Апелляция К Авторитету Пример

Апелляция к авторитету

  • Илья Пригожин писал, что его теория диссипативных систем применима только к физике, но не к биологии, следовательно, биологи не должны использовать её для подтверждения возможности эволюции. (Даже невзирая на тот факт, что все биологические объекты и системы также являются физическими.)
  • Уильям Оккам ввёл принцип «бритвы Оккама» в рамках спора об универсалиях, следовательно, применять данный принцип можно только в этом вопросе и ни в каком другом. К тому же Оккам был верующим!
  • Чарльз Дарвин перед смертью отрёкся от теории эволюции, которую сам же и создал, следовательно теория эволюции ложна и другие учёные (и обычные люди) не должны считать её истинной. Или вы что, считаете, что разбираетесь в теории эволюции лучше её основателя?! К тому же Дарвин был верующим!

Апелляция к авторитету (лат. Argumentum ad verecundiam) – объявление какого-то утверждения истинным или ложным на основании того, что какой-либо авторитетный человек считает его таковым. Ошибочность такого аргумента вытекает из того факта, что даже авторитетные люди могут ошибаться, и поэтому их мнение не является истиной в последней инстанции.

Простой пример из жизни: на дворе июль, я покупаю подержанный автомобиль. Сев в машину, я прошу продавца продемонстрировать, что кондиционер исправен. Он нажимает кнопочку на торпедо, и из воздуховодов начинает дуть холодный воздух. Исправность доказана. Я могу, конечно, предположить, что у него там сидят маленькие ледяные феи, которые при нажатии кнопочки начинают дружно махать крылышками. Но тогда мне стоит задуматься о том, чтобы сдать права и встать на учет в ПНД.

Что ж, рассмотрим ситуацию, когда Вася говорит Пете: «Извольский не давал Эренталю согласие на аннексию Боснии и Герцеговины, об этом пишет профессор Попов». А Петя отвечает: «Нет, давал, и профессор Иванов убедительно доказал это». Какой из двух профессоров является «истинным» авторитетом, а какой — «ложным»? Предположим, что они оба — настоящие ученые с большим авторитетом и массой публикаций. Как определить, кто из них прав в данном случае? Измеряя индекс Хирша?

5. Суть тактики «создание псевдоопределенности» заключается в стремлении журналиста замаскировать отсутствие конкретных доказательств своей точки зрения при помощи сообщения важных данных (как правило, статистических).
Прием «оперирование числами (статистикой)» — вместо аргументов, подтверждающих умозаключения журналиста, приводится статистика, имеющая косвенное отношение к обсуждаемому вопросу или сомнительное происхождение (источник информации не указывается, данные оказываются разрозненными и несопоставимыми или вообще представляют собой повтор одной и той же цифры). Пример: Каждый пятый свердловский гаишник не знает правил дорожного движения, а палкой машет… Около 20% сотрудников ГИБДД Свердловской области, за которыми закреплена служебная машина, не смогли с первого раза сдать экзамен на знание Правил дорожного движения. Автоинспекторам было предложено за 20 минут ответить на 20 стандартных вопросов, допускалось не более двух ошибок.
Автор данного материала использует магию числового повтора. Сначала читателю предлагается тезис (каждый пятый свердловский гаишник не знает правил дорожного движения, а палкой машет), представляющий собой негативное суждение корреспондента, потом в качестве доказательств приводится статистика, смоделированная самим журналистом.
Тактика «создание псевдоопределенности» нередко реализуется при помощи приема «визуализация», когда статистические данные получают особое графическое оформление и композиционную разверстку.

2. Тактика «шокирование “фактами”» — представление целого ряда «фактов», то есть ярких примеров, подробных деталей, отдельных наблюдений, поражающих или даже шокирующих сознание адресата коммуникации. На основе данных псевдофактов формируется негативный образ оппонента, а также выстраивается авторская концепция, которая с точки зрения читателя выглядит логично и доказательно.
Прием «оперирование числами (статистикой)» — журналист создает в тексте иллюзию объективности, поэтому для подтверждения своих наблюдений шокирующего характера приводит значительное количество статистических данных, которые оказываются разрозненными и несопоставимыми.
Пример: Ровно десять лет назад на Балканах загремели раскаты взрывов. США и НАТО всей своей воздушной мощью навалились на Югославию, объявив ее «страной зла». За 78 дней войны авиация НАТО выполнила 35 000 боевых вылетов. По данным МО СРЮ, было нанесено 2 300 воздушных налетов по 995 объектам. По информации Пентагона, использовано 23 тыс. бомб и ракет… И всю эту войну почти всех, кто видел ее вблизи, не покидало жуткое предчувствие того, что это лишь репетиция. Репетиция перед Россией.
Корреспондент создает иллюзию правдивости приводимых данных, акцентируя внимание на том, что они представлены разными источниками. На самом деле опубликованные цифры трудно сопоставить, чтобы сложилась цельная картина происходящего. Концентрация разрозненных статистических данных работает на дезориентацию внимания читателя, что способствует увеличению уровня его внушаемости. Основываясь на псевдофактах и экспрессивных утверждениях журналиста, реципиент соглашается с тем, что однажды в наше небо ворвется воздушная армада НАТО.
Прием «создание оппозиции “свой — чужой”» часто реализуется в публикациях, посвященных анализу исторических событий и их отражению в современном состоянии политики, экономики, нравственности. Например, статья под заголовком «Дважды убитые»: Именно в апреле, пока еще не вошло в рост степное разнотравье, на земляных проталинах особенно бросается в глаза одна не очень-то веселая примета весны: тут и там желтеющие разрозненные кости, отрепья ремней, портупей, подковки от обуви — рядом с бесчисленными копками вокруг. Ходишь, прикапываешь на место вывороченные комья дерна и думаешь себе: «они открылись». Теперь до самых морозов будут маячить в степи странные субъекты… Копатели. Копачи. Бесславные рабы чужих реликвий…
А что ищут-то? Да — все. Лишь бы «гансовское»: запчасти от техники, амуницию, награды, знаки отличия и, конечно, личные жетоны. А раз кормится человек от мертвых врагов, то и поневоле начинает зависеть от них.

В процессе авторского рассуждения, построенного на эмоциональных оценках и разрозненных наблюдениях, происходит подмена понятий. В итоге получается, что деятельность «черных копателей» осуждается не потому, что ради наживы они разоряют могилы солдат, а потому, что охотятся не за советскими реликвиями, а за чужими (немецкими). О такой позиции корреспондента свидетельствуют ключевые слова (на немецкий манер, гансовское, фриц), противопоставление (их героинаша «сиволапая» народная армия), а также фраза кормится человек от мертвых врагов. Для того чтобы читатель принял точку зрения корреспондента, в текст вводятся репортажные элементы (Ходишь, прикапываешь на место вывороченные комья дерна и думаешь себе). Эффект присутствия и сопереживания позволяет сделать адресата коммуникации соучастником происходящего.
Прием «визуализация» реализуется в материалах, построенных на сочетании вербальных и невербальных (изобразительных) средств передачи информации. Так, в подвале статьи «Дважды убитые» разверстана фотография раскопанной солдатской могилы, данный иллюстративный материал сопровождается подписью: «Нет погибшим покоя от копателей-мародеров».

Вам может понравиться =>  Проездные Билеты На Электрички Спб Стоимость

Предвосхищение основания. Этой уловкой часто пользовался И.В. Сталин, например: «Нечего и говорить, что превосходство колхозов над индивидуальным хозяйством станет еще более бесспорным». Если мы не заметим этих ошибок в аргументах, придется «проглотить» и вывод, а в результате признать свое поражение в споре.

3. Сопоставление утверждения оппонента с его поступками. Этот прием оказывает сильное давление и, по словам С.И. Поварнина, является одним из видов «зажимания рта». Поэтому он не уместен в споре за истину. Так, например, в романе И.Л. Гончарова «Обломов» описывается спор между Ильей Обломовым и Андреем Штольцем. Обломов критикует петербуржцев за пустую жизнь, ничегонеделание. Он утверждает: «Надо идти своей тропинкой, трудиться. » Спор заканчивается вопросом Штольца «А ты. »

Краткая апелляционная жалоба по гражданскому делу: практика против закона

Актуальной проблема своевременности обжалования решений судов общей юрисдикции стала сравнительно недавно. Основной причиной этому является участившиеся задержки изготовления судьями текстов судебных актов. В свою очередь, причина задержек – увеличение загрузки судей, кадровые проблемы комплектования составов суда, плохая организация работы аппаратов судей. С какими практическими проблемами соблюдения прав сталкиваются обращающихся за судебной защитой из-за указанных задержек, рассмотрим более подробно.

На практике часто случается, что суд, рассмотрев ходатайство подателя жалобы на решение, составленное с нарушением сроков, но поданное в пределах 30 дней от даты составления решения суда в окончательной форме, лишь констатирует в определении факт о том, что срок подателем жалобы не пропущен и отказывает в удовлетворении ходатайства. При таком, казалось бы, отрицательном определении об отказе в восстановлении срока вышестоящий суд принимает апелляционную жалобу к своему рассмотрению.

Надо сказать, что на апелляции к публике в истории человечества «замешено» немало кровавых преступлений. Например, аргументация Гитлера, направленная на доказательство положения о необходимости завоевания Советского Союза, строилась именно на принципе апелляции к публике: каждый, кто наденет мундир и пересечет границу Советской России, получит на территории этой огромной страны поместье. Это был один из основных лозунгов Гитлера. Таким образом, немцы воевали за землю для своих семей.

Каждый человек может оказаться объектом апелляции к публике (в частности, жертвой умелой рекламы), поэтому всякий раз необходимо анализировать баланс меры выгоды и невыгоды того, к чему вас призывают; то, что вам выгодно сегодня, завтра может оказаться невыгодно. Представьте себе школьников, у которых сегодня должна быть контрольная по математике. Все мы когда-то учились в школе и мечтали «сбежать с контрольной». В каждом классе есть лихой мальчишка, который призывает это сделать, апеллируя к публике: «Мы все сейчас отсюда уходим. Если уйдем все, из школы не выгонят, а контрольную мы писать не будем». И все уходят, но никому в силу, может быть, возраста не приходит в голову, что будет завтра. Во-первых, разразится скандал, а во-вторых, контрольную все равно придется писать. От нее не уйти, можно только «потянуть время». Когда вас призывают к чему-то и апеллируют к вашему пониманию выгоды, вы всегда должны понять: эта выгода пролонгированная или только сиюминутная.

Вам может понравиться =>  Арестовать Автомобиль В 2021 Году Судебная Практика

Апелляция К Авторитету Пример

Текст жалобы слишком растянут. Еще со школьных времен многим кажется, что письменная работа должна иметь определенный объем, иначе она выглядит «несолидно». Между тем, судьям намного легче работать с коротким текстом, главное, чтобы он содержал все необходимые доводы.
Сложность состоит в том, что при обжаловании судебного акта у проигравшей стороны всегда есть несколько аргументов, которые, по ее мнению, могут убедить судей отменить решение. Отказаться от любого из них ради краткости страшно, ведь, кто знает, вдруг именно он позволит склонить чашу весов в Вашу пользу. В результате появляется несколько листов неудобоваримого текста, вызывающего у судей тоску. Как же быть?

Отказ от юридической помощи. Я понимаю, что люди самостоятельно пишут кассационные жалобы обычно не от хорошей жизни. Такой выбор может быть связан не только с отсутствием денег, но и с отсутствием подходящего юриста, которому можно довериться. Многие, проиграв дело в первых инстанциях, разочаровываются в своем адвокате, а заодно и во всех юристах вообще, и принимают решение работать дальше самостоятельно. Иногда это дает результат, но чаще ведет к потере последнего шанса.
Впрочем, не буду Вас убеждать обратиться к юристу, знаю, что подобные рекомендации в информационных статьях сильно раздражают. И все-таки дам небольшой совет: если Вы не можете найти юриста в своем городе, например, городок маленький, и Вы опасаетесь, что Ваш новый адвокат может быть знаком с представителем оппонента, поищите помощь за пределами своего населенного пункта. Например, мы с удовольствием работаем с клиентами дистанционно по интернету, в современных условиях это не является проблемой.

Апелляция к авторитету и другие ошибки мышления

К сожалению, мы не можем проверить всё, что знаем, на практике, поэтому всегда вынуждены опираться на экспертов. Но когда доверие становится безусловным, оно добавляет проблем. Ведь статус авторитета может быть основан не только на опыте, но и репутации или просто на титуле.

Да, в аргументе Маши есть логическая ошибка, ведь можно иметь больное горло, не болея гриппом. Однако тот факт, что этот аргумент содержит ошибку, не означает, что его вывод неверен. Насколько нам известно, Маша и правда может болеть гриппом, а вот Петя подхватил когнитивное искажение «ошибка в ошибке». Оно основано на ложном предположении, что аргумент, содержащий логическую ошибку, не может иметь истинного вывода.

Суды смотрят на характер новых доводов в жалобах, когда рассматривают заявленные дополнения к ним. Чтобы суд принял дополнения, аргументы в жалобах должны быть основаны на тех доказательствах, которые уже есть в материалах дела. Это связано с тем, что другая сторона ограничена в представлении новых доказательств на стадии апелляционного обжалования, а на стадии кассационного рассмотрения это вовсе недопустимо.

Суды не всегда отказываются принимать дополнения, которые заявители подают за пределами периодов на обжалование. Например, суды склонны принимать дополнения, если у них возникают сомнения в позиции, в таком случае заседание откладывается или объявляется перерыв. Время между заседаниями судьям необходимо для того, что отдельно изучить новые представленные аргументы.

Цель кассатора — добиться отмены судебных актов, с которыми он не согласен. Для этого он может просить у кассационного суда, например, принять по делу новый судебный акт, направить дело на новое рассмотрение, оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений. Иногда кассаторы просят принять по делу новый акт — это наиболее выигрышно для стороны независимо от обстоятельств дела и доводов, которые она приводит.

Кассация не сможет принять новый акт, так как для этого ей придется исследовать и оценить доказательства, а суд кассационной инстанции не вправе это делать. Такое несоответствие просьбы и доводов снижает убедительность жалобы и часто вызывает вопросы и критику в кассационном суде.

Апелляция к авторитету

С другой стороны, обращение к авторитету является важной частью неформальной логики. Поскольку невозможно быть экспертом во всех областях современного знания, зачастую приходится полагаться на мнение авторитетов в этих областях. В самом утверждении, что конкретное мнение авторитета является корректным, не содержится логической ошибки. Однако такая ошибка возникает, если пытаться утверждать, что авторитетное мнение всегда принципиально корректно и, следовательно, не должно подвергаться критике. Такая ошибка также возникает в случае апеллирования к мнению авторитетного источника, который не является экспертом в той области, к которой относится конкретный аргумент.

Выражение «Argumentum ad verecundiam» было впервые применено английским философом Дж. Локком в его труде «Опыт о человеческом разумении» (Essay Concerning Human Understanding, 1690, кн. IV, ч. XVII). Латинское слово «verecundia» означает скромность, выражение «Argumentum ad verecundiam» — буквально «аргумент к скромности». Сам Локк так объяснял смысл предлагаемого термина: «Когда некоторые люди достигают высокого положения, для других считается нескромным умалять их достоинства и подвергать сомнению их авторитетность» [2] .

Вам может понравиться =>  Почему В Самаре Не Выплачивают Ветеранские

Убедительных доводов не представлено»

Тут становится понятным стремление судебной системы отказаться от мотивировок совсем (собственно их часто и нет) – чтобы снять с судьи личную ответственность за вынесенное решение и формулировку, под которой судья подписался. Очевидно, что это происходит по разным причинам — за неимением у судьи времени или чтобы избежать позора от незнания закона, а еще от элементарного нежелания думать. Про другие причины просто промолчу. Думаю, как правило, это происходит по привычке, шаблонно опять же. Но разве судья имеет право мыслить шаблонно? Разве судья – не фанат Права? Ему совсем ничего в профессии уже не интересно? Слишком много риторических вопросов, понимаю.

Любопытно, что в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ст.75) содержится требование о содержании в решении КС следующего: «доводов в пользу принятого Конституционным Судом Российской Федерации решения, а при необходимости (!) также доводов, опровергающих утверждения сторон». Очень смущает, конечно, — это «при необходимости», особенно в случае КС РФ.

Часто апеллируя к авторитету, люди пытаются убедить вас, что они знают, о чем говорят. Не давайте себя запугать. Никто не является просто экспертом. Человек обычно опытен в чем-то конкретном. Разберитесь, подтверждаются ли факты, представленные вашим оппонентом, или это просто его личное мнение? Убедитесь, действительно ли утверждение, выдаваемое за авторитетное, подкреплено вескими доказательствами. Знайте лучше ваших оппонентов: не являются ли они приверженцами странных идей, не делают ли они поспешных выводов? Даже если ваш оппонент специалист в чем-то, не соглашайтесь с ним до тех пор, пока полностью не поймете, о чем он говорит, даже если при этом вы чувствуете себя глупцом.

Чтобы утверждения считались авторитетными, человек должен быть специалистом в обсуждаемой сфере. К примеру, человек не может утверждать, что мясо полезно, не разбираясь в медицине и диетологии и не ссылаясь на подлинные факты. Отстаивая пользу вегетарианства, преданные могут помимо доводов, отстаивающих это убеждение с этической и моральной точки зрения, приводить в доказательство высказывания известных исследователей в этой области.

Скользкий уклон — это распространённая логическая ошибка, являющаяся подвидом аргумента к последствиям и заключающаяся в запрете чего-либо на основании возможности вызова им серии нежелательных последствий. Примером может служить убеждённость противников однополых браков, что легализация последних приведёт к легализации зоофилии, и прочих половых актов считаемых омерзительными или непристойными. Это также является распространённым аргументом среди противников алкоголя, основанным на идее что, единожды опьянев, человек приобретает сильную зависимость и испорченную жизнь.
В то время как скользкий уклон на самом деле может и существовать, обычно аргумент выдвигается, игнорируя возможные смягчающие факторы (как например, осознанное согласие в примере об однополых браках), таких образом делая его чересчур серьёзным доведением до абсурда.

Ошибка техасского снайпера — заблуждение анализа данных и ошибка распознавания, состоящая в том, что делается ситуативное ad hoc-заключение на основании совокупности несвязанных данных без рассмотрения подтверждающих данных; объявление первоначальной целью уже достигнутое лишь после того, как оно было достигнуто.

Энциклопедия заблуждений

Апелляция к авторитету часто является логической ошибкой, состоящей из отсылки к мнению человека (чаще всего известного и уважаемого), но по теме, находящейся вне пределов его квалификации или по теме, по отношению к которой авторитет не беспристрастен (т. е. предвзят). Примером злоупотребления этим аргументом была бы апелляция к Альберту Эйнштейну с целью поддержки своих религиозных убеждений. Всем известно, что Эйнштейн был экспертом в физике, но не в религии. Да будь он хоть раввином, апелляция к этому факту неуместна в контексте обсуждаемого вопроса и никак не может являться доказательством существования Бога, ведь религия очень спорная область мировоззрения. Не только теологи расходятся во мнениях относительно фундаментальных вопросов религии — многие люди попросту считают ее фальсификацией. Апелляция к мнению некомпетентных экспертов или тех, чья область изысканий определена смутно и расплывчато, в равной степени не имеют отношения к подтверждению той или иной точки зрения.

Апелляция к авторитету не становится более уместной, если ссылаться на нескольких деятелей вместо одного. Иными словами, если «эксперты» все так же рассуждают о чем-то вне поля их деятельности или о явлениях и процессах, не имеющих четкого определения, составление километрового их списка все так же не будет доказательством того или иного суждения. В любом спорном вопросе, вероятно, всегда найдутся столь же «компетентные» специалисты, поддерживающие противоположную точку зрения. Если любое спорное суждение может считаться верным при поддержке лиц, не имеющих отношения к вопросу, то и противоположное так же может считаться истинным, что само по себе абсурдно! Истинность или ложность, обоснованность или неуместность убеждения должны определяться не предвзято, независимо от оценки окружающих.

Adblock
detector