

Ст. 126 Конституции РФ гласит о том, что Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Эти разъяснения являются видом официального судебного толкования уголовного закона и обязательны для применения всеми нижестоящими судами. Судебное толкование по конкретным уголовным делам осуществляет также Президиум Верховного Суда РФ, Военная коллегия, Судебная коллегия по уголовным делам и Кассационная палата Верховного Суда РФ. Такое толкование, является обязательным только лишь для данного конкретного случая. Однако, судебные решения, вынесенные высшими судебными инстанциями по конкретным уголовным делам, подлежат опубликованию в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации». Это делается в целях информирования судейского, прокурорского и адвокатского корпуса, что в конечном итоге служит для них ориентиром при разрешении сходных по обстоятельствам дел, следовательно, содержащееся в этих решениях толкование закона становится своего рода судебным прецедентом. Отметим тот факт, что многие годы в нашей стране отрицалось использование в правоприменительной практике судебного прецедента как самостоятельного источника права.

Толкование уголовного закона также различают по объему. В этой категории толкование бывает буквальным, расширительным и ограничительным. Буквальное толкование уголовного закона подразумевает под собой уяснение и разъяснение текста закона в полном соответствии с использованными в его тексте терминами и словами. Как правило, закону дается именно буквальное толкование. Однако нередки случаи, когда при формировании текста уголовного закона используются слова и термины в более широком или, наоборот, узком смысловом значении, чем они используются в неофициальном общении (например, ст. 153 УК РФ).

Исходя из принципов законности, гуманизма, цели обеспечить гражданскую свободу и спокойствие каждого, применение уголовного закона по аналогии в настоящее время в большинстве государств не допускается. В Российской Федерации данный вопрос разрешен таким же образом в ч. 2 ст. 3 УК РФ, прямо запретившей применение уголовного закона по аналогии. До 1958 г. советское уголовное законодательство допускало применение закона по аналогии.

Второй вид аналогии — аналогия закона. Аналогия уголовного закона — это применение к деянию, признаваемому общественно опасным, ответственность за которое не была предусмотрена законом в момент его совершения, уголовного закона, устанавливающего ответственность за наиболее сходное преступление.

Законодательно не определенной указанная ситуация оставалась до внесения в УК РФ в 2011 году ст. 171.2 (Незаконная организация азартных игр), предусматривающей уголовную ответственность за незаконную организацию и проведение азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в т.ч. сети Интернет, средств связи, а также подвижной связи.

Ряд авторов также указывают на имеющие место случаи применения уголовного закона по аналогии [4, с.83]. Так, например, попытки применения аналогии уголовного закона неоднократно предпринимались сотрудниками правоохранительных органов до внесения в УК РФ 1996 г. Федеральным законом от 20 июля 2011 г. № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» ст. 171.2 «Незаконная организация азартных игр». Необходимость введения данной статьи была вызвана сложившейся на тот момент в обществе и не урегулированной на законодательном уровне ситуацией. С 1 июля 2009 г. Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» был введен запрет на деятельность игорных заведений вне игорных зон. Этим же ФЗ предусматривалась выдача разрешений на проведение азартных игр в игорных зонах и лицензий на организацию и проведение азартных игр в игорных зонах, и лицензий на организацию и проведение азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорных зон. Федеральным законом от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 171 «Незаконное предпринимательство» УК РФ была проведена частичная декриминализация деяний, связанная с исключением из диспозиции ст. 171 деяний, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности без специального разрешения и с нарушением лицензионных требований и условий. Вопрос об организации азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, сети Интернет и других средств связи законодательно урегулирован не был.

Вам может понравиться =>  Следствие По Уголовному Делу В Отношении Адвоката Кто Ведет

Допускается ли применение уголовного закона по аналогии: что говорит закон

В уголовном же праве аналогия закона не допускается, как в теории, так и на практике. Более того, если рассмотреть этот вопрос более конкретно, нужно сказать, что такое применение могло бы стать нарушением закона. Поэтому, такая возможность полностью исключается, и на территории Российской Федерации на нее установлен полный запрет.

Данная эффективность доказана как раз тем же применением аналогий, но в других областях права. На самом деле, мировые судьи почти каждый день сталкиваются с тем, что нормы по конкретному случаю не регулируются законодательством. В таком случае использование подобных дел становится наилучшим выходом из ситуации.

Аналогия Уголовного Поава Это

Второй вид аналогии — аналогия закона. Аналогия уголовного закона — это применение к деянию, признаваемому общественно опасным, ответственность за которое не была предусмотрена законом в момент его совершения, уголовного закона, устанавливающего ответственность за наиболее сходное преступление.

Исходя из принципов законности, гуманизма, цели обеспечить гражданскую свободу и спокойствие каждого, применение уголовного закона по аналогии в настоящее время в большинстве государств не допускается. В Российской Федерации данный вопрос разрешен таким же образом в ч. 2 ст. 3 УК РФ, прямо запретившей применение уголовного закона по аналогии. До 1958 г. советское уголовное законодательство допускало применение закона по аналогии.

Современная обстановка в России такова, что несмотря на гуманизацию и декриминализацию, проведенную в уголовном праве, особенно в связи с Законом от 08.12.2003 г., показатели преступности не сократились. Статистика показывает ее неизменный рост. Возникает вопрос: почему?

В Общую часть УК необходимо внести самостоятельную специальную главу о правилах квалификации преступлений, исключив возможность судебного толкования вопросов квалификации преступлений, выражаемого в руководящих постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

Аналогия закона и аналогия права

Статья 6 ГК РФ допускает применение гражданского законодательства по аналогии. Так, ч. 1 настоящей статьи гласит, что в случаях, когда предусмотренные гражданским законодательством отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Таким образом, для применения положений данной статьи требуется соблюдение двух необходимых условий. Во-первых, отношения, о которых идет речь в статье, должны находиться в границах правового поля, регулируемого гражданским законодательством (ст. 2 ГК). Во-вторых, данные отношения не урегулированы конкретными правовыми нормами, содержащимися в законах, иных нормативных актах или обычаях делового оборота. Иными словами, в части рассматриваемых отношений имеется пробел в источниках гражданского права. Аналогия закона имеет приоритет перед аналогией права. Также следует пояснить, что аналогия закона и аналогия права ранее предусматривались лишь в гражданско-процессуальном законодательстве.

Аналогия В Уголовном Процессе Примеры

Если уголовно-процессуальным законом не урегулирован порядок производства (оформления и др.) какого-либо непосредственно связанного с уголовным процессом или даже названного в УПК РФ действия (решения), допустимо использовать уголовно-процессуальную норму, регулирующую наиболее сходный случай. К примеру, процедура требования в порядке ст. 144 УПК РФ( с измен. от 09.03.2015) необходимых материалов и опроса лиц с их согласия в порядке ст. 86 УПК РФ законом не урегулированы.

Принцип законности в уголовном праве закреплен в ч. 1 ст 3 УК: «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом».Данный принцип является отражением конституц. положения о том, что «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением»(ч.2 ст.54 Конституции РФ)

Более того, согласно опять-таки общепризнанному в мировой юридической практике принципу суд не вправе отказать гражданину в разрешении спора под предлогом отсутствия закона. Он обязан принять дело к рассмотрению и разрешить его по существу, используя институт аналогии. Этот принцип сохраняет силу и в российском праве.

Аналогия в уголовном праве не применяется потому, что оно исходит из основополагающей идеи: нет преступления без указания на то в законе. Преступлением может быть признано только такое деяние, которое прямо предусмотрено УК, и следовательно, уголовная ответственность может наступить только за заранее предусмотренное действие.

Субсидиарное применение — межотраслевая аналогия. При суб­сидиарном применении правоприменительный орган исходит из кон­кретных предписаний смежной отрасли права. Оно основано на сход­стве отношений, которые прямо не урегулированы нормами данной отрасли.

Вам может понравиться =>  В Течении Какого Времени Нужно Поменять Права При Смене Фамилии

При аналогии закона решающим основанием, предопределяю­щим возможность применения той или иной нормы, является сущест­венное сходство между теми отношениями, которые прямо не пре­дусмотрены правом, и отношениями, которые урегулированы конкрет­ными юридическими нормами. Причем существенность сходства ох­ватывает и область права (однотипность правового режима).

Но в отношении договора дарения недвижимости такого прямого указания в законе нет. Но, поскольку эти два договора различаются лишь возмездностью первого и безвозмездностью второго, а для недвижимости последствия их идентичны, п. 2 ст. 558 ГК РФ применяется по аналогии закона и к дарению.

В российском праве аналогия закона и аналогия права — достаточно распространенные институты, которые характеризуют в особенности гражданское законодательство. Аналогия закона (применение закона по аналогии) значит, что если у нас отсутствует норма закона, которая должна регулироваться интересующие нас общественные отношения, мы применяем другую норму закона, регулирующие отношения, похожие на наши.

Аналогия уголовного закона это

Запрет аналогии должен пониматься в том смысле, что пробелы уголовного закона, касающиеся установления преступности деяния, вправе восполнить только законодатель. Однако в отношении вопросов уголовного права, все же урегулированных в законе, но неполно, применение закона по аналогии считается допустимым. Чаще всего это случается при толковании по аналогии терминов и понятий уголовного закона, здесь аналогия граничит с расширительным толкованием закона.

Во-вторых, согласившись с отменой запрета на аналогию уголовного закона, мы должны прийти к выводу, что законодатель, вводя запрет, стремился ограничить устранение возможных пробелов в уголовном праве. Это предположение абсурдно, поскольку противоречит основной функции и назначению законотворческой деятельности, которая как раз и состоит в том, чтобы восполнять пробелы в праве, ибо закон — это и есть в некотором смысле устранение пробела в праве.
В-третьих, как показывает анализ, применение уголовного закона по аналогии влечет нарушение принципа законности, а вовсе не восполнение пробелов в праве. Ничего нового применение закона имеющегося вместо закона отсутствующего к праву не добавляет. Аналогия закона в уголовном праве ведет не к устранению пробелов в праве, а к извращению духа закона при сохранности его буквы. Ее можно определить как применение закона в ситуации дефицита законодательных норм. Применение закона имеющегося в случаях, им не предусмотренных, не приводит к ликвидации дефицита нормативного регулирования. Новая норма вследствие этого не возникает.
В связи с этим исследование вопроса о допустимости аналогии закона в уголовном праве и, главное, об основаниях ее законодательного запрета представляет интерес не только с теоретической, но и с правоприменительной и законотворческой точек зрения.
Прежде всего, следует отметить, что аналогия и законность составляют два принципиально различных начала в применении уголовного закона. Аналогия — начало социальное, тогда как законность — начало юридическое. Аналогия требует обоснования, законность — следования закону, подчинения его требованиям, исходит из признания верховенства закона и не допускает никаких отклонений от закона.
По мысли законодателя, аналогия закона, т.е. его применение на началах аналогии, противоречит его применению на началах законности. Этот вывод следует из сопоставления положений ч. ч. 1 и 2 ст. 3 УК («Принцип законности»). В ч. 1 ст. 3 УК речь идет о требованиях законности, в силу которых преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются лишь УК. Аналогия уголовного закона, на наш взгляд, размывает требования принципа законности, позволяя отступать от них на практике.
По существу, при аналогии уголовного закона преступность и наказуемость деяний определяются на основании усмотрения правоприменительных органов, а не УК, как этого требует закон. При аналогии уголовного закона суды применяют его к случаям, к которым он неприменим. При этом речь идет не о расширительном толковании закона, а о его извращении. Аналогия уголовного закона является ничем иным, как посягательством на верховенство законодательной ветви государственной власти в сфере законотворческой деятельности (в определении преступности деяний, их наказуемости и иных уголовно-правовых последствий). Аналогия уголовного закона, таким образом, есть не что иное, как грубейшее нарушение принципа законности.
Как видим, недопустимость аналогии уголовного закона является одним из слагаемых принципа законности. По этим соображениям законодатель предписывает применять уголовный закон на началах законности, а не по аналогии.
Анализ положений ч. 2 ст. 3 УК позволяет прийти к еще одному важному выводу: не допускается не сама аналогия, а применение уголовного закона на началах аналогии. Что же запрещается? Ответ на этот вопрос следует из легального определения аналогии закона. О нем говорилось выше — это применение закона имеющегося вместо закона отсутствующего. Здесь же остается уточнить, что понимается под «законом имеющимся» и «законом отсутствующим».
Под законом имеющимся понимается закон действующий. Что собой представляет закон действующий? Это закон, принятый и вступивший в силу. Только такой закон можно считать имеющимся. К закону отсутствующему относятся законопроекты («закон непринятый») либо закон, принятый, но не вступивший в силу. До тех пор пока закон не вступил в силу, он не подлежит применению, а потому его можно считать юридически ничтожным (отсутствующим). Аналогия закона состоит в применении закона имеющегося вместо закона отсутствующего. Эту практику и стремятся исключить нормы УК, содержащиеся в ч. 2 ст. 3 УК.
Классическое понятие аналогии закона дано коллективом авторов под руководством В. Нерсесянца: «Аналогия закона означает решение дела на основании закона, регулирующего отношения, сходные с рассматриваемыми, аналогия права — это принятие решения исходя из общих начал и
смысла законодательства» . Сходным образом аналогия закона понимается и судебной практикой.
———————————
См.: Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2002. С. 472.

Вам может понравиться =>  Сколько Времени Действителен Технический Прлан Бтина Дом И Участок Земли Для Их Продажи

В уголовно-процессуальной науке зарубежных стран в содержание принципа законности может входить определение уровня правового регулирования уголовно-процессуальных правоотношений (только законом, а не актами органов исполнительной власти), допустимость доказательств, правовая определенность закона, необходимость соблюдения должной правовой процедуры, справедливое судебное разбирательство и т.п.

Способами устранения пробелов на законодательном уровне могут являться криминализация, декриминализация, конкретизация признаков состава преступления . Однако, представляется, что каждый раз при обнаружении пробела вносить изменения в Уголовный кодекс было бы нецелесообразно. Во-первых, потому при этом трудно избежать излишней поспешности. Во-вторых, внесение изменений в закон порой занимает длительное время. Суд при этом не может ждать издания правовой нормы, ведь решение дела в таком случае затянулось бы, и создались бы условия для нарушения прав граждан и организаций .

Допускается ли применение уголовного закона по аналогии: УК РФ

Вопрос использования закона по аналогии является в настоящее время одним из наиболее актуальных и важных вопросов уголовного процесса. В настоящее время становления правового государства, время ратификации международных договоров и соглашений, время активного реагирования государства на нарушение прав и свобод человека и гражданина, проблемы пробелов в праве приобрели исключительное значение. В сфере уголовного судопроизводства права участников уголовно-процессуальных отношений ограничиваются и даже ущемляются достаточно часто. В определённой мере это обусловлено осуществлением процессуальной деятельности государственных органов в условиях неполноты правового регулирования . Между тем появление новых отношений побуждает правоприменителя преодолевать эти пробелы закона. Рассматривая аналогию, как способ преодоления пробелов, необходимо изучить вопрос о том, как она применялась раньше, что её заменяло, на ранних этапах становления права и что представляла собой аналогия в уголовном процессе дореволюционной России. В истории уголовного процесса, применение аналогии, как средства разового преодоления пробела, возможно только при появлении писанного права. Аналогия-это юридическое средство, применяемое только в рамках закона, имеющее целью преодоление пробела посредством нормы этого же закона, определяемое принципами и условиями её применения. Справедливо предположение, что аналогия может иметь место только с момента появления законов. Поэтому предлагается начать рассмотрение вопроса с момента образования Киевской Руси в IX веке. Анализ становления и развития института аналогии в уголовно-процессуальном праве производится впервые. Поэтому целесообразно, рассматривая становление данного института, попытаться это сделать, прослеживая эволюцию этого феномена от момента становления государственности до настоящего времени. С этой целью представляется возможным выделить условно несколько временных этапов её (аналогии) становления и развития. Первым этапом представляется возможным выделить период от IX века до принятия в 1864г. Устава уголовного судопроизводства; ; вторым-период действия Устава с 1864г. до принятия УПК РСФСР 1922г.; третьим-период с 1922г. до 1961г., четвёртый-время действия УПК РСФСР, с 1 января 1961г. История судопроизводства, начинается гораздо раньше появления каких-либо законодательных актов. Законодательство-это одна из форм выражения объективного права. Значение закона и науки в наше время трудно переоценить. Это совершеннейшие средства развития юридической жизни, но не только законы обуславливают развитие судопроизводства . Если обратимся к нашему древнему праву, то увидим, что деятельность законодателя, его влияние на развитие права было чрезвычайно слабо.1 Вопрос: была ли другая деятельная сила, которая давала движение и жизнь праву, которая ничем не уступала в эффективности последующему законодательному процессу? Какой же орган служил этому развитию, какой фактор заменил законодателя? «Первым источником древнерусского феодального права, -указывает проф. ЧистяковО.И.,-были обычаи, перешедшие в классовое общество из первобытнообщинного строя и ставшие теперь обычным правом». Ещё барон Розенкампф3 указывал на судебные обычаи, как на источники права в первую эпоху нашей истории, которую он заключает XV веком, когда судебник великого князя Ивана Васильевича и устройство правительства приняли своё действие на всей территории Российского государства. Гораздо определённее по этому вопросу высказывалась Дмитриева О.М.: «Характер древнего права (до XV века)определяется почти исключительно господством обычая.» В период Древней Руси невозможно выделить законы, относящиеся к уголовному процессу. Все договоры и законы носили смешенный характер, сосредотачивая в себе нормы, которые в настоящее время имеют характер уголовных, гражданских, административных. Первыми законами являются договоры Руси с Византией и «Русская Правда.» Эти памятники русского права, представляли собой основные законы государства и регулировали все направления государственной деятельности, как внутренней (уголовно-правовое, гражданско-правовое) так и внешней(международные, торговые отношения) . Совокупность норм, относящейся к процессуальной деятельности, даёт только представление о процессе того времени. Так, например, в договоре Руси с Византией (911 и 944 г.г.) имелась всего одна процессуальная норма, «закрепляющая правило о деления доказательств по делам о преступлениях.»2 Основные правила древнего процесса находились в «Русской Правде».

При невозможности использования аналогии закона права и обязанности участников жилищных отношений определяются исходя из общих начал и смысла жилищного законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, гуманности, разумности и справедливости.

Adblock
detector