Актуальные Проблемы Уголовного И Уголовного И Уголовно-Процессуального Права

Актуальные проблемы развития уголовно-процессуального законодательства Текст научной статьи по специальности; Право

В юридической литературе отмечается, что Россия переживает в настоящее время своеобразный правотворческий бум, чего не было в «застойный» период в нашем государстве. При этом одной из объективных тенденций развития законодательства современной России является повышение социальной значимости и авторитета закона как акта, стоящего на вершине правовой системы, регламентирующего наиболее важные вопросы жизни страны и обладающего наибольшей юридической силой в системе источников права Российской Федерации [1, а 15]. Закон носит верховный характер, его авторитетность и стабильность выгодно отличаются от других источников права. Однако современное стремительное изменение российского законодательства противоречит этим, казалось бы, неоспоримым качествам закона.

Несомненно, огромное влияние в разработке механизма данной деятельности принадлежит государственной власти, которая переводит определенные общественные отношения под свою юрисдикцию и защиту, придает им упорядоченность, стабильность, устойчивость, желаемую направленность, вводит в нужное русло (в частности, уголовно-процессуальные отношения в соответствии с положениями Конституции Российской Федерации относятся к исключительной юрисдикции Российской Федерации). Их участники наделяются правосубъектностью, юридическими правами и обязанностями [7, с. 472]. Уголовно-процессуальное регулирование — это «осуществляемое при помощи уголовно-процессуального права и всей совокупности процессуальных средств, образующих его механизм, юридическое воздействие государства на общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства» [6, с. 32]. Поэтому установление механизма уголовно-процессуального регулирования в современных условиях очевидно и требуется для того, чтобы уголовное судопроизводство сделать сбалансированным и стабильным. В этом случае можно говорить о конкретных направлениях совершенствования правотворчества и правоприменения [5, с. 192].

Уважаемые коллеги! Приволжский филиал Российсого государственного университета правосудия (Нижний Новгород) приглашаем вас 31 марта 2022 г. принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции « Г осударство и право в изменяющемся мире: VII всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 20-летию Приволжского филиала Российского государственного университета правосудия »

В статье показан предмет судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. и УПК РФ. Раскрыты полномочия суда апелляционной инстанции по устранению нарушений УК и УПК РФ. Дана характеристика устранимых нарушений закона. Показана природа нарушений уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимых судом апелляционной инстанции. Проанализирован характер и виды нарушений уголов- но-процессуального закона. Выделены фундаментальные (неустранимые) нарушения УПК, а также нару- шения, предусмотренные ст. 237 УПК РФ. Дана характеристика неустранимых нарушений УК РФ. Мето- дологическую основу исследования составили комплекс обще- и частнонаучных методов исследования: диалектический, логический, исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, стати- стический. Раскрыто содержание нарушений уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, не устранимых судом апелляционной инстанции. Показаны виды неустранимых нарушений уголовно-про- цессуального закона: фундаментальные, а также нарушения, связанные с выявлением обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 237 УПК РФ. Дана характеристика неустранимых нарушений уголовного закона, влекущих отмену обвинительного приговора и направление уголовного дела в суд первой инстанции либо прокурору.

The article shows the subject of proceedings in the court of appeal in accordance with the Charter of criminal justice 1864 and the code of criminal procedure. It also discloses powers of court of appeal for the elimination of violations of the criminal code and the criminal procedure code of the Russian Federation. The disposable violations of the law are characterized. The author shows the nature of the violation of the criminal procedure and (or) criminal laws that are inherent in the court of appeal. He analyzes the nature and types of violations of the criminal procedure law and selects the fundamental (fatal) violations of the code of criminal procedure, as well as violations under Art. 237 of the code. The characteristic of fatal violations of the criminal code of the Russian Federation is given. Methodological basis for the study consisted of a set of General — and Astronautic methods: dialectical, logical, historical, comparative, formal and legal, statistical. The contents of violations of the criminal procedure and (or) criminal laws, that are inherent in a court of appeal is characterized. The article shows types of fatal violations of the criminal procedure law: fundamental type, as well as violations associated with the identification of the circumstances indicated in the first part of Art. 237 of the Criminal code of the Russian Federation. The author provides characteristics of fatal violations of the criminal law, entailing the abolition of conviction and forwarding the case either to a trial court or to the Prosecutor.

издание неправомерного акта. Например, при привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК) лицо, производящее дознание, следователь или прокурор привлекают к уголовной ответственности человека, явно не причастного к совершению конкретного преступления, нарушая тем самым отношения, обеспечивающие реализацию конституционных принципов осуществления правосудия;

Преступлениями средней тяжести являются, например, грабеж (ч. 1 ст. 161 УК), нарушение авторских и смежных прав (ч. 3 ст. 146 УК), вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ч. ч. 1, 2 ст. 151 УК), незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. 235 УК) и др.

Актуальные проблемы уголовного процесса

  • изменением общественных отношений (как, например, произошло в результате реформы органов прокуратуры, в ходе которой прокурор лишился значительной части своих полномочий, которые компенсируются ему введением новых норм и институтов);
  • изменением системы правового регулирования (принятие Конституции РФ По данной теме мы уже выполнили реферат Конституция РФ подробнее и ратификация Конвенции о защите прав человека и основных По данной теме мы уже выполнили реферат Роль международных организаций в защите прав и свобод человека подробнее свобод 1950 года выявили много несоответствий норм уголовно-процессуального законодательства, как советского, так и российского, стандартам прав человека).
  • обеспечение участия в доказывании невластных субъектов процесса (в первую очередь подозреваемого и обвиняемого, его защитника). Как известно, законом предусмотрены строгие требования к доказательствам (например, правило допустимости), но распространяются ли они на те сведения, которые в защиту обвиняемого собрал адвокат? Суды нередко не принимают такие материалы как собранные с нарушением закона, или же не обосновывают ими принятие решение (в том числе не разрешают вопрос о противоречии между доказательствами). Такое положение ограничивает право обвиняемого на защиту любыми законными способами и средствами;
  • статус материалов оперативно-розыскной деятельности. Данные сведения, несмотря на то, что в оперативно-розыскном законодательстве отсутствуют требования к их получению (кроме, пожалуй, необходимости получения санкции суда), охотно принимаются судьями, в чём проявляется сохраняющийся обвинительный уклон российского правосудия.

В уголовном судопроизводстве имеются серьезные проблемы

«Также хочу заметить, что волокита по уголовным делам, те же сроки расследования, в основном затягиваются тогда, когда уголовное дело не планируется направлять в суд. То есть оно было возбуждено исключительно из-за жалоб потерпевшего. Вот по таким делам, конечно, сроки расследования нарушаются систематически, и с этим надо бороться», – подчеркнул адвокат.

Согласно докладу самая большая группа обращений касалась стадии предварительного расследования (41%). По сравнению с 2022 г. их количество увеличилось на 27%. Заявители жаловались на необоснованность возбуждения уголовных дел, длительность сроков уголовного судопроизводства, незаконность следственных действий, несправедливость оценки доказательств. При этом количество обращений, связанных с обоснованностью уголовного преследования, увеличилось на 34% (2114). Также заявители часто поднимали проблемы оценки доказательств на стадии предварительного расследования (826).

Канд. юрид. наук, доцент И.Н.Чеботарева посвятила свой доклад рассмотрению проблем привлечения адвокатом-защитником специалиста к участию в уголовном деле. Часть 2 ст. 58 УПК РФ указывает, что вызов и порядок участия специалиста в уголовном судопроизводстве определяется статьями 168 и 270 УПК РФ. Статья 168 УПК РФ говорит нам о том, что следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста, он же разъясняет ему права, ответственность (в том числе уголовную, предусмотренную ст. 307, 308 УК РФ), порядок производства следственного действия (ч. 5 ст. 164 УПК РФ). Следователь же определяет компетенцию специалиста и выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему. Как мы видим, достаточно четко прописана процедура привлечения специалиста в уголовный процесс следователем и ни слова о защитнике. Статья 270 УПК РФ регулирует вопрос привлечения специалиста судом в ходе судебного разбирательства. Таким образом, указание законодателя на право защитника привлекать специалиста декларативно и не находит своего подтверждения в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. И.Н.Чеботарева также указывает, что УПК РФ не содержит сведений о порядке выполнения двух других форм деятельности специалиста: ставить вопросы перед экспертом и разъяснять вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию. Причем регулирования данного вопроса нет как для защитника, так и для органов, ведущих производство по уголовному делу.

По мнению автора, для правильной трактовки терминологической пары компетентность/некомпетентность переводчика необходимо учесть следующее: следователь, а также лица, имеющие право заявлять отвод переводчику, оценивают квалификацию переводчика, то есть оценивают его профессиональные знания и навыки в области практического языкознания, а именно: следующие компоненты профессиональной переводческой компетенции: языковая, коммуникативная, текстообразующая, техническая, а также некоторые обязательные личностные характеристики. Докладчиком отмечается, что поскольку указанные составляющие переводческой компетенции являются критериями профессиональной оценки деятельности переводчика, то они могут быть положены в основу оценки переводческой компетентности в уголовном процессе.

Вам может понравиться =>  Что Забирают Судебные Приставы Из Квартиры

Учебник для магистрантов; Уголовно-процессуальное право: актуальные проблемы теории и практики

Тема 8.ПРОБЛЕМЫ ЕДИНСТВА И ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ………………………………367
8.1. Единство уголовно-процессуальной формы как проявление принципа законности.
Основания дифференциации процедур уголовного судопроизводства ……..367
8.2. Суд присяжных как отражение единства и дифференциации процессуальной формы. Проблемы совершенствования производства в суде присяжных ……..379
8.3. Сделка о признании вины (соглашение о сотрудничестве) ………………………………………..400
8.4.Особый порядок судебного разбирательства:проблемы применения и перспективы развития ……..413

Работая над предлагаемым учебником, авторский коллектив не стремился продублировать ни один из имеющихся вузовских учебников уголовно-процессуального права, а тем более – заменить их. Предполагается, что главный адресат данного учебника – это магистрант, успешно прошедший курс обучения по программе бакалавриата, а потому – имеющий достаточный уровень теоретической подготовки, знающий положения уголовно-процессуального законодательства и обладающий общим представлением о современных проблемах уголовно-процессуальной науки. Учебник, как и изучаемая дисциплина, назван «Актуальные проблемы уголовно-процессуального права» и нацелен на дальнейшее профессиональное развитие обучающегося, выработку у него навыков ведения научной полемики, выбора и формулирования собственной позиции в любых дискуссиях и выстраивания системы ее аргументации.
Содержание учебника в полной мере отвечает его названию. Авторы стремились избегать пересказа общеизвестных и бесспорных положений, знание которых предусмотрено программой вузовской подготовки, а также пересказа и комментариев предписаний законов, не вызывающих трудностей правоприменения и научных дискуссий. К научной же полемике в учебнике проявлено особое отношение: отдельные авторы учебника придерживаются разных, порой трудно совместимых между собой, а нередко и противоположных взглядов, которые не просто соседствуют в одном учебном издании, но и помещены в единую логическую схему изложения. При этом авторство отдельных глав и параграфов строго разделено.
Такое положение в полной мере характерно и для современной уголовно-процессуальной науки в целом, находящейся в вечном поиске баланса между публичным и диспозитивным началами в правовом регулировании отношений государства и человека в связи с производством по уголовному делу. В мировом масштабе этот поиск привел к формированию двух кардинально различающихся моделей уголовного процесса – англосаксонской (англо-американской) и континентально-европейской (романо-германской). Обе модели с множеством национально-правовых наслоений сосуществуют в мире уже несколько столетий, не утрачивая принципиальной качественной определенности, но не исключая и конвергенции в части отдельных норм и институтов. Ни одна из моделей не доказала своих бесспорных преимуществ, ни одна из них не лишена изъянов, дающих повод для критики. Значительная часть споров в отечественной уголовно-процессуальной науке порождена приверженностью авторов той или другой модели уголовного судопроизводства и соответствующими подходами в оценке российской правовой реальности, тенденций и перспектив развития отечественной правовой системы. Не избежали этих противоречий и авторы настоящего учебника. В поиске оптимального сочетания публичного и диспозитивного начал, авторы разных глав и параграфов, особенно касающихся проблем доказывания, состязательности процесса и досудебного производства, нередко высказывают противоположные и в равной степени категоричные суждения. Каждое из этих суждений имеет свое теоретическое обоснование, каждое из них может быть подкреплено соответствующими эмпирическими и социологическими данными, и при этом каждое из них может вызывать возражения именно в силу своей категоричности. Такой же разброс крайних суждений по поводу фундаментальных основ уголовного судопроизводства характерен и для всей российской уголовно-процессуальной науки, которая в ходе реформ особенно ярко проявила свою идейную неоднородность.
Трудно, например, примирить между собой высказывание о том, что «истина является целью уголовного судопроизводства», и вывод о том, что «истина не является целью доказывания в состязательном уголовном судопроизводстве».
Первая мысль вызывает возражения в связи с тем, что цели уголовного судопроизводства несравнимо шире и богаче – найти оптимальный, наиболее отвечающий интересам общества и правовым интересам личности способ разрешения социального конфликта, порожденного преступлением. Именно поэтому государство сознательно отказывается от преследования цели дознаться любой ценой, что, например, знает мать о деяниях своего сына, а адвокаты или священники – о тайнах клиентов и прихожан, и устанавливает целый комплекс разных по содержанию иммунитетов. Допустимость и возможность, а в некоторых случаях – и желательность компромиссных вариантов разрешения уголовно-правового конфликта (статья 25, главы 40 и 40.1, ст.125 УПК РФ) – это яркое подтверждение того, что установление истины, как таковое, не является и не может являться целью всего уголовного судопроизводства. Выяснять, например, фактические подробности драки между соседями по коммунальной квартире, которые помирились на следующий день, – занятие, как правило, бессмысленное и абсолютно не отвечающее целям уголовного судопроизводства.
Второе утверждение о том, будто бы установление истины не является целью доказывания, ничуть не менее спорно. Доказывание – это деятельность, осуществляемая разными субъектами, реализующими разные интересы и преследующими разные субъективные цели. Однако все разнонаправленные действия этих субъектов уложены законодателем в единую процедурную схему, принципиально нацеленную им на установление юридически значимых обстоятельств уголовного дела и принятие по нему объективно правильного властного решения. Это и есть то самое «коренное начало правды» (профессор Я.И.Баршев, 1841 год), ради которого создавались когда-то государственные суды и вся система уголовного судопроизводства. Никакие властные решения, в принципе, не должны приниматься «вслепую», основания для них должны быть установлены достоверно, благодаря состязательному выявлению всех юридически значимых черт исследуемого события. Только основания эти для разных решений – разные. Так, например, для реализации уже упоминавшихся «компромиссных процедур» при всей их доказательственной специфике достоверно должны быть установлены: 1) возможность отнесения конкретного события к числу тех, в отношении которых допускается компромисс; 2) свобода волеизъявления лиц, выражающих предусмотренное законом согласие на применение компромиссных процедур; 3) полное понимание этими лицами как существа собственного волеизъявления, так и всех его правовых и фактических последствий. Какие-то черты исследуемого события здесь, разумеется, останутся «за кадром», но это отнюдь не означает, что государственный орган, принимающий властное решение на своем юрисдикционном уровне, вправе позволить кому-либо ввести себя в заблуждение относительно правомерности принимаемого лично им решения.
Разные взгляды авторов на роль суда в состязательном уголовном процессе вообще и в доказывании, в частности, также порождают, как известно, оживленные споры в науке. Не решаясь вдаваться в эти дискуссии в кратком «Предисловии», обозначим лишь свое принципиальное отношение к социальной сущности и правовым основаниям судейского усмотрения, поскольку именно к ним, в конечном счете, апеллируют все спорящие. Известный латинский афоризм «Судья – это говорящий закон» («Judex est lex loquens»), подчеркивающий не только непредвзятость суда, но и незыблемый авторитет судебной власти и судебных решений, в цивилизованном государстве не должен приобретать примитивно-бюрократического смысла: «Это так, потому что судье так захотелось сказать». У всех заинтересованных лиц и у гражданского общества в целом не должно оставаться сомнений в том, что судья в каждом конкретном случае имел достаточные основания сказать именно так, независимо от того, удовлетворило это кого-то лично или нет. Суд, постановляя как обвинительный, так и оправдательный приговор, применяет власть, а любое применение власти должно иметь достаточные основания. Собственная убежденность суда в законности и обоснованности, а по сути – в объективной правильности принимаемого решения должна быть выражена в мотивировке этого решения, понятной любому здравомыслящему человеку. Если основанием для оправдания является недоказанность обвинения, из приговора должно быть со всей определенностью видно, что доказательств виновности действительно нет, либо они мотивированно отвергнуты судом. Исходя из этого, можно, как представляется, сформировать собственное отношение к авторским выводам о том, является ли суд субъектом доказывания, либо только его адресатом, и является ли само доказывание – только лишь деятельностью по обоснованию виновности, либо оно все же является деятельностью, направленной на установление оснований любого властного решения по уголовному делу.
Строгость авторских противопоставлений (либо обвинитель – либо объективный исследователь; либо орган уголовного преследования – либо субъект свободной оценки доказательств), встречающихся в разных разделах учебника, – есть проявление все той же полярности взглядов, характерных для всей российской уголовно-процессуальной науки. Эта теоретическая специфика, в свою очередь, является отражением российской правовой реальности: обвинительный уклон в любой правоприменительной деятельности не только всегда был и остается предметом общественного обсуждения, но и многократно официально констатировался Европейским судом по правам человека (далее также «Европейский суд» или «ЕСПЧ»). Одни авторы считают эту реальность исправимой патологией, которую можно преодолеть правильной организацией правоохранительной системы, другие эту же реальность считают нормальным, функционально обусловленным явлением, которому надо противопоставить активную и полноправную профессиональную защиту. Определяя собственную позицию по этому вопросу, необходимо учитывать, что обвинительный уклон отмечается международным сообществом и Европейским судом не только в деятельности российских органов расследования и прокуратуры, но и в российских судах. И уж последнее-то никак нельзя принять как данность. Буквальное прочтение ст.2 Конституции РФ позволяет утверждать, что любое должностное лицо, действующее от имени государства, в принципе, не имеет права быть субъективным в исследовании обстоятельств дел, входящих в его компетенцию, и в принятии по ним властных решений. Это нельзя не учитывать, оценивая авторское утверждение о том, что «обеспечение права на защиту не соответствует роли обвинителя», либо суждение другого автора о том, что «субъектом свободной оценки доказательств является только суд».
Представляя настоящий учебник, можно с уверенностью утверждать, что в нем в той или иной мере получил отражение весь спектр мнений, существующих в современной российской уголовно-процессуальной науке, в профессиональной юридической среде, в обществе. Мнение ответственного редактора – тоже лишь одно из мнений в этом многоцветном спектре, вовсе не претендующее на «подведение черты» под научными дискуссиями. Многообразие научных воззрений, представленных в одном учебном издании, мы считаем главной его характеристикой, вселяющей надежду на читательский интерес к этому изданию и на пользу, которую оно может принести в подготовке высококвалифицированных и самостоятельно мыслящих юридических кадров, готовых ответить на любой вызов времени.

Вам может понравиться =>  Реприсированная Немка Пенсия

По нашему мнению, уголовно-процессуальное законодательство проходит переходный период, время преобразований. Мы не предлагаем полностью переписать УПК РФ, необходимо оставить прежние нормы, которые оправдали себя в применение и являются актуальными и в настоящее время, но так же необходимо исключить устаревшие положения и нормы. Однако изменения, вносимые в настоящее время, больше напоминают «перекраивание» и «латание дыр», это негативно влияет на Кодекс в целом, он теряет свою системность, обобщенность и компактность, что в свою очередь присущи кодифицированному акту.

Барышникова, П. С. Актуальные проблемы становления и развития уголовно-процессуальной политики в Российской Федерации / П. С. Барышникова. — Текст : непосредственный // Право: история, теория, практика : материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, октябрь 2022 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2022. — С. 14-16. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/345/15259/ (дата обращения: 04.04.2022).

Лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой или иной организации независимо от формы собственности либо в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, а также поверенные, представляющие в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности, не могут быть признаны должностными лицами и в случае незаконного получения ими ценностей либо пользования услугами за совершение действия (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым служебным положением подлежат ответственности по ст. 204 УК РФ.

Уголовный закон является юридической базой для осуществления правосудия по уголовным делам, реализации уголовной политики государства в сфере борьбы с преступностью. Деятельность органов предварительного расследования, а также суда по осуществлению правосудия основана на строгом и неукоснительном соблюдении уголовного законо­дательства. Никто не может быть привлечен к уголовной ответственно­сти и осужден за деяния, которые не признаны в качестве преступлений уголовным законом.

2) На борту российского круизного судна «А.П.Чехов» во время стоянки в морском порту Генуя (Италия) была совершена кража крупной суммы денег. Возможно ли незамедлительное возбуждение уголовного дела по данному факту? Если да, то по законам какого государства? Кто вправе возбудить уголовное дело?

Одной из форм изучения специальной дисциплины «Актуальные проблемы уголовного процесса» наряду с лекциями и семинарскими занятиями (в том числе и в виде ролевых игр) является самостоятельная работа студентов – написание рефератов, подготовка к семинарским занятиям, участие в научных конференциях, изучение нормативных и научных источников. Кроме того, студенты должны участвовать в консультациях и индивидуальных собеседованиях.

Актуальные проблемы уголовного процесса в РФ

Определенное движение в этом направлении показывает ст. 6 ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», именуемая «Недопустимость вмешательства в деятельность Следственного комитета» и фактически предоставляющая его следователям независимость от органов исполнительной власти // СЗ РФ. 2011. N 1. Ст. 15.

Общее требование Конституции (ст. 123) и УПК Российской Федерации (ст. 15) о том, чтобы уголовное судопроизводство осуществлялось на основе состязательности сторон, нельзя признать полностью реализованным, поскольку на досудебных стадиях процесса законодатель сохранил существенные элементы следственного (инквизиционного, или розыскного) порядка судопроизводства, при котором уголовный преследователь сосредоточивает в своих руках не только обвинительную, но и значительную часть судебной власти. Главное наследие инквизиционного порядка в российском уголовном процессе состоит в том, что следователь и дознаватель, наряду с судом, сразу получают судебные доказательства, в то время как в процессуальных системах, последовательно придерживающихся состязательного начала (Англия, США, Италия и др.), предусмотрена особая судебная процедура проверки и признания допустимыми в качестве судебных доказательств, которые сторона уголовного преследования собрала на предварительном производстве и представила перед судом. Кроме того, следователь предъявляет официальное обвинение не в судебном заседании, перед лицом независимого суда, как это и должно происходить в подлинно состязательном судопроизводстве, а самостоятельно, в сугубо инквизиционном порядке (гл. 23 УПК РФ).

Институт гражданского иска в уголовном процессе неэффективен. Данная проблема обсуждалась на 5 Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Женева, 1-12, сентября 1975г.): «…символическое возмещение вреда вряд ли сможет хотя бы частично компенсировать боль и страдания, перенесенные потерпевшими и их семьями».

Кардинальным в решении суда являются цели и задачи уголовного судопроизводства, стоящие перед судебной системой, за нарушение которых могут, по таким же субъективным основаниям, отменить решение, а при неоднократности вызвать судью на квалификационную комиссию.

Актуальные проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики

В статье представлен аналитический обзор новых законодательных актов, принятых в Украине, в которых отражены основные направления реформирования в сфере законодательства в органах государственной службы и службы местного самоуправления, а также затрагиваются вопросы финансовой подотчетности обеспечения политических партий, пересмотра антикоррупционных программ в структуре государственных органов, проведения мониторинга в сфере государственных закупок, внесения изменений в судебную систему и органы уголовной юстиции, обеспечения свободной конкуренции и установления ответственности за подкуп лиц, работающих в частных компаниях. По результатам аналитического обзора можно сделать выводы, что в стране принят ряд нововведений: создано Национальное агентство, которое занимается решением вопросов в сфере предотвращения коррупции в качестве центрального органа исполнительной власти со специальным статусом; формируется перечень конкретных ограничений в отношении использования служебного положения при получении подарков; ограничиваются возможности государственных служащих, ведущих трудовую деятельность по совместительству; вводятся регламентированные фундаментальные правила этичного поведения для государственных служащих; усиливается финансовый контроль (уделяется особое внимание предоставлению декларации о доходах); законодателем уточняются лица, имеющие полномочия оказывать помощь в сфере борьбы с коррупцией; проводятся специальные проверки кандидатов, претендующих на занятие высоких государственных должностей. На основе анализа новых законов, принятых в Украине, автором обозначены факторы, препятствующие эффективной борьбе с коррупцией в стране, основными из которых являются коррупция в сфере государственных закупок, в судебной системе и органах уголовной юстиции, в деятельности органов исполнительной власти, в частном секторе, а также практическое отсутствие ответственности за подкуп лиц, работающих в частных компаниях, правил специальной конфискации за все коррупционные преступления, гарантий защиты изобличителей фактов коррупции и единого государственного реестра юридических лиц, причастных к коррупции.

В статье рассматривается проблема незаконной рубки лесных насаждений в России, научная и процессуальная составляющая систематической работы различных организаций и ведомств по выработке механизмов борьбы с правонарушениями в лесной отрасли промышленности, представлено авторское видение расследования отдельного вида экологических преступлений в рамках обеспечения экономической безопасности государства. Автор отмечает, что различные нарушения, связанные с лесными ресурсами, не являются новыми видами правонарушений для нашей страны. Ещё в XIX веке в Российской Империи основополагающие направления государственной деятельности по предотвращению нарушений лесного законодательства были закреплены в Лесном Уставе, в котором были перечислены проступки, преступления и определена мера наказания за их совершение. Ежегодный рост количества выявляемых правоохранительными органами преступлений, связанных с нарушениями лесного законодательства, влечёт за собой необходимость формирования наиболее эффективных способов обнаружения, фиксации и исследования доказательств. При этом осмотру места происшествия, как первичному следственному действию, необходимо уделять особое внимание. Он, на наш взгляд, должен осуществляться на высоком уровне, тщательно и качественно, что позволит в дальнейшем для формирования доказательственной базы проводить достаточное количество различных экспертиз, в том числе и судебно-ботаническую с применением методов дендрохронологии. Заключение судебно-ботанической экспертизы может служить подтверждением легальности заготовки древесины, а также средством контроля качества продукции из древесины.

Учебник для магистрантов; Уголовно-процессуальное право: актуальные проблемы теории и практики

Тема 1. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС КАК НАУКА. РОЛЬ НАУКИ В РАЗВИТИИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
ПРАВА ……
………………………………………….16
1.1. Наука уголовно-процессуального права. Предмет ее изучения. История развития
науки уголовно-процессуального права . ………………..16
1.2. Краткий очерк развития научных концепций уголовного судопроизводства. Становление
инквизиционного судопроизводства в России………………. 19
1.3. Судебная реформа XIX века в России. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. ………………………24
1.4. Уголовный процесс советского периода Концепция судебной реформы в Российской Федерации ………………………………………………..28
1.5. Действующий УПК Российской Федерации. Изменения и дополнения УПК РФ ……………….………………….…36

Работая над предлагаемым учебником, авторский коллектив не стремился продублировать ни один из имеющихся вузовских учебников уголовно-процессуального права, а тем более – заменить их. Предполагается, что главный адресат данного учебника – это магистрант, успешно прошедший курс обучения по программе бакалавриата, а потому – имеющий достаточный уровень теоретической подготовки, знающий положения уголовно-процессуального законодательства и обладающий общим представлением о современных проблемах уголовно-процессуальной науки. Учебник, как и изучаемая дисциплина, назван «Актуальные проблемы уголовно-процессуального права» и нацелен на дальнейшее профессиональное развитие обучающегося, выработку у него навыков ведения научной полемики, выбора и формулирования собственной позиции в любых дискуссиях и выстраивания системы ее аргументации.
Содержание учебника в полной мере отвечает его названию. Авторы стремились избегать пересказа общеизвестных и бесспорных положений, знание которых предусмотрено программой вузовской подготовки, а также пересказа и комментариев предписаний законов, не вызывающих трудностей правоприменения и научных дискуссий. К научной же полемике в учебнике проявлено особое отношение: отдельные авторы учебника придерживаются разных, порой трудно совместимых между собой, а нередко и противоположных взглядов, которые не просто соседствуют в одном учебном издании, но и помещены в единую логическую схему изложения. При этом авторство отдельных глав и параграфов строго разделено.
Такое положение в полной мере характерно и для современной уголовно-процессуальной науки в целом, находящейся в вечном поиске баланса между публичным и диспозитивным началами в правовом регулировании отношений государства и человека в связи с производством по уголовному делу. В мировом масштабе этот поиск привел к формированию двух кардинально различающихся моделей уголовного процесса – англосаксонской (англо-американской) и континентально-европейской (романо-германской). Обе модели с множеством национально-правовых наслоений сосуществуют в мире уже несколько столетий, не утрачивая принципиальной качественной определенности, но не исключая и конвергенции в части отдельных норм и институтов. Ни одна из моделей не доказала своих бесспорных преимуществ, ни одна из них не лишена изъянов, дающих повод для критики. Значительная часть споров в отечественной уголовно-процессуальной науке порождена приверженностью авторов той или другой модели уголовного судопроизводства и соответствующими подходами в оценке российской правовой реальности, тенденций и перспектив развития отечественной правовой системы. Не избежали этих противоречий и авторы настоящего учебника. В поиске оптимального сочетания публичного и диспозитивного начал, авторы разных глав и параграфов, особенно касающихся проблем доказывания, состязательности процесса и досудебного производства, нередко высказывают противоположные и в равной степени категоричные суждения. Каждое из этих суждений имеет свое теоретическое обоснование, каждое из них может быть подкреплено соответствующими эмпирическими и социологическими данными, и при этом каждое из них может вызывать возражения именно в силу своей категоричности. Такой же разброс крайних суждений по поводу фундаментальных основ уголовного судопроизводства характерен и для всей российской уголовно-процессуальной науки, которая в ходе реформ особенно ярко проявила свою идейную неоднородность.
Трудно, например, примирить между собой высказывание о том, что «истина является целью уголовного судопроизводства», и вывод о том, что «истина не является целью доказывания в состязательном уголовном судопроизводстве».
Первая мысль вызывает возражения в связи с тем, что цели уголовного судопроизводства несравнимо шире и богаче – найти оптимальный, наиболее отвечающий интересам общества и правовым интересам личности способ разрешения социального конфликта, порожденного преступлением. Именно поэтому государство сознательно отказывается от преследования цели дознаться любой ценой, что, например, знает мать о деяниях своего сына, а адвокаты или священники – о тайнах клиентов и прихожан, и устанавливает целый комплекс разных по содержанию иммунитетов. Допустимость и возможность, а в некоторых случаях – и желательность компромиссных вариантов разрешения уголовно-правового конфликта (статья 25, главы 40 и 40.1, ст.125 УПК РФ) – это яркое подтверждение того, что установление истины, как таковое, не является и не может являться целью всего уголовного судопроизводства. Выяснять, например, фактические подробности драки между соседями по коммунальной квартире, которые помирились на следующий день, – занятие, как правило, бессмысленное и абсолютно не отвечающее целям уголовного судопроизводства.
Второе утверждение о том, будто бы установление истины не является целью доказывания, ничуть не менее спорно. Доказывание – это деятельность, осуществляемая разными субъектами, реализующими разные интересы и преследующими разные субъективные цели. Однако все разнонаправленные действия этих субъектов уложены законодателем в единую процедурную схему, принципиально нацеленную им на установление юридически значимых обстоятельств уголовного дела и принятие по нему объективно правильного властного решения. Это и есть то самое «коренное начало правды» (профессор Я.И.Баршев, 1841 год), ради которого создавались когда-то государственные суды и вся система уголовного судопроизводства. Никакие властные решения, в принципе, не должны приниматься «вслепую», основания для них должны быть установлены достоверно, благодаря состязательному выявлению всех юридически значимых черт исследуемого события. Только основания эти для разных решений – разные. Так, например, для реализации уже упоминавшихся «компромиссных процедур» при всей их доказательственной специфике достоверно должны быть установлены: 1) возможность отнесения конкретного события к числу тех, в отношении которых допускается компромисс; 2) свобода волеизъявления лиц, выражающих предусмотренное законом согласие на применение компромиссных процедур; 3) полное понимание этими лицами как существа собственного волеизъявления, так и всех его правовых и фактических последствий. Какие-то черты исследуемого события здесь, разумеется, останутся «за кадром», но это отнюдь не означает, что государственный орган, принимающий властное решение на своем юрисдикционном уровне, вправе позволить кому-либо ввести себя в заблуждение относительно правомерности принимаемого лично им решения.
Разные взгляды авторов на роль суда в состязательном уголовном процессе вообще и в доказывании, в частности, также порождают, как известно, оживленные споры в науке. Не решаясь вдаваться в эти дискуссии в кратком «Предисловии», обозначим лишь свое принципиальное отношение к социальной сущности и правовым основаниям судейского усмотрения, поскольку именно к ним, в конечном счете, апеллируют все спорящие. Известный латинский афоризм «Судья – это говорящий закон» («Judex est lex loquens»), подчеркивающий не только непредвзятость суда, но и незыблемый авторитет судебной власти и судебных решений, в цивилизованном государстве не должен приобретать примитивно-бюрократического смысла: «Это так, потому что судье так захотелось сказать». У всех заинтересованных лиц и у гражданского общества в целом не должно оставаться сомнений в том, что судья в каждом конкретном случае имел достаточные основания сказать именно так, независимо от того, удовлетворило это кого-то лично или нет. Суд, постановляя как обвинительный, так и оправдательный приговор, применяет власть, а любое применение власти должно иметь достаточные основания. Собственная убежденность суда в законности и обоснованности, а по сути – в объективной правильности принимаемого решения должна быть выражена в мотивировке этого решения, понятной любому здравомыслящему человеку. Если основанием для оправдания является недоказанность обвинения, из приговора должно быть со всей определенностью видно, что доказательств виновности действительно нет, либо они мотивированно отвергнуты судом. Исходя из этого, можно, как представляется, сформировать собственное отношение к авторским выводам о том, является ли суд субъектом доказывания, либо только его адресатом, и является ли само доказывание – только лишь деятельностью по обоснованию виновности, либо оно все же является деятельностью, направленной на установление оснований любого властного решения по уголовному делу.
Строгость авторских противопоставлений (либо обвинитель – либо объективный исследователь; либо орган уголовного преследования – либо субъект свободной оценки доказательств), встречающихся в разных разделах учебника, – есть проявление все той же полярности взглядов, характерных для всей российской уголовно-процессуальной науки. Эта теоретическая специфика, в свою очередь, является отражением российской правовой реальности: обвинительный уклон в любой правоприменительной деятельности не только всегда был и остается предметом общественного обсуждения, но и многократно официально констатировался Европейским судом по правам человека (далее также «Европейский суд» или «ЕСПЧ»). Одни авторы считают эту реальность исправимой патологией, которую можно преодолеть правильной организацией правоохранительной системы, другие эту же реальность считают нормальным, функционально обусловленным явлением, которому надо противопоставить активную и полноправную профессиональную защиту. Определяя собственную позицию по этому вопросу, необходимо учитывать, что обвинительный уклон отмечается международным сообществом и Европейским судом не только в деятельности российских органов расследования и прокуратуры, но и в российских судах. И уж последнее-то никак нельзя принять как данность. Буквальное прочтение ст.2 Конституции РФ позволяет утверждать, что любое должностное лицо, действующее от имени государства, в принципе, не имеет права быть субъективным в исследовании обстоятельств дел, входящих в его компетенцию, и в принятии по ним властных решений. Это нельзя не учитывать, оценивая авторское утверждение о том, что «обеспечение права на защиту не соответствует роли обвинителя», либо суждение другого автора о том, что «субъектом свободной оценки доказательств является только суд».
Представляя настоящий учебник, можно с уверенностью утверждать, что в нем в той или иной мере получил отражение весь спектр мнений, существующих в современной российской уголовно-процессуальной науке, в профессиональной юридической среде, в обществе. Мнение ответственного редактора – тоже лишь одно из мнений в этом многоцветном спектре, вовсе не претендующее на «подведение черты» под научными дискуссиями. Многообразие научных воззрений, представленных в одном учебном издании, мы считаем главной его характеристикой, вселяющей надежду на читательский интерес к этому изданию и на пользу, которую оно может принести в подготовке высококвалифицированных и самостоятельно мыслящих юридических кадров, готовых ответить на любой вызов времени.

Adblock
detector