Адвокат Нвер Гаспарян

Автор книг: «Недопустимые доказательства» издательство АП СК 2009 г. г. Ставрополь, ФПА России 2010г. г. Москва, «Отвод в судопроизводстве» издательство АП СК 2012 г. г. Ставрополь, ФПА России 2013 г. г. Москва, а также более 100 статей и исследований в области права.

Проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи на прошлой неделе опубликовал Минюст России. Планируется проведение трехэтапной реформы рынка юридических услуг. У документа, как это часто бывает, есть и противники, и сторонники. Так, первые считают, что юрисконсульты не смогут заниматься практикой в адвокатуре в привычной им форме, а значит, могут оказаться в невыгодном положении до приобретения необходимого опыта для статуса. Сторонники реформы, наоборот, видят выгоды в ее проведении. О 7 причинах, по которым необходимо поддержать переход к адвокатской монополии, – в колонке нашего эксперта.

Адвокат Нвер Гаспарян

Окончил исторический факультет Северо-Осетинского Государственного университета в 1981 году. В 1986 году окончил Всесоюзный юридический заочный институт. Юридический стаж с 1984 года. Работал в органах прокуратуры с 1991 года по 2012 год на различных должностях. Адвокат с 2012 года.

Ванесян Гарегин Владимирович
В 1997 г. окончил Юридический институт МВД России в г. Ставрополе.
С 2003 года присвоено звание кандидата юридических наук.
С 1983 по 2014 г. проходил службу в органах внутренних дел на различных должностях.
С 2014 г. назначен начальником дознания Главного Управления МВД России по Ставропольскому краю, Полковник полиции в отставке.
Адвокат с июля 2016 г.

Гаспарян Нвер

Периодическое печатное издание «Новая адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 13 апреля 2007 г., перерегистрировано Роскомнадзором под наименованием «Адвокатская газета» 23 ноября 2017 г., свидетельство ПИ № ФС77-71704.
Сетевое издание «Адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 23 ноября 2017 г., свидетельство Эл № ФС77-71702.

Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. При воспроизведении материалов необходима ссылка на источник публикации – «Адвокатскую газету». Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.

Адвокат Нвер Гаспарян

В идеале должна эффективно действовать триада: ФПА, палаты и сами адвокаты. Выделять одну лишь ФПА и возлагать только на нее обязанности по защите прав адвокатов, уважаемый Юрий Александрович, неверно, поскольку без информации и содействия снизу ФПА даже не узнает о тех или иных творящихся безобразиях. Наконец, не стоит преувеличивать роль органа, у которого нет никаких властных полномочий, и который является лишь просителем перед властью.

Тут, как мне кажется, требуется достоверное знание, а не слепая уверенность, если нет знания, то не может быть и никакой уверенности. В нашей предсказуемой судебной системе можно представить подсудимого и сотней адвокатов, но если есть заказ посадить, то количество защитников ничего изменить не сможет.

Нвер Гаспарян заявил, что следствие с самого начала спутало виновников правонарушений и пострадавших. По мнению адвоката, месяца должно было хватить, чтоб исправить такую «досадную ошибку». Но после отказа в прекращении дела нет надежд на объективность следствия по этому делу.

Ципинову и Ратмира Жилокова, членов Адвокатской палаты Кабардино-Балкарии, обвинили в применении насилия к сотрудникам полиции при исполнении служебных обязанностей (ст. 318 УК). Как считает следствие, Ципинова самовольно зашла в здание ОМВД по Урванскому району Нарткала, где содержали задержанного ранее Жилокова. Когда полицейские вывели её и других юристов оттуда, женщина якобы ударила одного из правоохранителей.

Советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян на просьбу «АГ» прокомментировать обвинительный приговор ответил: «Без знания материалов уголовного дела, исследованных судом доказательств стороны защиты и обвинения не хотелось бы делать поспешных суждений. Однако наказание в виде 6 лет лишения свободы лицу, не имеющему судимости, по статье, предусматривающей наказание от 3 до 7 лет, представляется чрезмерно суровым».

Напомним, адвоката АП г. Москвы, управляющего партнера АБ «Дагир Хасавов и партнеры – Драконта» Дагира Хасавова задержали в сентябре 2019 г. в Лефортовском районном суде г. Москвы прямо перед заседанием по уголовному делу его доверителя – экс-министра экономики и территориального развития Дагестана Раюдина Юсуфова.

Перечень недопустимых доказательств в уголовном процессе (Нвер Саркисович ГАСПАРЯН, Москва 2018)

4. Положения УПК не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.

11. Показания адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием иной юридической помощи, являются недопустимыми доказательствами и распространяются на обстоятельства любых событий – безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника обвиняемого, а также независимо от того, кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем (Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2007 г. № 516-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Адвокат Гаспарян Нвер Саркисович

Адвокат Гаспарян Нвер Саркисович (Ставропольский край) — на данной странице представлена подробная информация. Вы прекрасно знаете насколько в настоящее время непросто найти хорошего и квалифицированного адвоката. И данный ресурс призван оказать вам необходимую информационную поддержку для принятия решения.

Для вашего удобства мы оптимизируем эту страницу не только по правильному запросу «адвокат Гаспарян Нвер Саркисович», но и по ошибочному запросу «fldjrfn ufcgfhzy ydth cfhrbcjdbx». Такие ошибки иногда происходят, когда пользователи забывают сменить раскладку клавиатуры при вводе слова в строку поиска.

Гаспарян Н. С. состоит в адвокатской палате Ставропольского края, регистрационный номер адвоката в реестре 26/183, первые две цифры — это номер субъекта Российской Федерации (Ставропольский край), а вторая составляющая (третья и далее цифры) — порядковый номер записи при внесении сведений в региональный реестр, выдано удостоверение №183.

Вам может понравиться =>  Стипендия В Спбгу 2021

Данная страница сформировна на основании данных информационного портала Министерства юстиции РФ. В соответствии с пунктом 3 статьи 14 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п.7 раздела I Приказа Минюста России от 23.04.2014 N 85 «Об утверждении Порядка ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте России 25.04.2014 N32117) Сведения, содержащиеся в реестре адвокатов, являются открытыми и общедоступными. В соответствии с п.11 ч.1 ст.6 и ч.2 ст.9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» допускается обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом, без согласия субъекта персональных данных.

Мужчина свою вину признавать отказывался, но юрист требовал от него написать расписку с признанием того, что свои обещания он не выполнил, но деньги получил, поэтому обязуется эти средства вернуть Пашаеву для дальнейшей передачи гражданке, заключившей с ним соглашение.

На сайте суда в опубликованном приговоре сказано, что адвокат вступил в преступный сговор с неустановленными лицами для того, чтобы вернуть своей клиентке деньги, которые потерпевший получил за обещание освободить ее из СИЗО и прекратить начатое в ее отношении уголовное дело. Своих обещаний потерпевший не выполнил, поэтому Пашаев должен был добиться возвращения этих средств. После этого наймиты адвоката избили потерпевшего, угрожали ему ножом и пообещали вывезти в лес и убить.

КС запретил допрашивать адвокатов без постановления суда

В декабре 2017 года следователь СУ СКР по Ярославской области подал в Кировский районный суд Ярославля ходатайство о разрешении допросить Крупочкина в качестве свидетеля и провести с его участием очную ставку в рамках расследования уголовного дела Зубкова. Суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Крупочкина к содеянному Зубковым, и указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц. В удовлетворении ходатайства постановлением суда от 21 декабря было отказано.

В связи с этим Зубков и Крупочкин обратились в КС РФ, требуя признать неконституционными положения ряда статей УПК РФ и закона об СКР. По их мнению, указанные нормы не соответствуют Основному закону, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в частности наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

На решение первой инстанции подали апелляционные жалобы советник Федеральной палаты РФ Нвер Гаспарян и адвокат КА СК «Закон» Ольга Чуденцева . Они отметили, что Определение Конституционного суда от 24 февраля 2005 г. № 133-О указывает на право обвиняемого снимать копии с материалов дела независимо от стадии уголовного процесса. В мотивировочной части решения первой инстанции ничего не сказано о запросе копии протокола, что нарушает нормы УПК . Кроме того, суд не дал оценку тому факту, что следствие выдало защите копии экспертиз по делу и одновременно отказало без разумного основания в получении копии видео.

Ставропольский краевой суд отменил решение первой инстанции и признал незаконным отказ выдать защите адвоката Дианы Ципиновой копии видеозаписей, которые признаны вещественными доказательствами по её делу. Защитник Ципиновой Нвер Гаспарян назвал это решение важным прецедентом, сообщила «Адвокатская газета».

Условный срок и самопиар за счет клиентов

Больше, чем процесс над актером Михаилом Ефремовым, россияне обсуждают только одного из его защитников, Эльмана Пашаева. Разные источники называют его богемным адвокатом, а некоторые утверждают, что он опорочил свое имя судебным процессом, обличившим его самоуправство.

«На меня оказывается давление, в мой адрес постоянно поступают угрозы и требования прекратить защиту Ефремова Михаила Олеговича. Если я не откажусь от защиты Ефремова Михаила, на меня заведут уголовное дело. В настоящее время, как мне стало известно от нескольких знакомых и из интернета, несколько подставных лиц обратились с заявлениями в правоохранительные органы о привлечении меня к уголовной ответственности», — цитирует агентство его заявление, написанное на имя генпрокурора РФ Игоря Краснова.

После этого в личный кабинет гражданина на портале госуслуг придет уведомление об открытии наследственного дела. Позднее здесь же можно будет получить свидетельство о праве на наследство в электронной форме, которое равнозначно по своей юридической силе свидетельству в традиционном бумажном виде. При этом документ всегда можно будет получить и в бумажном варианте, обратившись к оформлявшему наследство нотариусу.

Алгоритм действий граждан, желающих получить наследство по онлайн-процедуре, таков. На портале госуслуг потенциальный наследник должен записаться на прием к нотариусу и заранее направить ему на проверку сканированные копии имеющихся документов. Затем, посетив нотариуса в выбранное время, заявитель сможет представить ему оригиналы документов и либо открыть наследственное дело, либо заявить о своих правах в рамках уже открытого.

Пристанище истины

Рядовой спор жительницы Георгиевска Ларисы Челикиди с колхозом «Новь» о взыскании 100 тонн семян подсолнечника по договору поставки обернулся долгими годами судебных разбирательств, нервным напряжением и ощущением безнадежности. Ведь даже выиграв в конечном итоге свой иск, женщина не могла получить деньги с колхоза, потому что к этому моменту, спустя четыре года судебных тяжб, «Новь» оказалась банкротом.
Не особенно веря в благополучный исход дела, Лариса Челикиди обратилась к адвокату, заведующему офисом №1 Ставропольской краевой коллегии адвокатов в Георгиевске Нверу ГАСПАРЯНУ, который не только взялся за это гиблое дело, но и выиграл его.

— Нвер, как вы решились на такой шаг? Что надеялись взыскать с банкрота?
— Не с банкрота. С государства. Я рассуждал так: во-первых, любое сложное дело для профессионала — это бесценный опыт. Во-вторых, исполнить решение о взыскании долга с колхоза оказалось невозможно именно из-за непрофессионализма судей, которые затягивали рассмотрение дела. Будь иначе, заявительница успела бы получить деньги еще до банкротства колхоза.
Поэтому я решил обратиться в краевой суд с иском против Министерства финансов РФ о взыскании компенсации за вред, причиненный ненадлежащим отправлением правосудия. Но в 2004-м региональные суды такие дела не рассматривали, и меня по правилам подсудности направили в Басманный суд Москвы, по месту нахождения Минфина. Там мне тоже отказали, сославшись на то, что не рассматривают иски к Минфину за незаконные действия российских судов, потому что пока законодательная база не урегулирована.
То есть на тот период существовали правовые ножницы: норма о взыскании средств в случае причиненного ущерба органами власти уже была, а исковые заявления не принимались, потому что не урегулирована правовая база.
— Недавно наша газета рассказала об исках трех сельхозпредприятий Ипатовского и Изобильненского районов к казне Российской Федерации (см. «Греховодница в погонах» в «Открытой» №31 от 8 августа с.г.). Дела о взыскании долга с Минфина РФ рассматривали в пользу обворованных Ставропольский краевой арбитражный суд и краевой суд общей юрисдикции. Эти справедливые решения отчасти, возможно, продиктованы практикой обращений в Евросуд, подобных вашему?
— Именно так. Европейский суд по правам человека в Страсбурге подтолкнул нашу страну урегулировать правовую базу применительно к искам к казне России. Без воздействия извне наши законодатели сами бы никогда не зашевелились. Это же невыгодно.
Еще бы. Минфину теперь приходится отдуваться за недобросовестных должностных лиц в регионах, выплачивать реальный ущерб от вредоносного действия судебных приставов, судей и прочих государевых служителей.
— Сейчас да, а тогда, в 2004-м, под предлогом отсутствия закона мне в рассмотрении иска отказал не только Басманный суд, но и Мосгорсуд. Я рассудил так: а кого, собственно, интересует, принят закон российскими депутатами или не принят? Если у гражданина есть право на обращение в суд, то суд и должен выяснять, насколько иск обоснован, виноваты ли российские судьи…
Тогда я и написал жалобу в Евросуд, сослался на нарушение статей 6 и 13 Европейской конвенции о защите прав человека – права на справедливое судебное разбирательство независимым беспристрастным судом в разумный срок и права на эффективное рассмотрение дела в государственном органе.
Жалоба была принята, ей был присвоен номер. Сейчас ЕСПЧ принимает все обращения, которые туда поступают. Но только через шесть лет, в 2010-м, я получил письмо из Страсбургского суда, что моя жалоба признана приемлемой, а значит, очень велика вероятность положительного результата.
— После этого полтора года жалоба ждала своей очереди?
— Нет, все это время при посредничестве ЕСПЧ шла бурная переписка с правительством России. Евросуд задавал вопросы нам, мы отвечали, суд переправлял наши ответы в правительство РФ, оно готовило возражения, потом суд знакомил с ними нас, мы снова отвечали… Потом пошли запросы в Минюст России, оттуда – в суды, в Ставрополь и Георгиевск…
И только получив от всех заинтересованных сторон полную картину происходящего, Страсбургский суд исследовал дело в полном объеме и согласился с тем, что моей доверительнице было отказано в праве на доступ к суду.
И за причиненные ей «страдания и разочарование вследствие отказа национальных судов в рассмотрении ее иска» суд присудил Ларисе Челикиди моральную компенсацию в сумме 6 тысяч евро.
Так российская казна поплатилась за игру служителей Фемиды в «футбол».
— Где гарантия, что в «футбол» теперь не сыграет Минфин?! Евросуд установил срок выплаты компенсации?
— Да, денежные средства в течение трех месяцев подлежат направлению на счет заявителя. Мне уже пришло письмо из Минюста РФ с просьбой сообщить номер счета доверительницы, чтобы Минфин мог перечислить туда деньги. И они обязаны это сделать, потому что должны отчитаться перед Евросудом. Россия ведь позиционирует себя как правовое государство, поэтому как можно нарушить постановление суда высшей инстанции?
Это в российском судопроизводстве сплошь и рядом победные решения о взыскании долгов оборачиваются годами новых судебных тяжб, общением с судебными приставами… В России свое нужно выбивать. А в Евросуде система обращена лицом к людям. Нарушили твое право – его и восстановят.
— Наверно, российским властям не слишком нравится то, что они вынуждены под давлением Евросуда закрывать законодательные лазейки и оплачивать грехи коррупционеров…
— Конечно. Однако продавить ситуацию на правовом поле России Евросуду удается. Еще совсем недавно разбирательства по гражданским делам могли у нас длиться годами. Начиная с 1998 года, когда граждане России получили право на обращение в ЕСПЧ, он удовлетворил множество жалоб на неоправданную длительность рассмотрения дел и, естественно, взыскивал компенсации в пользу граждан.
И только после этого в российском судопроизводстве начались изменения. Было принято Постановление Пленума ВС РФ (№52 от 27.12.2007 года) «О сроках рассмотрения судами РФ уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях». После чего вышестоящие суды стали жестко контролировать нижестоящие. Сейчас гражданские дела рассматриваются быстрее, впрочем, зачастую в ущерб качеству.
Действительно, некоторые решения ЕСПЧ воспринимаются в России как посягательство на ее интересы и безопасность.
Однако Евросуд далек от политической, государственной конъюнктуры и следует исключительно нормам права. Раз существует в Конвенции по правам человека 40 гражданских прав, значит, люди не должны быть в них ущемлены! Для этого ЕСПЧ даже не надо вникать в национальное законодательство, хотя там и стараются оценивать нормы закона.
На мой взгляд, ЕСПЧ — это образец независимости и беспристрастности, единственная структура, на которую сегодня можно рассчитывать гражданам.
— Фантастика. А что вы скажете о таких фактах: относительный допуск жалоб до Европейского суда, поданных гражданами Турции, Италии, Великобритании, Франции и России, составляет соответственно 100, 77, 23, 22 и… 1%! То есть допуск в Евросуд для жителей Турции в 100 раз выше, чем для россиян! А ведь жалобы из России, как правило, основаны на грубых нарушениях прав граждан самими российскими судами. Это что, дискриминация?
— В моей адвокатской практике тоже были неприемлемые, отклоненные Евросудом жалобы. Но это не говорит о какой-то дискриминации.
Да, по статистике российских жалоб в ЕСПЧ переходит в активную фазу не более двух процентов. Но вряд ли есть смысл говорить о политизированности или ангажированности Евросуда. Скорее, причина в неграмотном изложении жалоб.
Их часто пишут как сочинения в Верховный суд. А при обращении в ЕСПЧ совсем другая направленность. Нужно четко указать право, которое нарушено, и доказать, что это именно так.
Должен сказать, что сегодня в крае есть адвокаты, которые могут профессионально защищать ставропольцев в Страсбурге. Адвокатская палата Ставропольского края с этой целью организовала серию семинаров с изучением работы Евросуда. И я с коллегами ездил в Страсбург на стажировку, присутствовал на одном из заседаний ЕСПЧ.
— Любопытно. И каковы впечатления?
— В тот день рассматривалось дело заявителя с Кипра, инвалида. В момент проведения выборов на Кипре этот человек находился в Италии и не смог проголосовать – для этого там не были обеспечены условия.
Вопрос нарушения избирательного права рассматривался Большой палатой в количестве 17 судей. Они сидели за большим столом по кругу, в мантиях со звездами на левом плече.
Атмосфера суда была спокойная, уверенная. Слушание шло в режиме диалога. Выступил адвокат заявителя, следом – адвокат противной стороны, потом последовали вопросы от каждого судьи, было дано время на ответы на них. Потом новый круг вопросов и ответов, после чего судьи ушли в совещательную комнату. Решение они объявят через месяц.
Однако личное присутствие в Евросуде необязательно, и наше дело «Челикиди против России» рассматривалось заочно. Да и кто из россиян поедет в Страсбург? Языками, как правило, никто не владеет, денег тоже нет. Кстати, и адвокатам нет большой нужды очно стажироваться в ЕСПЧ – это хотя и очень полезное, но довольно дорогое удовольствие. Есть ведь Интернет, есть сайт Евросуда, где решения публикуются тотчас после их принятия, есть судебная практика. Профессионал должен заниматься самообразованием.
— Если бы это еще подвигло к совершенствованию силовые структуры и суды.
— К сожалению, они не делают выводов и не учатся на ошибках. Взять, к примеру, право на запрет пыток. Кто у нас в силовых структурах с этим правом граждан считается?
Или другой пример. 5 декабря 2005 года по делу «Ваньян против России» Евросуд раскритиковал существующий в России механизм разоблачения лиц, сбывающих наркотики, а именно то, что сотрудники полиции, предположительно подозревая человека в распространении наркотиков, подсылают к нему своего агента с просьбой достать запретное зелье, мол, до зарезу хочется.
И жертва входит в положение, находит наркотик и продает агенту. Причем делать это может несколько раз. А однажды «торговца» задерживают за сбыт, и суд может назначить человеку до 20 лет лишения свободы.
Евросуд посчитал такую практику не соответствующей требованиям Евроконвенции, так как в данном случае имеет место провокация со стороны сотрудников полиции. Они сами создают преступление, а потом его же и «раскрывают». ЕСПЧ посчитал, что ничто не предполагало бы совершение преступления, если бы не действия агентов, направляемых сотрудниками полиции.
— Очень актуальная тема. На прошлой неделе мне позвонил парнишка 19 лет, назвался Виктором и рассказал аналогичную историю. Его пятеро друзей попали в оборот сотрудников наркоконтроля, которые, по словам парня, сами и спровоцировали ситуацию. В качестве агента использовалась некая девушка Алена, которая попросила ребят передать какому-то человеку пакетик.
— Они наверняка знали эту девушку, поэтому, не задумываясь, выполнили ее просьбу. И были задержаны с поличным. Так?
— Именно так. Виктор звонил мне в день суда в Ессентуках и сказал, что все пятеро собираются резать себе вены, ибо иного способа доказать свою невиновность у них нет. Из тюрьмы они отправляли сигналы SOS по Интернету, в Московскую Хельсинкскую группу, в западные СМИ…
— Этот пример лишь доказывает, что суды по такого рода делам предпочитают не замечать явных провокаций. По-другому в России, увы, работать не умеют. По смыслу борьбы с преступностью, с незаконным оборотом наркотиков, сотрудники полиции должны раскрывать совершаемые, совершенные преступления или те, которые помимо их воли должны совершиться. Но для этого надо потрудиться. И хотя сегодня технические средства и закон позволяют вести наблюдение за подозреваемыми, все равно не хватает квалификации.
А в последнее время при негласной поддержке судов силовики вообще пустились во все тяжкие. Случается, что уже сами сотрудники полиции выступают в роли агентов! Используя психологические рычаги, под статью без труда можно подвести и не сбытчика наркотиков, а, скажем, курильщика травки. Его можно привлечь за хранение наркотиков, но это совсем другой срок наказания – до трех лет. Однако таких ребят отправляют в тюрьму за сбыт на срок до 20 лет.
Я не знаю прецедента, когда бы перед судом предстал хотя бы один наркобарон, который приобретает наркотики именно для торговли ими. А вот бедолаг, которые попали в орбиту внимания наркоконтроля и с которыми дальше работают провокаторы, — масса. Сам глава Госнаркоконтроля России Виктор Иванов однажды признал в своем выступлении, что такая порочная практика существует. Однако никто не берется эту систему изменить.
— То есть Евросуд своими решениями способствует строительству правового государства в России, а наши доблестные органы власти упираются рогом, становятся еще более изощренными, уклоняясь от закона и соблюдения прав граждан.
— Я в Евросуде задавал вопрос судье Анатолию Ковлеру, представителю от России: как же так, решение ЕСПЧ есть, а на практике ничего не меняется?! Ковлер ответил, что действительно в Страсбурге много дел о провокациях российских силовиков, и они, зная неодобрительное отношение ЕСПЧ к методам их работы, подгоняют свои действия под легальные оперативные мероприятия.
Но как бы ни препятствовали правоохранительные органы, влияние Евросуда на нашу судебную практику, на изменение российского законодательства с каждым годом все более ощутимо.
Конечно, российские судьи негативно относятся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и, как к марсианам, к Страсбургскому суду. Так же, впрочем, как и наши государственные официальные лица. А ведь убери из правового поля Евросуд – и на что надеяться рядовому гражданину?
Сегодня уровень кадров правоохранительных органов и суда оставляет желать лучшего. Посмотрите дипломы тех, кто работает в силовых структурах Юга России. Особенно на молодежь. Это просто катастрофа, какие кадры пришли. Действительно настало время недобросовестных непрофессионалов, как написала недавно ваша газета…

Adblock
detector