Речь Адвоката В Прениях По Ст 157 Ук Рф

По смыслу закона, лицо должно иметь умысел на хищение путём мошенничества. Однако исходя из конкретного рассматриваемого дела вытекает, что организация имела лицензию Центрального банка на осуществление банковской деятельности в виде возможности на получение вкладов от физических лиц и т.д. Кроме того, риски граждан осуществляющих вклады были застрахованы в страховых компаниях, которые тоже были лицензированы и действующими. Указанная информация нашла своё подтверждение в рамках рассматриваемого дела в виде документов (страховых полюсов), допросов свидетелей и т.д. Более того, заключение договора вклада денежных средств был осуществим только с обязательным условием страхования финансовых рисков. При этом, как указывалось выше, проценты выдавались в соответствии с договором, деятельность велась. То есть, если бы не вмешательство в деятельность организации органов полиции, фирма продолжила бы своё существование в нормальном повседневном режиме.

Более того, инкриминируемые преступления по данному уголовному делу квалифицирован ы юридически неверно , так как по версии следствия: « с целью хищения денежных средств граждан путем обмана, создали устойчивую преступную группу, характеризующуюся согласованностью действий участников, стабильным ее составом, постоянством методов преступной деятельности, длительным периодом существования и совершения преступлений ». То есть организаторы и участники организованной группы изначально осознают преступность своих деяний, имеют единую цель (получения денежных средств), при этом продолжают свою незаконную преступную деятельность в виде хищения денежных средств путём обмана. Соответственно преступление совершённое организованной группой носит продолжаемый характер, то есть преступление продолжаемое .

ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ. Данное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести. Вину в совершенном преступлении ФИО1 признал, в содеянном раскаялся. ФИО1 судимостей не имеет, ранее к уголовной ответственности не привлекался, преступление совершил впервые.

Согласно ответу на запрос главному врачу Республиканского психоневрологического диспансера (л.д. 58) на учете не значится. Согласно справки-характеристики от УУП ОУУП и ПДН УМВД России по г. Кызылу капитана полиции Манчик В.Н. (л.д. 60) ФИО1 по месту жительства характеризуется с положительной стороны, на момент проверки от соседей и родственников жалоб и заявлений в отношении ФИО1 не поступало. В нарушении общественного порядка и злоупотреблении спиртных напитков не замечен. К административной ответственности не привлекался. В специальный приемник распределитель Управления МВД РФ по г. Кызылу не поступал. На учете в УПП № 5 УМВД России по г. Кызылу не состоит.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.157 ч.1 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. В свою очередь, в силу ч.2 ст.25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

На основе системного толкования указанных норм считаю, что обязанность исполнять решение суда о выплате алиментов может быть выполнена лишь при наличии такой возможности, с учетом того, что реализация своих способностей к труду не является обязанностью должника.

М. обвиняется в том, что действуя группой лиц по предварительному сговору, совместно с П., Г., а также с иными неустановленными лицами, совершил покушение на мошенничество в отношении потерпевшего Л. При расследовании уголовного дела установлено, что до обстоятельств участия М. в инкриминируемых ему действиях, потерпевшим Л. обвиняемым Г., П. и другим лицам были переданы денежные средства в размере 800 000 евро. При этом М. на тот момент времени даже еще не был знаком с потерпевшим. Данные обстоятельства безусловно установлены органами следствия на основании показаний потерпевшего, П., Г., других лиц, и квалифицированы по статье 291 УК РФ.

Сам М. имеет ряд серьезных хронических заболеваний (ИБЛ), соответствующие материалы были исследованы в судебном заседании, в настоящее время находится на пенсии. М. неоднократно лично обращался в медицинские подразделения следственного изолятора с жалобами на состояние здоровья, однако, надлежащего медицинского ухода не получал, в связи с этим предполагаю, что состояние его здоровья за время нахождения под стражей сильно ухудшилось.

Мы уже определились, что выступление в прениях – это исключительно творческий процесс, а любое творчество очень тяжело поддается какому-либо упорядочиванию, а тем более регламентации. Это означает, что со временем каждый адвокат вырабатывает свои принципы подготовки и выступления в прениях, и далеко не у всех они будут совпадать, а у некоторых даже диаметрально отличаться. У кого-то с учетом его личностных характеристик работают одни приемы, у кого-то другие. Поэтому предлагаю сразу договориться, что это не обязательные каноны выступления и не следует оценивать их в качестве таковых. Те рекомендации, о которых пойдет речь ниже, являются принципами работы в прениях сторон конкретного адвоката – Гривцова А.А., и не факт, что все из них вы найдете для себя абсолютно применимыми. Как обычно, буду рад откликам, обсуждениям и рекомендациям от других коллег.
Рекомендация № 1. Выступление в прениях сторон не может быть спонтанным, а всегда должно являться подготовленным и продуманным. В моем случае подготовка заключается в написании полного текста выступления, обычно состоящего из следующих блоков:
1. Вступительная часть.
Вступительная часть носит краткий характер, выражается в изложении в нескольких предложениях существа дела, а также благодарности всем участникам процесса за совместно проделанную работу по исследованию его обстоятельств. В моем случае слова благодарности не являются обычной формальностью, а выражают отношение уважения к каждому из участников, вне зависимости от моего согласия или не согласия с избранной им процессуальной позицией. Я всегда благодарю всех участников процесса и всегда делаю это искренне. На мой взгляд, это настраивает и меня, и слушателей на необходимую волну взаимоуважения, показывая, что, если мы о чем-то спорим и с чем-то не соглашаемся, это не повод переводить наши процессуальные взаимоотношения в личные. Мне кажется, работает. Но не факт, что сработает у всех и всегда. Зачастую вступление начинается с эпиграфа: цитаты, стихотворного отрывка, яркого образа, которые в эмоциональной, но корректной форме показывают отношение защитника к обстоятельствам уголовного дела, существу данного дела, настраивая при этом слушателя на нужный лад и задавая тон всему выступлению.
2. Оценка процессуальных нарушений по делу и вопроса недопустимости отдельных доказательств.
Данный блок содержится в выступление далеко не всегда. В случаях, когда вы не усматриваете процессуальных нарушений и оснований для признания доказательств недопустимыми (а такое бывает нередко), вы на это не ссылаетесь. Также вы не приводите данные аргументы в суде присяжных (это запрещено законом), и в тех случаях, когда вы абсолютно уверены, что какой-то из них следует придержать для разбирательства в последующих судебных инстанциях с учетом тактики ведения конкретного уголовного дела. Естественно, подробно разобрать данный блок в настоящей статье и привести случаи наиболее типичных процессуальных нарушений, допускаемых по уголовным делам, не представляется возможным, поскольку они настолько разнообразны, что подобному разбору можно посвятить не одну книгу. Оговорюсь лишь, что, как правило, какие-то процессуальные нарушения я обозначаю в письменном виде путем заявления ходатайств уже на стадии расследования уголовного дела, какие-то оставляю на стадию ознакомления с материалами уголовного дела, ставя вопрос о возвращении дела следователю, какие-то – на стадию предварительного слушания, ставя вопрос о возвращении дела прокурору, а какие-то придерживаю вплоть до прений сторон. Это вопрос тактики защиты, и он также всегда индивидуален и зависит от множества факторов. В большинстве ситуаций я составляю и выверяю отдельную часть данного блока, которая может копироваться из заявлявшихся ранее ходатайств, если они, конечно, не были удовлетворены, и обозначенные нарушения не устранялись.
3. Анализ всех имеющихся доказательств с точки зрения их достаточности и достоверности. Собственные выводы по оценке этих доказательств в совокупности.
Данный блок, как правило, является самым обширным. Самым простым способом начала построения логической цепочки при позиции подсудимого о невиновности и оценке доказательств является работа от обратного, то есть выражение согласия с теми доказательствами или фактами, на которые ссылается сторона обвинения, но которые, на самом деле, не свидетельствуют о виновности подсудимого. В большинстве случаев при таком подходе выясняется, что в реальности спор обвинения и защиты строится вокруг вопроса о достаточности или достоверности одного-двух-трех доказательств. При этом для того, чтобы качественно защищаться от выдвинутых обвинений и делать выводы о том, почему они не состоятельны, прежде всего необходимо разложить это обвинение на молекулы, определить, в чем именно, по версии противоположной стороны, выражается состав преступления и чем это подтверждается. Лично мне в этом помогает подготовка справки о доказательствах со стороны обвинения, в которую я вношу краткое изложение своими словами содержания постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также краткое содержание всех имеющихся доказательств. На этом этапе в большинстве случаев и выявляются все «дыры» обвинения.
После того, как вы обозначите, вокруг каких доказательств идет спор между сторонами, вы должны будете сконцентрироваться на опровержении (с точки зрения достоверности, достаточности или отсутствия влияния на наличие состава преступления по иным моментам) именно этих доказательств. При этом я всегда в своем выступлении стараюсь анализировать и опровергать каждое, даже самое сильное доказательство обвинения. Защитник не должен бояться каких-либо доказательств, прятаться от них, поскольку умолчание однозначно будет трактоваться, как слабость позиции. Давая оценку доказательствам с точки зрения их достоверности и достаточности, я рекомендую оценивать и те доказательства, которые ранее просил признать недопустимыми с соответствующей оговоркой. Это связано с тем, что решение о признании доказательств недопустимыми принимает суд и далеко не всегда (а на практике с учетом нынешнего обвинительного подхода судей практически никогда) он согласится с вашими доводами о допущенных нарушениях.
Ссылки на письменные доказательства приводятся с указанием на лист и том дела, в котором соответствующий документ находится, а в отношении показаний свидетелей указывается дата допроса данного свидетеля в судебном заседании.
После разбора доказательств в этом же блоке следуют итоговые выводы, которые в зависимости от обстоятельств могут заключаться в недостаточности доказательств, отсутствии события или состава преступления, непричастности к деянию. При этом в некоторых случаях целесообразно (а в суде присяжных, на мой взгляд, крайне желательно) предложить слушателям собственную версию исследуемых по делу событий, выстроив ее из исследованных доказательств.
Во многом при подготовке данного блока я пользуюсь заготовками – ходатайствами, которые в зависимости от тактики заявлялись мною на предыдущих стадиях судебного разбирательства, например, при ознакомлении с материалами уголовного дела. Естественно, данные ходатайства (если они, конечно, заявлялись), перерабатываются, дополняются или сокращаются под текст выступления уже с учетом результатов судебного следствия.
4. Данные о личности подсудимого.
В данном блоке приводятся данные о личности подсудимого, оценке наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств, иных обстоятельств, имеющих значение для формирования позиции суда по вопросу вынесения итогового судебного решения и возможного назначения наказания. Данный блок я включаю в свои выступления вне зависимости от того, на какое итоговое решение планирую ориентировать суд, поскольку не могу знать, согласится ли председательствующий с моими доводами о невиновности подсудимого, но точно знаю, что при назначении наказания он обязан учесть все данные о личности. То есть, если какие-то данные не будут учтены, но я при этом на них сошлюсь в своем выступлении, мною будет получен дополнительный аргумент для возможного апелляционного обжалования. Как и в случае с иными доказательствами ссылки на данные о личности подсудимого, смягчающие и иные значимые обстоятельства приводятся с указанием на конкретный лист и том дела, в котором соответствующий документ содержится.
Следует отметить, что в ситуациях признания подсудимым своей вины и отсутствия убежденности в самооговоре подробный анализ доказательств с точки зрения их достаточности и достоверности не требуется.
5. Заключение.
Заключение при выступлении в прениях в моем случае всегда содержит просительную часть, то есть конкретные просьбы к суду, касающиеся содержания формулировок решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ. При этом данная часть, как и вступление, является более эмоциональной, выражает отношение защитника к уголовному делу, личности подсудимого, значению решения, о котором просит адвокат для формирования юридической практики, будущего подзащитного или его семьи, иным моментам, которые могут повлиять на оценку председательствующим и слушателями обстоятельств дела. В данном случае, как и при вступлении, допускается использование каких-либо цитат, стихотворных отрывков, образов, которые достаточно эмоционально, но в корректной форме выразят отношение защитника к рассматриваемой ситуации.

Вам может понравиться =>  Какие документы нужны для торговли сигаретами в 2022 году

Наверное, практически каждый юрист при ответе на вопрос о том, что самое сложное и интересное в работе адвоката по уголовным делам, ответит, что это прения сторон. Прения (особенно по большому делу) – это всегда насыщенно, ответственно и очень красиво. Именно цитаты из речей адвокатов в прениях публикуются журналистами в репортажах из залов судебных заседаний. Наиболее красивые выступления самых известных адвокатов печатаются в книгах и затем обрастают легендами, равно как и сами выступающие. Хорошее выступление в прениях считается искусством и говорит о высочайшем мастерстве адвоката.

К., будучи неоднократно, а точнее говоря 10.07.2012 г. и 24.12.2012 г. предупрежденным об уголовной ответственности предусмотренной ч.1 ст. 157 УК РФ, с целью уклонения от выплаты алиментов по решению суда, действуя умышленно и осознавая преступность своих действий, уклонялся от трудоустройства, денежных средств на содержание ребенка от первого брака не выплачивал, подарков не дарил.

У меня с самого начала вызывало непонимание, каким образом можно говорить о том, что К. уклонялся от трудоустройства, когда в материалах исполнительного производства имеются подтверждения того, что К. трудоустроен. Но ни пристава, ни дознавателя это не смутило. К. получил обвинительный акт, а мы начали готовиться к процессу.

Защитительная речь адвоката по уголовному делу

Исследование указанных вещественных доказательств позволяет установить, оговор со стороны потерпевшей в отношении моего подзащитного, ставит под сомнение ее показания и дает основания брать за основу позицию защиты, а не обвинения. Кроме того, под сомнение вера в позицию потерпевшей подпадает и по причине противоречивых показаний. Показания потерпевшей не последовательны и не согласуются между собой, а ходатайство о повторном вызове потерпевшей для устранения данных противоречий было отклонено. Так в заявлении о возбуждении уголовного дела она указывает, что матери рассказала о событиях преступления ноябрь-декабрь, а после в ходе очной ставки уже дает показания, что мать обо всем узнала от нее лишь в январе-феврале. Что касается найденных на электронных носителях фотографий с изображением потерпевшей, то и по ним показания менялись. Изначально, еще при даче объяснений потерпевшая указывала, что данные фото размещены на ноутбуке, а в последующем показания были изменены, акцент стал делаться на компьютере, и про ноутбук никто не стал говорить (ни потерпевшая, ни ее мать).

Вам может понравиться =>  Сколько Получателей Пенсий На 2022 В Респ Башкортостан

Я уверен, что нельзя приговорить моего подзащитного к реальному сроку лишения свободы даже в случае вынесения обвинительного приговора по делу, потому что цели наказания уже достигнуты, в изоляторе временного содержания и пребывания в СИЗО хватило. Избрание меры наказания связанного с лишением свободы приведет лишь к тому, что испортится психика моего доверителя. Он озлобится, на несправедливость по отношению к нему и потеряет те положительные качества, которых так не хватает современному обществу.

Говорят, плох тот артист, который не волнуется при выходе на сцену. Вероятно, это плохой признак, когда адвокат не волнуется перед защитительной речью. Волнение объясняется переживанием за судьбу своего клиента, желанием максимально выполнить свой профессиональный долг. Ведь цель защитительной речи — сформировать у суда благоприятное для подзащитного убеждение.

Прения сторон по арбитражным и гражданским делам отличаются от прений по уголовным делам:
в арбитражном и гражданском процессах адвокат оперирует логически выстроенной системой доказательств, а эмоционально-психологическая сторона речи имеет значение в уголовном суде.
Защитительная речь адвоката в уголовном деле напрямую зависит от позиции подзащитного.

Образец выступления адвоката в прениях по ч

Далее, в ходе судебного заседания была допрошена моя подзащитная С……. которая вину в инкриминируемых преступлениях не признала и подробно описала по заданным вопросам работу в ООО «………», где указывает, что хищением денежных средств путём обмана с граждан не занималась и никого в заблуждение не вводила, а более того, до конца своей работы в ООО «…………» была уверена в чистоте и законной деятельности организации. Так как при поступлении на испытательный срок она полностью проверила организацию, у которой была лицензия выданная Центральным банком, договора составлялись с обязательным условием страхования от финансовых рисков и т.д. Кроме того, каждый раз при входе и уходе из здания места работы, отмечалась в журнале указывая свою фамилию. Находясь на рабочем месте, принимая вклады и выдавая проценты – работала с нагрудным бейджиком с указанием фамилии и имени. То есть умысла на совершение инкриминируемых преступлений у неё не было. Изобличить мою подзащитную в преступности деяния следствию не удалось.

Далее, потерпевшие называют имена менеджеров, с которыми оформляли договора и получали проценты, так как у них были бейджики с указанием имени. Имена соответствовали действительности и нашли своё подтверждение в зале судебного заседания. Никто из потерпевших не конкретизирует менеджера, который ввёл его в заблуждение и обманным путём завладел его денежными средствами. То есть из этого можно сделать однозначный вывод о том, что потерпевшими движет цель получения своих денежных средств – кем они будут возращены, человеком или организацией, их мало интересует. С учётом того, что проценты выплачивались постоянно. То есть на лицо гражданские правоотношения между организацией и гражданином. Соответственно, невыполнение договорных отношений влекут за собой гражданскую ответственность. То есть умысла ввести в заблуждение клиентов менеджерами ООО «… ……. » не имелось – они выполняли свои функциональные обязанности сотрудников фирмы. Кроме того, при внесении вклада клиентам дарились подарки из числа технических средств.

Вместе с тем, в защитительная речь адвоката нередко связана с высказываниями по разнообразным вопросам, не имеющим, казалось бы, прямого отношения к рассматриваемому делу, но, в сущности, тесно связанным с ним. В данном случае, если председательствующий спешит остановить всякое общее рассуждение защитника, как не имеющее отношения к делу, защитник вправе заявить свои возражения и просить о занесении их в протокол судебного заседания (часть 3 статьи 243 УПК РФ). Но чем большая свобода действий предоставляется адвокату, тем обдуманнее он должен пользоваться ею.

Как отмечалось выше, защитник выступает в судебных прениях после государственного или частного обвинителей, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей. Такой порядок прений благоприятствует установлению истины и обеспечению права на защиту. Отступление от вытекающего из уголовно-процессуального закона порядка судебных прений является нарушением права обвиняемого на защиту.

Речь Адвоката В Прениях По Ст 157 Ук Рф

При этом Алексей Поляков честно признаёт, что, действительно, незаконно приобрёл и незаконно хранил наркотическое вещество в крупных размерах, без цели сбыта, т.е. для личного употребления.
Следовательно, с юридической точки зрения Алексей Поляков безоговорочно признаёт свою вину по ч. 2 ст. 228 УК РФ, с чем полностью согласна и защита.
На основе исследованных судом доказательств, включая и подробные показания в суде самого обвиняемого Алексея Полякова, защита представляет суду свою версию относительно предстоящего принятия решения по делу.
Полагаю, что уголовное дело по обвинению Полякова А.М. должно быть возвращено прокурору г. Белоярский по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 237 УПК РФ, т.к. имеются непреодолимые препятствия для рассмотрения его судом, с учётом доводов, заслуживающих внимания, уважения и удовлетворения.
Так, Поляков А.М. свою вину в ходе всего досудебного производства полностью отрицал, настаивая на своей непричастности к покушению на сбыт наркотических веществ при наличии квалифицирующих обстоятельств и к вовлечению своего несовершеннолетнего сына, Полякова Кирилла, в совершение особо тяжких преступлений; заявляя, что подросток его заведомо ложно оговаривает, умышленно преследуя вполне очевидную цель максимального смягчения своей ответственности по двум особо тяжким преступлениям.
Далее, защиту обвиняемого Полякова А.М. принял на себя, согласно договору, Семочкин И.Н., который фактически самоустранился от реального выполнения поручения, грубым образом нарушив право первого на защиту, действуя фактически вопреки воле доверителя и его законным правам и интересам.
Так, адвокат обязан, в том числе, собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, запрашивать справки, характеристики и иные документы, собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами.
Адвокат обязан, помимо прочего, честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещёнными законодательством Российской Федерации средствами, исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве.
Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003, устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии.
Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне; занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убеждён в наличии самооговора своего подзащитного (ст. 9 Кодекса).
Так, в материалах рассматриваемого уголовного дела отсутствуют доказательства того, что Семочкин И.Н. обжаловал ошибочное и необоснованное уголовное преследование Полякова А.М., т.е. своим бездействием вёл себя вопреки законным правам и интересам клиента; т.е. против воли своего доверителя.
В самом деле, адвокат Семочкин И.Н. в рамках принятого поручения не оформил и не представил ни в вышестоящий следственный орган, ни в органы прокуратуры ни одного заявления, ни одного ходатайства, ни одной жалобы в защиту своего клиента.
Далее, адвокат Семочкин И.Н. не представил никакого ходатайства о признании результатов проведённых в отношении двоих несовершеннолетних подростков двух ОРМ «Проверочные закупки» недопустимыми доказательствами, хотя вполне транспарентно нарушение положений ст. 17 114-ФЗ от 12.08.1995 «Об ОРД».
Далее, фактически адвокат Семочкин И.Н. лишил своего клиента права на защиту и при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, что имело место днём 26.10.2014 в течение тридцати минут (л.д. 12-13).
Так, действительно, адвокат Семочкин И.Н. днём 26.10.2014 подписал в помещении ИВС отдела МВД России по Белоярскому району протокол выполнения требований ст. 217 УПК РФ; хотя с делом не ознакомился и никаких ходатайств, в первую очередь, о прекращении против Полякова А.М. уголовного преследования, о признании результатов ОРМ недопустимыми доказательствами, не оформил.
Более того, адвокат Семочкин И.Н. систематически вводил своего клиента в заблуждение, убеждая его в «законности» двух проведённых в

Вам может понравиться =>  Федеральные Выплаты При Рождении Третьего Ребенка В 2022 Году Алтайский Край

(Том № 2, л.д. 39)
— Акт осмотра и пометки денежных купюр, предназначенных для проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014.
(Том № 1, л.д. 40-41)
— Акт добровольной выдачи предметов и веществ, полученных в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014.
(Том № 2, л.д. 42)
— рапорт о проведении ОРМ «проверочная закупка»: были досмотрены личные вещи Плешкова А.А., помечены денежные средства в размере 1500 рублей в присутствии представителей общественности Зайцева Д.Ю. и Сахарова В.П.
(Том № 2, л.д. 43)
— постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» от 14.07.2014.
(Том № 2, л.д. 44)
— Акт наблюдения от 14.07.2014 о том, что оперуполномоченным ОУР Богословенко М.С. совместно с оперуполномоченным ОУР Косачевым А.С. в период с 14 часов 17 минут до 14 часов 30 минут проводилось наблюдение.
(Том № 2, л.д. 46)
— постановление о проведении проверочной закупки от 14.07.2014 о том, что 14.07.2014 установлено, что Поляков К.А. предлагал Плешкову А.А. приобрести наркотические средства.
— рапорт оперуполномоченного ОУР Богословенко М.С. от 14.07.2014 о том, что им получена оперативная информация.
(Том № 2, л.д. 54)
— Акт личного досмотра лица, выступающего в роли «покупателя» наркотических средств в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от 14.07.2014 в период с 16 часов 50 минут до 16 часов 55 минут.

Не случайно, что Верховным Судом РФ в этом году внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предусматривается в суде апелляционной инстанции исключить исследование доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела, и проведение по его результатам прений сторон. Статьей 293 УПК РФ право на последнее слово предоставлено только подсудимому.

Выступление защитника в прениях в суде апелляционной инстанции, так же, как и в суде первой инстанции, не может быть ограничено по времени, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ: «Производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35–39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

Анализ фактов. С фактами приходится считаться, особенно если факты неоспоримые или труднооспоримые. Если адвокат в своей речи забудет проанализировать какой-либо факт, какой-либо довод из приведенных в речи прокурора, вполне может показаться, что адвокат не смог нейтрализовать этот факт или ответить достойно на довод.

Структура содержательная. Несмотря на равнозначность указанных выше уровней структуры судебной речи адвоката, ее содержанию придавалось и придается наиболее важное значение, ибо только в содержании могут быть раскрыты основные доказательственные аргументы, их анализ, логическая взаимосвязь, представлены другие важнейшие элементы воздействия на суд.

ВС запретил судьям затыкать рот адвокатам, по-своему оценивающим доказательства

Как позже выяснил ВС, в ходе прений сторон председательствующий постоянно прерывал адвоката Яковлева из-за того, что тот якобы по-своему интерпретировал доказательства и оценивал их. В итоге судья вообще лишил адвоката права участвовать в прениях. Аналогичную меру он применил и к другим защитникам, после чего те обратились с жалобой в Верховный суд.

«В соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми», — напомнил ВС.

Всё об уголовных делах

— несмотря на указание в норме п.1 ч.1 6 УПК и п. 1 Пленума № 17 о приоритете интересов потерпевшего, не стоит переценивать их реальную силу. На практике, потерпевший отнюдь не является «царем горы» от мнения которого на 100 % зависит принятие судьей решений (см. подробнее здесь: Мнение потерпевшего о наказании, его учет для размера наказания).

Судебная практика свидетельствует о том, что суды признают примирение с потерпевшим — таким исключительным обстоятельством. Значит и по данному делу достигнутое реальное примирение — даст суду возможность назначить наказание ниже, чем предусматривает статья, по которой Вас обвиняют.

Adblock
detector