Продажа Квартиры Согласие Бывшего Супруга Верховный Суд 2022

4.1. В соответствии с частью 3 статьи 42 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» государственная регистрация права общей совместной собственности на недвижимое имущество осуществляется на основании заявления одного из участников совместной собственности, если законодательством Российской Федерации либо соглашением между участниками совместной собственности не предусмотрено иное. Порядок ведения Единого государственного реестра недвижимости, утвержденный приказом Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от 1 июня 2022 года N П/0241, предполагает, что, если объект принадлежит нескольким лицам на праве общей совместной собственности, в записи делается соответствующее указание (абзац второй пункта 53); при регистрации права на недвижимое имущество, находящееся в общей совместной собственности, все сособственники указываются в одной записи о вещном праве (абзац первый пункта 109). Аналогичные правила предусматривались абзацем вторым пункта 49 и абзацем первым пункта 90 Порядка ведения Единого государственного реестра недвижимости, утвержденного приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 16 декабря 2015 года N 943, признанным утратившим силу с 29 июня 2022 года приказом Минэкономразвития России от 4 мая 2022 года N 243.

По смыслу статьи 35 (часть 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 45 и 46 права владения, пользования и распоряжения имуществом гарантируются не только собственникам, но и иным участникам гражданского оборота. В тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь, возникшие на предусмотренных законом основаниях, имеют другие, помимо собственника, лица — владельцы и пользователи вещи, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав. К числу таких имущественных прав относятся и права добросовестных приобретателей, когда при возмездном приобретении жилого помещения такой приобретатель полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости и в установленном законом порядке зарегистрировал свое право собственности на него. Такая защита должна предоставляться добросовестным участникам гражданского оборота, если они возмездно приобрели право собственности на жилое помещение, одна из предыдущих сделок с которым была оспоримой, и от них на основании статей 301 и 302 ГК Российской Федерации истребуется имущество после признания судом этой сделки недействительной по иску бывшего супруга как совершенной без его согласия.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращался к проверке конституционности положений статьи 302 ГК Российской Федерации. Его правовые позиции, выраженные, в частности, в постановлениях от 21 апреля 2003 года N 6-П и от 22 июня 2017 года N 16-П, в полной мере распространяются на защиту права собственности на жилое помещение бывшим супругом — участником совместной собственности, который оспорил сделку по распоряжению общим имуществом в связи с тем, что она была совершена другим бывшим супругом без его согласия.

Заслушав сообщение судьи-докладчика С.М. Казанцева, объяснения представителей стороны, принявшей и подписавшей оспариваемый акт, выступления приглашенных в заседание полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также представителей: от Генерального прокурора Российской Федерации — В.В. Росинского, от Министерства юстиции Российской Федерации — Д.В. Новака, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

В Постановлении от 21 апреля 2003 года N 6-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации указал, что права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного упомянутыми нормами. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя.

  1. Данные статьи говорят о разном — в п.3 ст.253 ГК говорится о необходимом условии для признания сделки недействительной (если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии согласия), а в ст.35 СК в дополнение к этому говорится о том, в какой срок супруг может заявить иск о признании сделки недействительной.

В дальнейшем супруг, давший такое “общее” согласие, может попытаться оспорить сделку по отчуждению общего имущества, ссылаясь на п.3 ст.157.1 ГК, в котором сказано: “В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие”.

Если даже продавец предоставит покупателю нотариально удостоверенное заявление, что в браке не состоит, а также свой паспорт без отметки о заключении брака, то это ничего не значит. Может “объявиться” второй супруг, чье нотариальное согласие на сделку не было получено, и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

“Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом”.

Однако из этого общего правила есть одно исключение — это п.3 ст.35 СК, согласно которому для определенных трех типов сделок необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, т.е. презумпция согласия супруга в этих случаях не действует.

ВС разъяснил, как продать общий дом после развода

Бывшая жена Петрова посчитала, что ее права при совершении этой сделки были нарушены, поскольку своего согласия на нее она не давала. Женщина обратилась в суд с иском к экс-супругу и покупателю. Она потребовала признать заключенный между ними договор купли-продажи недействительным и прекратить право собственности Жукова на дом и участок. Петрова также попросила суд признать за собой и за экс-супругом права собственности на равные доли в спорной недвижимости. Экспертиза оценила дом и участок в 1,7 млн руб.

Супруги Петровы* в 2014 году приобрели участок, на котором построили дом. При покупке право собственности на землю было зарегистрировано на мужа. В октябре 2022 года они развелись в судебном порядке, а уже в ноябре 2022-го Петров продал дом с участком Максиму Жукову*.

Апелляция с таким подходом не согласилась. Ульяновский областной суд признал куплю-продажу недействительной и прекратил право собственности Жукова на имущество. Как объяснил облсуд, на дом и участок распространяется режим совместной собственности супругов. Согласно п. 3 ст. 35 СК, одному супругу, чтобы совершить сделку по распоряжению недвижимостью, нужно получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. В противном случае супруг, не дававший согласия на сделку, может ее оспорить. Эта норма применима к ситуации Петровой, посчитал областной суд.

Чердаклинский районный суд Ульяновской области требования заявительницы удовлетворил частично. Он признал недвижимость совместно нажитой и взыскал с бывшего супруга половину ее стоимости – 890 000 руб. Первая инстанция отказалась признавать сделку недействительной, ведь нет доказательств того, что Жуков знал или заведомо должен был знать о несогласии Петровой.

Определение режима имущества напрямую влияет на исход дела об оспаривании сделки. Если недвижимость в совместной собственности супругов, то отсутствия нотариально удостоверенного согласия второго супруга обычно достаточно, чтобы признать сделку недействительной, говорит Котляров.

Верховному Суду пришлось разбираться в конфликте матери и дочери из-за московской квартиры

Апелляционным определением Московского городского суда от 8 июля 2022 г. решение первой инстанции было изменено. Апелляционный суд, исходя из необходимости соблюдения баланса защиты интересов и прав сторон, посчитал, что за Галиной Ханбековой необходимо сохранить право временного пользования спорным жилым помещением до момента приобретения Еленой Луганской в собственность матери другого благоустроенного жилья без указания конкретного срока. При этом суд также обязал Елену Луганскую до переезда матери не чинить ей препятствий в пользовании спорной квартирой. Кассационный суд оставил решения нижестоящих инстанций без изменений.

Вам может понравиться =>  Стипендии Спбгу 2022

В свою очередь Галина Ханбекова обратилась в суд со встречным иском об отмене договора дарения квартиры и о погашении регистрационной записи о праве собственности дочери в отношении жилого помещения. Она просила признать за каждой из сторон по 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру и возложить на ее дочь обязанности не чинить препятствий в пользовании квартирой. Встречные требования женщина мотивировала тем, что до дарения квартиры она в равных долях принадлежала ей и ее супругу, что она зарегистрирована и проживает в квартире. Также в суде она указала, что 23 апреля 2022 г. Елена Луганская избила ее и выгнала из квартиры, тем самым настаивая на отмене договора дарения в связи с причинением ей телесных повреждений со стороны дочери.

Генеральный директор ЮК «Юрист» Асия Мухамедшина подчеркнула, что споры такого характера в юридической практике встречаются довольно часто. Эксперт отметила, что в основном стороны, которые требуют признания договора дарения недействительным, основывая свои требования на подмене норм права, считают, что договор дарения – это сделка, которая подлежит легкой отмене, не прилагая усилий к предоставлению обоснованных доводов.

Адвокат АП Московской области Валентина Ященко отметила, что вопрос определения судами территориального расположения предоставляемого собственником жилого помещения постановлением признан обязательным к разрешению судами с учетом мнения бывшего члена семьи собственника.

Обращаясь к п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 2 июля 2009 г. № 14, Коллегия напомнила, что если суд придет к выводу о необходимости возложения на собственника жилого помещения обязанности по обеспечению бывшего члена его семьи другим жилым помещением, то в решении суда должны быть определены: срок исполнения собственником жилого помещения такой обязанности, основные характеристики предоставляемого другого жилого помещения и его местоположение (исходя из требований ч. 2 ст. 15 и ч. 1 ст. 89 ЖК РФ), а также на каком праве собственник обеспечивает бывшего члена своей семьи другим жилым помещением. С согласия бывшего члена семьи собственника жилого помещения предоставляемое ему собственником другое жилое помещение может находиться и в другом населенном пункте. Касательно размера жилого помещения, предоставляемого собственником бывшему члену семьи, ВС пояснил, что суду с учетом материальных возможностей собственника и других заслуживающих внимания обстоятельств следует определить лишь его минимальную площадь.

О предоставлении согласия супруга при продаже недвижимости

До вступления в силу с 01.01.2017 года Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (далее – Закон о регистрации) для регистрации перехода права собственности к покупателю было необходимо представить нотариальное согласие второго супруга.

По общему правилу совершать сделки с общим имуществом вправе любой из супругов. При этом для совершения сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга ( п. 1 ст. 253 ГК РФ; п. 3 ст. 35 СК РФ)

Указанное означает, что орган регистрации прав проведет государственную регистрацию перехода права собственности без согласия супруга, но сделает отметку в ЕГРН о том, что на государственную регистрацию перехода права согласие супруга не представлено, соответственно, указанная отметка будет содержаться в документах, которые Вы получите после проведения регистрации права.

В случае, если согласие супруга не представлено на государственную регистрацию перехода права, орган регистрации обязан сделать в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН) отметку об отсутствии необходимого в силу закона согласия третьего лица, которая сохраняет свое действие в течение всего срока актуальности зарегистрированного права собственника и отражается в выписке из ЕГРН.

С 1 января 2017 года отсутствие нотариального согласия супруга на отчуждение совместно нажитого недвижимого имущества другим супругом не приводит к приостановлению регистрации перехода права собственности на недвижимость и не является основанием для отказа в регистрации перехода права.

Аккуратно оформляйте документы на все активы. Не думайте, что это формальности и с вами такого точно не случится. Можно открыть вклад на имя жены и потом лишиться всех денег. Или при разводе совместно выставить общую квартиру на продажу, а потом узнать, что она продана, а денег нет. Придется ходить по судам, но это долго и дорого.

Откройте дополнительную карту. Если все накопления на вашей карте, а жена злится, что у нее нет денег, заведите вторую карту к этому счету и установите лимит расходов. Тогда деньги будут под контролем, а супруга сможет тратить сколько нужно. Когда захотите, закроете вторую карту.

Договориться мирно не получилось, поэтому разводились через суд. На суде выяснилось, что за пару месяцев до развода супруг без спроса продал общую машину двоюродному брату. И хотя машина реально стоила около 300 тысяч рублей, в договоре указали символические 50 тысяч.

Суды объяснили так. Имущество нажито в браке. Жена не давала согласия на продажу машины и не подписывала соглашение о разделе имущества. А муж не смог доказать, что деньги от продажи машины пошли на нужды семьи. В итоге машину — мужу, а половину денег — жене.

Запретите сделки с общим имуществом. Так стоит делать, если мирно развестись не получается и общее имущество под угрозой. Подайте ходатайство, и суд может в тот же день запретить сделки с общим имуществом. Даже если супруг что-то и продаст, стоимость этого имущества при разводе можно разделить.

Вместе с тем, как указал КС, бывший супруг, сведений о котором не имеется в реестре, должен сам контролировать сохранение за собой права на имущество и позаботиться о его своевременном разделе или хотя бы о внесении указания о себе как о сособственнике в запись о регистрации права. В отсутствие же таких действий недопустимо возложение неблагоприятных последствий совершения сделки на добросовестных участников гражданского оборота.

Разумное и осмотрительное поведение добросовестного приобретателя, полагающегося на сведения ЕГРН, не предполагает выяснения им судьбы этого имущества. Иное возлагало бы на покупателей недвижимости все риски, связанные с признанием недействительными сделок, совершенных третьими лицами, и тем самым подрывало бы доверие граждан к государственной регистрации недвижимости.

В своей жалобе в КС Мокеев указал, что лишился ½ доли единственного жилья в результате применения судами п. 1 ст. 302 ГК РФ. При этом сделка купли-продажи между ним и родственником Гукова не признана недействительной. По мнению заявителя, данное правовое регулирование не гарантирует защиту прав собственности тем, кто действовал осмотрительно и разумно при заключении договора купли-продажи и не мог знать об отсутствии полномочия на распоряжение жилым помещением, поскольку это будет установлено на основании судебного решения значительно позднее, и, кроме того, лишает его даже компенсации. Мокеев указал, что оспариваемая норма на практике становится основанием для истребования от законного титульного владельца (добросовестного приобретателя) доли жилого помещения, находящегося у него на праве собственности, и потому противоречит Конституции РФ.

Позиция КС (в изложении пресс-службы суда) свелась к следующему. Имущество признается совместной собственностью супругов независимо от того, на чье имя из них оно приобретено, — сведения в ЕГРН могут не содержать информации об общей совместной собственности. Таким образом, факт внесения в этот реестр записи с указанием одного из супругов не отменяет законного режима имущества, и оба супруга являются его собственниками.

Вам может понравиться =>  Примеры Гипотезы Из Уголовного Права

Согласно судебным материалам, Владимир Гуков почти двадцать лет являлся титульным собственником квартиры в Ангарске. В августе 2015 года, через два месяца после развода, он без согласования с экс-супругой продал жилище своему родственнику. Спустя год у квартиры опять сменился владелец. По договору купли-продажи им стал Евгений Мокеев. В 2022 году бывшая супруга Гукова в суде добилась раздела совместно нажитого имущества и признания сделки по продаже квартиры ее бывшим мужем недействительной. Женщина дождалась, пока решение вступит в законную силу, и подала уже к Мокееву виндикационный иск. В 2022 году суд пошел ей навстречу и истребовал у Мокеева ½ долю спорной квартиры, а также исключил из ЕГРН запись о нем как о собственнике жилья. Доводы ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, а трехлетний срок исковой давности истек, были отклонены. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

Так, например, при совершении сделок с объектами недвижимого имущества регистрирующий орган, которому представлен пакет документов на регистрацию их участниками, при отсутствии нотариального согласия со стороны супругов приостанавливает регистрацию сделки или перехода прав по ней с предоставлением возможности устранить нарушение, а в случае неустранения причин, препятствующих проведению государственной регистрации прав, — принимает решение об отказе в государственной регистрации. Как показывает судебная практика, суды отказы в государственной регистрации по данному основанию признают допустимыми (Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 28.06.2016 по делу N 33-6436/2016).

Если имущество состоит из нескольких частей (например, помещения в здании), то при наличии согласия на отчуждение всего такого объекта отчуждение его не по одной сделке, а по частям или продажа всего лишь одной или нескольких частей не будет являться нарушением полученного согласия, поскольку супруг изначально выразил волю на отчуждение всего объекта (Определение Верховного Суда РФ от 31.05.2016 N 18-КГ16-33). Условия такой сделки при этом не должны нарушать принципы разумности и добросовестности при согласовании ее сторонами цены и иных параметров.

В частности, на заключение договора поручительства такое согласие не нужно, несмотря на то что в будущем при нарушении должником обеспеченных поручительством обязательств может возникнуть риск обращения взыскания на общее супружеское имущество по требованиям кредитора, который не получил исполнение от основного должника.

Поручительство как один из способов обеспечения исполнения обязательства, ответственность по которому несет лично поручитель, не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов. Договор поручительства не является также сделкой, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, в связи с чем на его заключение не требуется получения нотариального согласия другого супруга. Заключение договора поручительства означает не распоряжение каким-либо нажитым совместно в браке имуществом, а только лишь принятие на себя поручителем обязательства отвечать солидарно или субсидиарно в случае неисполнения должником своих обязательств. При этом поручитель отвечает только своим личным имуществом. На все супружеское имущество при недостаточности у поручителя личного имущества для удовлетворения требований кредитора взыскание не может быть обращено, оно допускается только в части причитающейся ему доли (Определение Верховного Суда РФ от 12.04.2016 N 18-КГ16-23).

Необходимо учитывать, что простого указания в нотариальном согласии на то, что один супруг доверяет другому совершение сделок с имуществом на любых условиях по его усмотрению, будет недостаточным в целях определения объема его правомочий. Такое указание означает, что второй супруг в любом случае обязан продать квартиру по цене не ниже ее среднерыночной стоимости. Так, супруг продавца спорного имущества, на которое распространяется режим совместной собственности, вправе был рассчитывать на разумную компенсацию за это имущество, законно предполагая добросовестное поведение лиц при совершении сделок с таким имуществом.

  1. Данные статьи говорят о разном — в п.3 ст.253 ГК говорится о необходимом условии для признания сделки недействительной (если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии согласия), а в ст.35 СК в дополнение к этому говорится о том, в какой срок супруг может заявить иск о признании сделки недействительной.

Дело в том, что после данных слов стоит оговорка “если иное не установлено законом”. И это “иное” установлено ст.34 Семейного кодекса РФ (далее — СК), в силу которой имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью “независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено”.

Если даже продавец предоставит покупателю нотариально удостоверенное заявление, что в браке не состоит, а также свой паспорт без отметки о заключении брака, то это ничего не значит. Может “объявиться” второй супруг, чье нотариальное согласие на сделку не было получено, и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

Как видно, первые две нормы ГК защищают интересы добросовестного приобретателя. По ним, если зарегистрированный в ЕГРН собственник продаст квартиру без необходимого нотариального согласия своего супруга, но будет установлено, что покупатель не мог знать о существовании у продавца супруга, то суд оставит сделку в силе. В этом случае может пострадать супруг.

Дело в том, что данная статья применяется, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, а суды не признают супругов “третьими лицами по отношению друг к другу” (они ведь — сособственники) и исходят из того, что ст.35 СК “не предусматривает обязательного указания в согласии супруга на совершение сделки по распоряжению имуществом конкретного объекта недвижимого имущества, на отчуждение которого оно дается, не содержит запрета давать одним супругом другому супругу согласие на отчуждение любого принадлежащего им имущества без указания его конкретного перечня” (Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 25.07.2022 N 44г-128/2022).

с таким решением не согласилась и решила оспорить вердикт. Суд второй инстанции счел, что мужчина действительно приобрел недвижимость за свой счет, но фактически он внес деньги в семейный бюджет, так как купил совместную жилплощадь. В итоге апелляция заявила, что спорную недвижимость нужно разделить поровну. В своем решении суд сослался на статью Семейного кодекса «Определение долей при разделе общего имущества супругов».

Через несколько лет брак распался и супруги стали делить имущество. Бывший муж обратился в районный суд, чтобы признать квартиру не совместной, а только своей. в суде заявил, что спорная недвижимость была куплена исключительно на деньги, которые он получил от продажи наследства. Бывшая жена не отрицала, что жилье куплено на деньги от наследства мужа и подтвердила финансовый вклад в покупку квартиры. При этом квартиру она считала общей.

В итоге дошел до Верховного суда, который признал его правоту, сославшись на статью Семейного кодекса. В ней сказано, что имущество, которое один из супругов получил безвозмездно (например, в дар, в наследство или благодаря другим безвозмездным сделкам), не является общим. Более того, личным оно останется и в том случае, если партнер продаст его и взамен купит другой дом или квартиру.

При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Вам может понравиться =>  Аренда Земли Около Своего Дома

Частично удовлетворяя исковые требования Магомедовой М.М., суд первой инстанции исходил из того, что вышеназванное движимое и недвижимое имущество было приобретено и построено в период брака за счет общих средств супругов, в связи с чем является общим имуществом сторон и подлежит разделу в равных долях. Поскольку отчуждение недвижимого имущества осуществлено ответчиком после прекращения семейных отношений, и учитывая непредставление ответчиком доказательств расходования вырученных от продажи денежных средств на нужды семьи либо передачи половины данных средств истцу, суд пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с Магомедова А.Ш. в пользу Магомедовой М.М. 1/2 доли денежных средств, вырученных от продажи объектов недвижимости, в размере 150 000 руб.

После прекращения фактических брачных отношений супругов Магомедовых данное имущество было передано ответчиком по сделкам купли-продажи от 3 сентября 2014 г. в пользу своих родственников с согласия истца на отчуждение данных объектов недвижимости Магомедовым А.Ш. в любой форме на его условиях и по его усмотрению за цену на его усмотрение.

Таким образом, анализа и оценки исследованных судом первой инстанции доказательств, а равно мотивов, по которым выводы Майкопского городского суда Республики Адыгея о том, что спорное здание возведено в период брака супругов Магомедовых, а значит, является их совместным имуществом, отклоняются, апелляционное определение суда апелляционной инстанции не содержит.

Нужно ли согласие бывшего мужа на продажу квартиры

У Вашего вопроса есть и второй аспект. Для продажи доли, принадлежащей несовершеннолетнему ребенку, Вам необходимо получить разрешение органов опеки и попечительства. Как правило, органы опеки и попечительства, рассматривая подобные вопросы, требуют представить согласие второго родителя на распоряжение имуществом ребенка. При отсутствии такого согласия Вам могут отказать в выдаче соответствующего разрешения. Отказ органов опеки Вы можете обжаловать в судебном порядке.

Для продажи недвижимости, принадлежащей несовершеннолетним, требуется согласие органов опеки. Заявление в опеку должны подавать оба родителя. Вам он не муж, но детям все еще отец. Обязать его дать такое согласие Вы не можете, и, если он будет против, уже через суд Вам нужно будет доказывать, что продажа осуществляется в интересах детей.

Если бывший супруг откажется подавать заявление в органы опеки, то можно получить разрешение в судебном порядке. Для этого нужно сначала получить письменный отказ от опеки, и далее подавать в суд и доказывать, что жилищные права ребенка не будут нарушены.

Для продажи квартиры согласие супруга нужно, если квартира покупалась в браке, то есть является совместно нажитым имуществом. Так будет даже вне зависимости от того, на чье имя она приобреталась. Также для продажи потребуется распоряжение органов опеки и попечительства о разрешении на продажу доли ребенка. Для его получения нужно заявление от обоих родителей, даже если состоите в разводе, так как супруг – тоже законный представитель.

Если же Вы приобрели долю отчуждаемой квартиры в браке за деньги, то она является Вашим общим имуществом с супругом, и в целях обеспечения бесспорности сделки лучше получить его согласие на продажу. Если такое согласие бывший супруг Вам не даст, то продать долю тоже возможно, но велик риск, что Ваш бывший супруг оспорит эту сделку в суде.

4.3. Для авторизации доступа к Сайту используется Логин и Пароль. Ответственность за сохранность данной информации несет субъект персональных данных. Субъект персональных данных не вправе передавать собственный Логин и Пароль третьим лицам, а также обязан предпринимать меры по обеспечению их конфиденциальности.

Если ваш иск удовлетворен, то после вступления решения суда в силу имущество супругов считается разделенным согласно этому решению. Решение суда вступает в законную силу по истечении 1 месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если оно не было обжаловано в апелляционную инстанцию. Если решение было обжаловано, то необходимо дождаться судебного заседания в апелляционной инстанции. Постановление суда апелляционной инстанции вступает в день его вынесения.

— с момента получения истцом от ответчика уведомления о намерении продать земельный участок с расположенным на нем жилым домом/уведомления с предложением разделить долю в квартире и земельный участок с садовым домом (например, Определение Верховного Суда РФ от 08.11.2016 №57-КГ16-14, Апелляционное определение Московского городского суда от 16.11.2016 по делу №33-46058/2016);

3.5. В случае отзыва Субъектом персональных данных согласия на обработку персональных данных, Оператор вправе продолжить обработку персональных данных без согласия Субъекта персональных данных только при наличии оснований, указанных в Законе о персональных данных.

4.6. Третьи лица самостоятельно определяют перечень иных лиц (своих сотрудников), имеющих непосредственный доступ к таким персональным данным и (или) осуществляющих их обработку. Перечень указанных лиц, а также порядок доступа и(или) обработки ими персональных данных утверждается внутренними документами Третьего лица.

В конце апреля ВС высказал в обзоре практики N2 за 2017 год общую позицию: «На имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности не распространяется». Примером было выбрано другое прошлогоднее дело, в котором квартиру разделили между супругами из Екатеринбурга в соотношении 14/15 к 1/15.

Согласие жены тоже не гарантирует, что с нее можно будет взыскать часть долгов мужа. В конце апреля Заельцовский районный суд Новосибирска, основываясь на практике ВС, отклонил иск экс-супруга к бывшей жене о взыскании половины суммы, выплаченной по кредиту Сбербанка.

Суд напомнил — брак супругов был прекращен в 2008 году. А договор купли-продажи земли датирован 2013 годом. То есть когда гражданка продавала участок, ни о какой семье речи уже не было. Поэтому к этой сделке не применим Семейный кодекс. После развода экс-супруги приобрели статус участников совместной собственности, и их взаимоотношения должен регулировать Гражданский кодекс.

Но бывают ситуации, когда люди решают оформить право собственности только на одну из сторон. Говорит ли это о том, что тот, на кого оформлено общее недвижимое имущество, имеет право переоформить жилплощадь на себя? Как правило, сделать это невозможно без согласия мужа (жены).

Однако, какой-либо единообразной практики по этому вопросу не сложилось. Поэтому во избежание трудностей с оформлением сделки желательно иметь оба документа. Согласие в отличие от доверенности нельзя отозвать. Опротестовать его можно только в суде, доказав, что лицо, получившее согласие, злоупотребляет своим правом. Оформление Для продажи недвижимости потребуется согласие супруга.

Но с другой стороны, суд отметил, что она также виновата, поскольку не позаботилась о надлежащем контроле над своим имуществом (например, могла бы вовремя оформить раздел квартиры или обратиться в Росреестр и записать себя в качестве совместного собственника имущества).

Поэтому Конституционный суд РФ постановил, что к добросовестному приобретателю не может быть предъявлен иск по иску бывшего супруга собственника на жилье только на основании того, что он не давал своего согласия на продажу. Он должен доказать, что он принимал меры по контролю за своей собственностью, но, несмотря на них, недвижимость все равно была продана (Постановление Конституционного суда от 13.07.2022).

Adblock
detector