Возможна Ли Аналогия Права В Уголовном Судопроизводстве России?

Толкование уголовного закона

Ст. 126 Конституции РФ гласит о том, что Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Эти разъяснения являются видом официального судебного толкования уголовного закона и обязательны для применения всеми нижестоящими судами. Судебное толкование по конкретным уголовным делам осуществляет также Президиум Верховного Суда РФ, Военная коллегия, Судебная коллегия по уголовным делам и Кассационная палата Верховного Суда РФ. Такое толкование, является обязательным только лишь для данного конкретного случая. Однако, судебные решения, вынесенные высшими судебными инстанциями по конкретным уголовным делам, подлежат опубликованию в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации». Это делается в целях информирования судейского, прокурорского и адвокатского корпуса, что в конечном итоге служит для них ориентиром при разрешении сходных по обстоятельствам дел, следовательно, содержащееся в этих решениях толкование закона становится своего рода судебным прецедентом. Отметим тот факт, что многие годы в нашей стране отрицалось использование в правоприменительной практике судебного прецедента как самостоятельного источника права.

В теории уголовного права различают несколько видов толкования уголовного закона. Так, по признаку обязательности (или необязательности) толкования уголовного закона выделяют: официальное и неофициальное толкование. В свою очередь официальное толкование подразделяется на аутентичное, легальное и судебное толкование.

Наиболее сложной является выработка правил выбора нормы уголовного закона, подлежащей применению в порядке аналогии. Данная проблема заслуживает отдельного и более тщательного исследования. Здесь же необходимо отметить, что в порядке аналогии закона к лицу должно применяться более мягкое из возможных правил поведения (особенно это касается тех случаев, когда не урегулированная законом ситуация занимает промежуточное положение между двумя урегулированными).

Аналогия закона прямо предусмотрена некоторыми действующими законодательными актами России. Так, в п.1 ст.6 Гражданского кодекса РФ установлено, что в случаях, когда предусмотренные п.п.1 и 2 ст.2 ГК РФ отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Сходные правила применения закона по аналогии предусмотрены в ст.5 Семейного кодекса РФ, ч.4 ст.1 Гражданского процессуального кодекса РФ и ч.6 ст.13 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Таким образом, если преступление совершено в пределах территории РФ и по нему начато расследование должны действовать нормы уголовно-процессуального законодательства РФ. При этом если, например, преступление совершено на борту иностранного торгового судна, находящегося в порту РФ или в ее территориальных водах, то и здесь в случае расследования должны применяться нормы уголовно-процессуального права РФ (названное правило – не распространяется на военные суда и гражданские суда под дипломатическим флагом, находящиеся в наших территориальных водах или в порту РФ).

С момента вступления в силу нового закона ранее действующий закон перестает действовать и судопроизводство по всем делам, находящимся в производстве органов предварительного расследования, прокуратуры или суда, осуществляется по новому (вновь принятому) закону, хотя преступление могло быть совершено в период действия прежнего уголовно-процессуального закона. Следует также иметь в виду, что уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет, то есть все следственные и процессуальные действия, проведенные в точном соответствии с ранее действовавшим процессуальным законом, сохраняют законную силу и доказательственное значение, несмотря на то, что, например, новым законом процессуальный порядок их производства может быть существенно изменен.

УПК РФ фактически указывает на допустимость аналогии в уголовном процессе. Так, в ч. 3 ст. 225 УПК РФ указано: «Потерпевшему или его представителю по его ходатайству могут быть предоставлены для ознакомления обвинительный акт и материалы уголовного дела в том же порядке, который установлен ч. 2 ст. 225 УПК РФ для обвиняемого и его защитника». Однако в ч. 2 ст. 225 УПК РФ как такового порядка ознакомления не содержится. В связи с этим возникает потребность обратиться к нормам, которые регламентируют более подробно порядок ознакомления с материалами уголовного дела. Такой порядок установлен применительно к предварительному следствию, а именно: он закреплен в ст. 217 гл. 30 УПК РФ. При этом важно отметить, что названная норма не является правовой основой дознания. Так, в ч. 1 ст. 223 УПК РФ установлено, что дознание производится в порядке, установленном гл. 21, 22 и 24 — 29 УПК РФ. Как видно, гл. 30 УПК РФ не включена в правовые основы дознания. В рассматриваемом случае налицо аналогия уголовно-процессуальной нормы.

Вам может понравиться =>  Фз 491 От 28 12 2021 Текст

Так, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регулирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» указано на возможность применения аналогии при проведении судебного заседания . В приведенном акте, на наш взгляд, разрешается аналогия нормы, носителем которой являлась ст. 432 УПК РСФСР. Так, в п. 5 данного Постановления указано, что, если на стадии назначения судебного заседания поступило ходатайство о возвращении дела для дополнительного расследования по основаниям, предусмотренным п. 1, 3 и 4 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, суд должен назначить и провести судебное заседание с участием сторон (по аналогии с порядком, установленным ст. 432 УПК РСФСР) и вынести соответствующее решение.

Об аналогии в современном процессуальном праве (Н

Подчеркнем, речь не идет о применении правила lex spesialis, речь идет об отношениях между процессуальными отраслями. Нормы специализированной процессуальной отрасли в соответствии с юридической логикой не могут применяться по аналогии. Таким образом, институт аналогии допустим в гражданском судопроизводстве в силу, прежде всего, прямого указания на это в законе (ГПК РФ), в силу характера регулируемых отношений (что и учли авторы законопроекта), роли отрасли в правовой системе. Законодатель «умолчал» относительно возможности применения аналогии в арбитражном судопроизводстве, что совершенно верно с позиции содержания споров, рассматриваемых арбитражным судопроизводством, места и роли функций отрасли в системе права, ее связи с гражданской процессуальной отраслью.

Прежде рассмотрим специфику регулируемых отношений гражданского процессуального права. Предмет регулирования указанной отрасли сформулирован в ст. 2 ГПК РФ («Задачи гражданского судопроизводства»). Из смысла данной статьи вытекает, что гражданское судопроизводство охватывает процессуальные отношения, возникающие в сфере защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых и иных правоотношений. Фактические отношения, подпадающие под регламентацию арбитражного процессуального права, очерчены в ст. 27 АПК РФ («Подведомственность дел арбитражному суду»), ст. 28 АПК РФ («Подведомственность экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений») и ст. 29 АПК РФ («Подведомственность экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений»). В первую очередь указываются экономические споры и иные дела, возникающие из гражданских правоотношений; затем указываются дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, дела о несостоятельности (банкротстве), дела особого производства, дела о пересмотре судебных актов в порядке надзора.

Аналогия закона и аналогия права в российском уголовном процессе как способ преодоления пробелов в уголовно-процессуальном праве Текст научной статьи по специальности; Право

Отдельные ученые-юристы относят аналогию к материально-правовому институту и объясняют это сущностью самой аналогии. Другие — к процедурно-процессуальному институту. Данное мнение вполне оправданно, поскольку институт аналогии призван обеспечить защиту субъективных прав и интересов граждан.

18. Определение Конституционного Суда РФ «По жалобе граждан Вахонина Александра Ивановича и Смердова Сергея Дмитриевича на нарушение их конституционных прав частью третьей статьи 220.2 УПК РСФСР» от 24 апр. 2002 г. № 114-О // Собрание законодательства РФ. — 2002. — 22 июля. -№ 29. — Ст. 3006.

Допускается ли применение уголовного закона по аналогии: что говорит закон

В этих ситуациях к аналогиям будут прибегать в тех случаях, когда отсутствуют нормы, подходящие для урегулирования конкретных случаев. Тогда приходится прибегать к другим нормам, отраженным законодателем, отвечающим за решение вопросов в рамках сходных отношений.

Применение аналогий в уголовном праве, там, где необходимо четко поступать только из принципов законности, не допуская суждения социального мира, может с уверенностью считаться неподходящим, так как в таких случаях требования в отношении уголовного права о стопроцентной законности решений не дают возможности на практике от них отступить.

Уголовно-процессуальная аналогия

Из принципа з. следует запрет применения уголовного закона по аналогии уст. ч 2 ст 3 УК. Применение уголовного закона по аналогии означает, что в отсутствии нормы, запрещающей конкретное общественно опасное поведение, правоприменителю тем не менее разрешается привлекать лицо к уг.ответств. на основе норм,уст.уг. ответственность за схожее общественно опасное поведение. Вместе с тем запрет применения уголовного закона по аналогии не запрещает при толковании уголовного закона придавать понятиям ,содержащихся в разных главах УК аналогично содержание(н-р при уяснении смысла понятий «должностное лицо»)

Принципы уголовного права — это закрепленные в уголовном законе и непосредственно действующие в судебной практике основополагающие идеи, начала, определяющие смысл и содержание уголовно-правовых норм и отражающие социальные, правовые, культурные и идеологические ценности современного общества.

Вам может понравиться =>  В Дагестане Помощь Мать Одиночкам

Наиболее сложной является выработка правил выбора нормы уголовного закона, подлежащей применению в порядке аналогии. Данная проблема заслуживает отдельного и более тщательного исследования. Здесь же необходимо отметить, что в порядке аналогии закона к лицу должно применяться более мягкое из возможных правил поведения (особенно это касается тех случаев, когда не урегулированная законом ситуация занимает промежуточное положение между двумя урегулированными).

Вторым условием применения уголовного закона по аналогии является неурегулированность законом соответствующего отношения. В отличие от гражданских отношений уголовные не могут быть урегулированы соглашением сторон или обычаями делового оборота, а потому отсутствие законодательного регулирования означает необходимость обратиться к аналогии закона. Речь, конечно, не идет о полной правовой неурегулированности правовых последствий преступления, т.к. нет преступлений, за которые бы УК РФ не предусмотрел пределы подлежащего назначению наказания (и вряд ли таковые появятся). Вместе с тем, нельзя исключать ситуации, когда отдельные правовые последствия совершения преступных деяний (при чем такие, которые обязательно должны наступить) останутся без законодательной регламентации. Анализ отдельных норм УК РФ показывает, что такие пробелы чаще всего возникают при наличии совокупности или иной множественности преступлений, т.к. УК РФ не регламентировал для таких случаев некоторые правила назначения наказания, выбора вида исправительного учреждения, в котором осужденный должен отбывать лишение свободы, исчисления сроков, по отбытии которых возможно условно-досрочное освобождение, сроков давности обвинительного приговора суда, сроков погашения судимости (а согласитесь, нельзя в таком случае не назначить наказание, не определить вид исправительного учреждения и т.д.).

Еще раз повторим: по мотивам религиозной ненависти или вражды, а основным словами Pussy Riot, как мы знаем, стали слова «Богородица Дева, Путина прогони», а не слова ненависти по религиозным мотивам. Слова «срань господня» явно оскорбляют, но не вызывают ненависти или вражды к христианству. На наш взгляд, суд неверно квалифицировал их поступок, более того к ним была еще применена такая мера пресечения как заключение под стражу. Мера, которая согласно букве закона, может применяться в исключительных случаях, если имеются основания полагать, что подозреваемый в совершении преступления, находясь на свободе, к примеру, сможет влиять на ход следствия или попытается скрыться от следствия.

Конечно, совершать такие поступки нельзя, а нарушителей следует привлекать к ответственности. Но их совершенно точно, на наш взгляд, нельзя квалифицировать по ст. 213 УК РФ. Квалификация данного поступка, по нашему мнению, должна быть осуществлена по одной из статей КоАП РФ, а именно по ст. 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях», часть 2 которой устанавливает: «Оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики…». По мнению авторов, ни о какой уголовной ответственности, а тем более реальном сроке наказания речи быть не может. Однако суд решил иначе и назначил мамам двоих малолетних детей (4 и 5 лет) лишение свободы.

Все остальные иски, содержащие требования о возмещении убытков, а не вреда (причиненных преступлением опосредованно третьим лицам, например расходы, понесенные родственниками в связи с погребением погибшего), исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 44 УПК, рассмотрению с уголовным делом не подлежат. Они должны рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

Достаточность доказательств для принятия решения о предъявлении гражданского иска уголовно-процессуальный закон связывает с наличием причиненного преступлением имущественного, физического или морального вреда, причинно-следственной связи между преступлением и вредом как отрицательным последствием, наступившим в результате его совершения.

Статья 1 УПК РФ

Особенностью формирования современных обычных норм международного права в области уголовного судопроизводства является растущее влияние на них так называемых рекомендательных норм, или международных стандартов, в разработке которых основная роль принадлежит Конгрессу ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями . Документы Конгресса обычно подтверждаются резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН. Среди них Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), Основные принципы независимости суда (1985 г.), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988 г.), Основные положения о роли адвокатов (1990 г.) и др.

8. Если отдельные отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве, не урегулированы нормами закона, то при определенных условиях допускается применение аналогии уголовно-процессуального закона или аналогии уголовно-процессуального права. Аналогия закона может иметь место тогда, когда на неурегулированное отношение распространяют действие законодательной нормы, регулирующей сходное правоотношение. Аналогия права используется, когда для урегулирования возникающих в процессе отношений непосредственно применяются общие начала и принципы уголовно-процессуального, конституционного и международного права. Вопрос об условиях применения аналогии закона и права не получил достаточной разработки в юридической литературе. По нашему мнению, применение закона по аналогии не может переходить ту грань, которая отделяет прерогативы правоприменителя от прерогатив законодателя. Поэтому применение закона по аналогии возможно не всегда, но лишь тогда, когда оно либо разрешено самим законом (например, так, как это сделано в ч. 1 ст. 6 ГК РФ), либо когда аналогия является формой толкования имеющегося закона. Пополнение же пробелов в законе правоприменителем с помощью аналогии закона недопустимо, ибо это противоречило бы конституционному принципу разделения властей. При толковании правовых норм выявляется действительная воля законодателя, которая была недостаточно ясно или детально выражена им в тексте закона. Если с помощью методов толкования может быть установлено (и в этом смысле — доказано), что законодатель фактически имел в виду в данной проблемной норме способ поведения, сходный с тем, что был выражен им в другой норме, то результатом этого будет распространительная или ограничительная по своему объему интерпретация нормы, имеющая внешнюю форму применения закона по аналогии. См. об этом п. 1 коммент. к ст. 86 настоящего Кодекса.

Вам может понравиться =>  Сколько Стоит Кцпить Унвалидеость

Топ-5 фикций УПК РФ

Двухмесячный срок предварительного следствия, установленный ч. 1 ст. 162 УПК РФ, необходимо продлевать: до 3 месяцев руководителем соответствующего следственного органа согласно ч. 4 ст. 162 УПК; до 12 месяцев руководителем следственного органа по субъекту РФ и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями согласно ч. 5 ст. 162 УПК РФ.

Красивая норма, но что от нее толку, если правоприменители (правоохранительные органы) изо всех сил не признают незаконное и (или) необоснованное обвинение, ссылаясь на иные достаточно неопределенные положения УПК РФ. И если в «той же мере», то в той же мере в УПК должно быть количество соответствующих конкретных норм.

Использование гражданского законодательства по аналогии закреплено в ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Законодатель указал, что аналогия может быть двух видов: аналогия закона и аналогия права. Основания и способ применения аналогии закона довольно прозрачны: в случаях, когда имущественные и личные неимущественные отношения между субъектами гражданского права не урегулированы прямо ни законодательством, ни соглашением сторон и отсутствует применимый к этим отношениям обычай, к ним, если это не противоречит их существу, применяются нормы гражданского законодательства, регулирующие сходные отношения.

В соответствии с действующими положениями законодательной базы, каждый свидетель может быть притянут к уголовной ответственности за предоставление показаний, не соответствующих действительности. Если свидетель ни под каким предлогом не посещает судебное заседание или территориальное отделение организации, ответственной за проведения досудебного следствия, ему придется понести ответственность по закону.

В названном выше Договоре между РФ и Турецкой Республикой это правило изложено следующим образом: выданное лицо не может быть заключено под стражу, преследоваться в уголовном порядке, подвергаться наказанию или отбыванию приговора, быть выдано третьему государству и его личная свобода ни по каким иным причинам не может быть ограничена в связи с преступлением, совершенным до его выдачи и не являющимся преступлением, обусловившим выдачу, за исключением следующих случаев: a) если запрашиваемая сторона по запросу дает согласие на это (в таком случае запрашивающая сторона представляет запрашиваемой стороне информацию и документы, указанные в ст. 25 Договора, необходимые для решения вопроса о даче такого согласия); b) если указанное лицо, имея возможность покинуть территорию стороны, которой оно было выдано, не сделало этого в течение 30 дней после своего окончательного освобождения или, покинув ее территорию, вернулось туда. В этот срок не включается время, в течение которого выданное лицо не могло покинуть территорию запрашивающей стороны по независящим от него обстоятельствам ( ст. 31 Договора).

В связи с тем что Кишиневская конвенция 2002 г. для России пока не актуальна, остановимся подробнее на положениях Минской конвенции . В ней фактически закреплен весь стандартный набор средств международной правовой помощи по уголовным делам: взаимное признание и исполнение судебных и иных решений, розыск и выдача лиц для привлечения их к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение, осуществление уголовного преследования собственных граждан за преступления, совершенные на территориях договаривающихся государств, составление и пересылка документов, обмен правовой информацией. Формулируются в документе и основания отказа в выдаче. Надо отметить, что большинство запросов о выдаче поступают из Украины, Республики Узбекистан, Республики Беларусь . Минская конвенция позволила создать механизм эффективного взаимодействия постсоветских государств в сфере уголовного судопроизводства.

Adblock
detector